Куньк

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3093
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Олег Силин (Скаерман).
Таких жестянок на планетарных орбитах было множество. Их ласково и по привычке называли космическим мусором. Разноплановые модели уступили место единым унифицированным модулям, разработанным совместно США, Россией, ЕС и Китаем. Этот не был исключением. Цилиндр, вращающийся вокруг своей оси, покрытый плитами солнечных батарей, сложная кольцевидная конструкция на условном верху и три разнесенных под углом 120 градусов стыковочных узла. Модули были рассчитаны на стыковку с транспортными кораблями или с другими модулями, что позволяло создавать временные орбитальные городки… Конечно, если в них была необходимость, что случалось крайне редко. Чаще всего цилиндры дрейфовали по своим орбитам, предоставляя своему экипажу безграничные возможности по налаживанию межчеловеческих коммуникаций.

Стандартный экипаж такого модуля обычно состоял из трех человек, каждый из которых был «и швец, и жнец и на дуде игрец». Члены экипажа по очереди несли восьмичасовую вахту, выполняя поставленные Большим Командованием задачи. А чаще всего ничего не делая, развлекаясь во время вахт прикладной астрономией или играя в необъяснимо популярную среди космонавтов бродилку Doom.

На орбите Сатурна, в главной рубке модуля Sat812RE на вахте-три дежурил Эдмунд. Поляк, выросший в России, но не впитавший в себя «разудалой» русский дух. Скорее наоборот, Эдмунд в некоторых вопросах был на удивление практичен. Порой настолько, что любой немец мог бы поставить его в пример. Эдмунд прекрасно уживался с любым человеком, а его немногословность вкупе с профессией придавали ему особый шарм в глазах друзей и знакомых.

Посреди вахты в рубку вошел весельчак и балагур Марат. За глаза его называли «веселый татарин». Марат не обижался, наоборот, сделал это прозвище сетевым ником. От его приколов иной раз падали в обморок модераторы внутренней сети. Как ни странно, но Эдмунд больше сошелся именно с ним, чем с педантичным командиром-полковником. Обычно это объясняли их совместной с Маратом учебой в Питерском Аэрокосмическом Университете. То, что ребята познакомились уже после выпуска, ничуть не смущало правдоискателей. Логика в их объяснении была, но дело обстояло куда проще. Эдмунду просто нравились шутки товарища. А финн-полковник никогда не шутил.

Марат притормозил за спиной у поляка и проникновенно сказал:

- Эдька, а у меня есть что-то!

Эдмунд повернул кресло, чтобы видеть напарника и потребовал:

- Выкладывай.

Марат выложил из контейнера финик. Эдмунд взял фрукт, покрутил его, надкусил. Финик оказался приятным на вкус.

- Неплохо.

Марат воздел очи долу.

- Эд, вот сразу видно, что ты не русский.

- Ты тоже.

- Я тоже, - согласился Марат. - Но я быстро научился… В мою прошлую вахту ребята с «Союза-МТС5» нам ящичек подкинули.

- С финиками?

- С фиииниками. – передразнил Эдмунда татарин. Вышло похоже. Поляк улыбнулся.

- Не только с финиками. Финики - это нам как витаминки прислали. Чтоб, значит, не химию всякую, а естественным путем. Марат теперь передразнивал главного врача.

- Марат, вижу у тебя хорошее настроение, - заметил Эдмунд, - может быть, ты хочешь немного прибраться? Например, спрятать куда-нибудь банку c пивом, которая стоит у тебя в каюте.

- Как увидел?

- Ее тяжело было не увидеть…

Модуль дернулся. Эдмунд мгновенно отвернулся от напарника, развернул голограмму внешнего обзора. Небольшой поток камней, не редкость в окрестностях Сатурна. Эдмунд активировал дополнительный контур защиты, то и дело вручную корректируя поле отталкивания (или «щит», как его называли в околонаучных кругах). Вскоре поток пошел на убыль. Эдмунд немного расслабился. Вдруг практически по центру возник какой-то объект, движущийся с ненормально высокой скоростью. Пятнышко очень быстро достигло границ поля отталкивания и миновало его. Поляк даже немного растерялся. Его учили, что поле невозможно пройти. Личный опыт подсказывал то же самое. Но… «бумк», донесшийся откуда-то сверху, послужил очередным доказательством очевидности невероятного.

- Эдька! Марат был доволен. – Эдька, у нас внештатная ситуация! Татарин радовался так, как будто ему только что выписали огромную премию. – О нас напишут!

- Напишут. И не раз. Хорошо еще, если выпустят потом в космос.

- Да не говори ерунды. Было бы что то серьезное – мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Давай, запусти тест и убедишься, что все в порядке.

В этом Марат был прав. В критической ситуации компьютер модуля самостоятельно поднял бы тревогу – по старинке, воем сирены. Сейчас же было тихо. Хотя…

- Марат, что это за звук? Как будто кто-то пинает по коридору твою банку.

- Полковник проснулся и играет в футбол? – шутливо предположил Марат и выглянул за дверь. Его лицо внезапно вытянулось, и он выдохнул: Ой-ё…

Грохот повторился вновь. Эдмунд встал с кресла, подошел к напарнику. Выглянул за дверь.

И оторопел сам.

На него уставились два больших круглых глаза. И это не были глаза полковника.

Напротив космонавтов стояло презабавное существо. Пушистое, с серебристой переливающейся шерсткой, длинными остроконечными ушами, черным носиком и огромными голубыми глазами. Существо стояло на четырех лапах, под передней была зажата жестянка. Пушистик смотрел на Марата и Эдмунда, забавно подергивая ушками и переминаясь на задних лапках. Потом, видимо, существу надоело изучать людей и оно сильно ударило лапкой по жестянке. Банка протарахтела мимо Марата и покатилась дальше по коридору. Чудик бросился за ней, на секунду обмахнув Эдмунда роскошным пушистым хвостом, и через пару секунд его уже не было видно. Только доносящийся из-за угла дребезг и высокие звуки «кхень-кхень-кхень!» выдавали присутствие чужака на модуле. И тонкий ручеек пролитого пива на палубе.

Марат повернулся к Эдмунду

- Ну, что делать будем?

Поляк пришел в себя и двинулся обратно к пульту, на ходу оборонив: «Действовать согласно инструкции К8». Татарин в два прыжка подскочил к Эдмунду.

- Не надо!

- Это еще почему? – в голове у Эдмунда не укладывалось, почему он должен нарушать инструкцию, которая четко регламентировала действия в случае проникновения чужаков на борт модуля.

- Эдмунд, не надо, ты видел, какой он славный!

- Марат, что с тобой? Мы должны выполнить инструкцию. Чужак на борту! Отпусти мою руку, слышишь?

- Не отпущу!

- Отпусти немедленно. Чем он на тебя так подействовал? Загипнотизировал, что ли? Отпусти руку! Веди себя как профессионал, а не как впечатлительная барышня.

Марат отпустил руку, отступил на шаг и спокойным голосом начал возражать напарнику.

- Подумай, Эдька. Сейчас ты дернешь аварийный рубильник, корабль разделится перегородками на кучу мелких отсеков. И что это даст? Ничего! Вспомни, зверек сумел попасть в модуль при включенном поле. Неужели для него преградой будут какие-то стенки?

В дверь сунулся черный нос и на пороге возник пушистый источник проблемы. Чудик помахал ушами и, как показалось обоим космонавтам, осведомился «А тфук-тфук-тфук?».

Марат широко улыбнулся и развел руки, старательно демонстрируя пришельцу доброжелательность. Эдмунд тем временем повернулся к пульту с твердым намерением выполнить предписания… и обнаружил на нем «гостя». Пушистик устроился на верхней панели, как раз перед голограммой и пробовал трогать передними лапками звездочки. Эдмунд потянулся к рубильнику. Чудик отвлекся от голограммы и накрыл переключатель хвостом. Сзади Марат потихоньку шипел: «Ты до сих пор думаешь, что его стенки удержат? В контакт надо вступать, дубина!»

Поляк поразмыслил и признал – Марат прав. Если технически невозможно удержать чужака, значит, нужно попробовать оставить его по доброй воле. До появления группы быстрого реагирования, конечно.

Эдмунд широко улыбнулся. И поразился тому, насколько это естественно получилось. Ему хотелось улыбаться, глядя на мордашку зверька. Пушистик улыбнулся ему в ответ. Не оскалился и не показал зубы, а именно улыбнулся.

- Эдмунд. – сказал Эдмунд, указывая на себя. – Марат, - он ткнул рукой во второго космонавта.

Зверек улыбнулся и развернул уши.

- Эдмунд. – еще раз повторил поляк. – Марат.

Чудик вытянул переднюю лапку.

- Эмунт! – Марат!

Поляк воодушевился. Повторил еще раз представление себя и напарника. Сделал приглашающий жест в сторону зверька, мысленно спрашивая «Кто ты?» (как рекомендовала другая Инструкция).

- Т’куньк!

Зверек начал прыгать по панели, повторяя «Т’куньк! Куньк!»

Тут одна из лапок чудика нажала на кнопку. Модуль дернулся и начал вращаться быстрее. Марат не устоял на ногах и свалился на спину. Эдмунд упал более удачно, руками ухватившись за подлокотники кресла. Он подтянулся, втащил свое потяжелевшее тело в кресло и сумел достать до нужного регулятора. Скорость вращения начала падать. Куньк подпрыгнул в последний раз и куда-то исчез.

Марат встал и выбежал из рубки, бросив Эдмунду: «Пойду, поищу его!».

Пушистик обнаружился в каюте у Эдмунда. Куньк перетряхивал вещи, слегка подпрыгивая и что-то бормоча себе под носик. Марат остановился на пороге, с любопытством разглядывая беспорядок. Зверек заметил его, помахал лапкой: «Марат!» Татарин подошел поближе. Чудик оббежал пару раз вокруг него, потыкался по углам комнаты, еще раз заглянул в опустошенный шкафчик. Не обнаружив там чего-то, что искал, пушистик подбежал к Марату, развернул вверх уши и произнес целую речь:

- А секка мо, ар шки амматё кхиан-кхо инкщхи кхям!

И умильно посмотрел на космонавта.

Марат наклонился и рискнул почесать кунька за ушами. С некоторым опасением он прикоснулся пальцами к шерстке инопланетного существа. Но ничего экстраординарного Марат не ощутил. Как будто почесал за ушами кошку. На руке осталось ощущение живого тепла и мягкости. Куньк прикрыл глазки, сказал «Кхегем!» и подставил другое ухо.

Из локалкома донесся голос Эдмунда:

- Как успехи?

- Эмунт! – зверек вылез из-под руки Марата и опять исчез.

- Эдька, ты его спугнул! – рявкнул Марат и вновь побежал искать пушистика.

На этот раз Марат нашел его на «кухне». Чудик сидел на краю стола и опустошал запасы мармелада. Зверек быстро приловчился выдавливать в ротик тюбики космического рациона. За какую-то минуту куньк съел весь мармелад и теперь развлекался, вытаскивая из креплений тюбики и выдавливая их просто на пол. Марат охнул. Если пиво с пола можно было вытереть, а вещи вновь сложить, то объяснить полковнику, отчего резко уменьшилось количество рациона, будет сложновато.

- Эдмунд! Наш гость слопал весь мармелад!

Куньк повернулся на голос Марата, улыбнулся ему, бросил ему какой-то тюбик. Через мгновение зверек уже сидел на шкафчике и обнюхивал вентиляцию. Марат подошел поближе, стараясь не наступить в лужу картофельного пюре с печенью.

- Эй!

Чудик оторвался от вентиляционного отверстия, сверкнул своими голубыми глазенками. А затем пробежался по потолку и выскочил в открытую дверь.

- Ну что ты будешь делать! Эдмунд! Он опять сбежал.

Следующие полчаса Марат наматывал круги по кораблю. Кое-где виднелись следы активности кунька. Сам зверек космонавту на глаза никак не попадался.

Наконец, Марат заглянул на склад. Первое, что ему бросилось в глаза – валяющаяся на полу ковшовая балка поискового зонда. Он нагнулся и вздрогнул. Балка была аккуратно перегрызена, на остатках выносной фермы были четко различимы следы зубов.

С трудом оторвавшись от созерцания запчасти, Марат приметил пушистый хвост, торчащий из ящика с финиками.

- Куньк!

Довольная перемазанная мордашка вынырнула из ящика и сообщила: «Нкхьям!»

Марат не смог сдержать улыбки. Но уже через мгновение он вспомнил о бедной детали и стал подходить к пушистому любителю железа с куда большей осторожностью. Зверек вылез из ящика и начал бегать по складу вприпрыжку, покрикивая «Кхъем, кхъем, т’куньки!»

Чудик подбежал к железке, сел на задние лапки, передними схватился за балку и неожиданно легко начал ею размахивать. Марат на всякий случай отошел подальше.

- Эдмунд, что делать?

- Не знаю, Марик. По инструкции…

- Да я знаю, что по инструкции! – вскричал Марат. – Но он все равно развалил бы модуль по кусочкам.

Куньк вздрогнул и уронил балку. Оглянулся на Марата, провел лапкой по мордочке. Видимо понял, что испачкался. И тут же исчез.

- Эдька, опять! Где он может быть? Хотя.. сейчас проверю!

Марат побежал в отсек кают. Он предполагал, что чудик захочет привести себя в порядок. И, почему-то был уверен, что найдет его в душе.

Так и получилось. Зверек сидел в водоразбрызгивательной камере и старательно тер мордашку. Вокруг него суетилось марево водяной пыли. Его серебристая шерстка намокла и потемнела, из-за чего он уменьшился на вид почти вдвое. Марат сунулся в туман и отключил подачу воды. Сам он, конечно же, моментально промок. Зверек сидел на полу, смешно поворачивая голову. С его длинных ушей капала вода. Марат вышел в коридорчик, снял большое полотенце, завернул в него кунька (который оказался очень легким) и понес в главную рубку, оставляя за собой маленькие ручейки воды.

Марат, Эдмунд и пушистик сидели в рубке. Марат, оставив кунька на попечение поляка, успел сходить переодеться и принести два стула. Зверек за это время никуда не сбежал. Было похоже, что он немного устал. Эдмунд заварил чай и теперь все трое прихлебывали ароматный напиток. Куньку налили чай в блюдце. Чудик сначала долго принюхивался, а затем сел на задние лапки, взял передними блюдечко и стал пить, блаженно жмуря глазки.

- Марат, посмотри на него. Славный такой.

- Наконец-то ты понял.

Куньк допил чай, зевнул и улегся на стульчике, обернувшись пушистым хвостиком.

- Заснул.

- Да. Я тоже спать хочу. – Эдмунд зевнул и посмотрел на часы. – Кстати, моя вахта заканчивается и тебе сейчас заступать.

- Ну да, через полчаса.

- Полковник скоро проснется…

Марат подскочил.

- Черт! Надо ж хоть какой-то порядок навести! Эдька, поможешь?

- Ты же знаешь, я не могу с поста уйти.

- Конечно! А мне, значит, все убирать?

- Ты же настоял, чтобы…

- Знаю.

Марат резко встал и вышел.

Чудик поднял голову, мурлыкнул «мррхххии…» и опять улегся на бочок.

Проспал куньк совсем немного. Уже минут через десять он подпрыгнул и растворился прямо в воздухе.

- Марат! Куньк опять куда-то сбежал!

Через локалком были слышны чертыхания татарина, вновь начавшего наматывать круги по орбитальному модулю.

- Нашел! Он в научном отсеке! Перебирает образцы материалов.

- Господи, зачем оно ему?

- А я знаю? Кто его поймет…

Марат остановился в дверях, отстраненно наблюдая, как пушистик опустошает контейнеры с породами, собранными на Титане, Энцеладе, Япете.

Вдруг куньк радостно заверещал, вытащил один из контейнеров и стал на нем прыгать. Последний прыжок он сделал в сторону Марата. У его ног он сел на задние лапки и протянул ему переднюю.

- Марат!

- Что, куньк? – спросил Марат, присев на корточки и взяв лапку в свою руку. Заглянул зверьку в глазки. Голубые «белки», черные зрачки, в которых вспыхивали золотистые искорки. Чудик моргнул, ткнулся носиком в нос Марата, отпрыгнул к контейнеру, подхватил его и исчез.

- Эдмунд, мне кажется, он попрощался.

- Я тоже так думаю. Куньк и ко мне заглянул.

- Он, кажется, что-то искал… Интересно, что?

- Что было в том контейнере?

- Сейчас посмотрю… Таак, такие-то камушки, собраны на Дионе, координаты места такие-то… Нет, так просто не поймешь.

- Что именно вам не понятно? – твердый голос за спиной у Марата заставил татарина вздрогнуть. – Что у вас происходит?

- Господин полковник! Доброе утро…

Марат водил командира по станции, показывая следы разгрома. Полковник только кивал, обследуя кухню, душевую и склад. Попутно выяснилось, что пропали откушенная балка, остатки мармелада и фиников. Командир, закончив осмотр, собрал коллег в рубке.

- Господа, должен вам сказать, что в данной ситуации вы действовали абсолютно… правильно. Примите мою благодарность.

Эдмунд, ожидавший совсем другой реакции, удивленно посмотрел на полковника.

- Единственная моя претензия к вам – надо было немедленно меня разбудить. Командир не должен спать при чрезвычайной ситуации. Так что, господа, я принимаю вахту, а вы извольте вернуть помещения в первоначальный вид.

- Так точно, командир!

Уже выходя из рубки, Марат не удержался и спросил:

- Командир, как вы думаете, зачем ему понадобился контейнер с образцами и балка поискового зонда?

Полковник Теему Лихо посмотрел на Марата и ответил: «Вернетесь домой, поймете. Быть может».

Спустя пять лет, наблюдая за играющимся в песочнице сыном, Марат нашел ответ на свой вопрос.

Автор: Олег Силин (Скаерман).