Кто ты сегодня?

Понедельник, 11 июля 2011 г.
Просмотров: 4062
Подписаться на комментарии по RSS

 

Я живу на 15 этаже и по утрам часто выхожу на лоджию, чтобы увидеть мир, не заслоняемый соседними домами, во всем его великолепии. Мой дом - нечто экспериментальное в этом тихом городке, где до сих пор девятиэтажка была гордо именуема высоткой, а потому все остальные строения в нашем квартале намного ниже, и это радует.

Конечно же, глубокой осенью и в студеную зимнюю пору я на лоджию по утрам ни ногой ни траком, ибо кому же хочется видеть, куда уже через 15-20-, ну ладно, 25 минут придется выходить из, возможно, не самой уютной, но все же теплой и светлой холостяцкой берлоги. И кто придумал, что люди могут жить в этих широтах? Динозавры вон и те вымерли.

Потому на лоджию я только с того времени, когда ранним утром туда начинает победно выплывать солнышко. Тогда да, тогда выходим на залитую теплом лоджию, по-йоговски подставляем ладошки солнцу - раз, два, три, солнышко плыви... Плыви по сосудам, по косточкам, которые за зиму окончательно замерзли, по каждой клеточке умотанного, пожелтевшего от зимней спячки организма...одуванчикам можно питаться солнышком - значит и нам тоже можно. Хотя после солнышка все же кофе, ну и прочие радости жизни - не зря же на целых 15 минут раньше встал. Это, знаете ли, ежедневный подвиг во имя солнца. Но и не только оно виновато в моих ранних подъемах. Уже второй год как я живу в этом доме. И уже второй год по утрам ко мне является маска. Конечно, кто-то скажет, что это тучки, облака и ничего серьезного. Но мы-то оба с нею знаем, что облака в данном случае - сплошное притворство и камуфляж. А на самом-то деле что? А на самом деле, как говорит очаровательная моя тетушка по бабушкиной линии, прекрасная и авантюрная Диана, никаких "просто так" не бывает. И это "жжж" неспроста, а значит, будь другом, милый, присмотрись к этим облачкам- маскам. Вот, видишь, сегодня у тебя маска мудреца, так что глупые поступки тебе сегодня совершать нельзя, можно только мудрые.

Присматриваюсь к сегодняшнему оракулу на небе. Что день грядущий мне... Или как? Свет мой, облачко, скажи... Из облачков вырисовывается ехидная маска, которую, как ни крути, иначе как Шутом и не назовешь. Один глаз прищурен, на голове колпак с бубенчиками, рот кривится в хохоте, ну да, потому как ветер. "Спасибо тебе, " - тихо ворчу я облачку, но оно только сильнее колышется от хохота. Ну и правильно, что ему страсти земные, это мне теперь на целый день задача. Нужно подумать, чем я сегодня, согласно оракулу, заняться должен. Хотя главный вопрос - не чем, а как. Потому что маска задает стиль, поведение. Решительно отодвигаю стул и топаю к шкафу. Конечно, костюм сегодня отпадает, только джинсы, только свитер, только кроссовки... На голове взъерошенный ежик, никаких там вам гладких и прилизанных волос. Рюкзак в полосочку вместо портфеля. А, ну да... До кучи уж - яркий желтый шарф на шею. Придется терпеть, сегодня я Шут, надеюсь, с работы не выгонят. Хотя работа моя подходит к любой маске - дети только рады будут. Директрисе (не думать про биссектрису, гусары молчать!) мой имидж, конечно, боль зубная и скрежет зубовный. Интересно, почему боль у нас зубная, а скрежет - зубовный? Филолог, мать вашу, простые вещи объяснить сам себе не могу, основное объяснение - застывшие формы. И чего это они такие уж застывшие - неизвестно. Нет, один раз директрисе мой имидж понравился. Ну так в тот день маска какая была - Президент. Хотя не все так уж однозначно было в той маске, ой, не все... Но не каждый день, дорогие мои, а то так и привыкнуть можно, что мы все такие умные-благоразумные, политкорректные и на все пуговицы застегнуты. И шагом марш, песню запевай! А и не выходит с песней, ибо по мнению директрисы я морально разлагаю 10-е классы, по альтернативно-перпендикулярному мнению 10-х классов - в школе наконец-то стало можно жить. Ну или дышать относительно свободно, что, в принципе, одно и то же.

Захожу в школу... С независимым видом человека, который не в курсе, что на нем черные джинсы, свитер в бело-красные ромбики и огромный яркий желтый шарф на шее, увязан в бант, а то как же... Сейчас мы футуристы, а попросту - артисты... По пути в учительскую попадаю в поле зрения Марины Федоровны, директрисы нашей любимой. Под ее неодобрительное тяжелое молчание захожу в учительскую. Там, у окна, развалился на стуле (как можно на этом железном каркасе развалиться - это эксклюзивный секрет, тайное знание) наш юный историк, Сергей Андреевич. Он предпочитает приходить пораньше и уходить тоже пораньше, мне это не грозит - я не люблю рано вставать. Марина Федоровна, или Теодоровна - порой исторические чередования бывают правдивее современного языка, сверлит меня черным глазом, в котором таится вечность и три поколения педагогических работников, но напрасно-напрасно, тут нужна дрель, кувалда тут нужна..., вон и судьба кивает, она знает, чем бить.

Наконец три поколения педагогов в лице директрисы не выдерживают:

- Алексей Семенович, что вы себе позволяете! Что за маскарад?

Ай, браво... Надо же так попасть в точку. Именно маскарад, - думаю я. А в ответ сообщаю независимо:

- Уважаемая Марина Федоровна, это не маскарад, а костюм, соотносящийся с темой урока. У меня сегодня Маяковский, футуристы, так что все абсолютно закономерно.

Директриса застывает. Ее сознание не может обработать информацию с таким количеством неизвестных данных: три поколения педагогических работников преподавали математику. Широко раскрыв глаза, она хлопает ресницами, могу считать это аплодисментами, видимо. За ее спиной, у окна, беззвучно сотрясается и вытирает слезы Серега.

- Ну, вы все же постарайтесь не превращать учебное заведение (угу, именно, голубушка, у вас оно и есть заведение) в театр, - величественно произносит директриса и удаляется из учительской в свой личный кабинет. Слово "театр" у нее звучит почти как балаган... Вся жизнь театр, - думаю я, - чем наша школа хуже?

Вхожу в класс - отмечаю эффект костюма. Часть класса уже привыкла к моим фокусам и переживает буйство цвета спокойно, несколько человек деловито прикидывают, пошло бы им такое модное направление или нет, еще несколько человек искренне радуются. Стараюсь их не разочаровать.

- Итак, -говорю, -чада мои. Сегодня темой нашего приключения будет, как вы понимаете, абсурд. Иного, как говорится, не дано.

Решительно снимаю шарф с шеи и небрежно оборачиваю вокруг головы, создавая этакую чалму.

- Итак, абсурд, и это означает, господа, что сегодня мы ищем следующих личностей: Хармса Даннила, конечно, Кэрролла, который Льюис, ну и Клюева, свет, Евгения. Кто у нас сегодня готов выступить от имени этих чудесных творцов высококачественного абсурда?

Могу гордиться своими детьми: в классе пять Хармсов, три Клюева и целых пятнадцать Кэрроллов. Если кто считает, что три Клюева - это мало, пусть в какой-нибудь компании спросит, а кто, собственно, читал, Меж двух стульев. Ну или что-то в этом роде. Задумчиво чешу в затылке. Говорю, что, раз уж у нас так много данных господ, то лучше нам разойтись по персонажам из их книг. Кэрролловцы тут же находят недурственный выход: пишут на бумажках всех известных им персонажей и тянут жребий. Представители Хармса решают дело просто - у них будет Иван Топорыжкин, господин Хармс и Несчастная кошка. А вот с Клюевым у нас все гораздо серьезнее - у нас намечаются целых три Петропавла. На мою просьбу сделать с этим хоть что-то, мне резонно замечают, что три Петропавла еще никому не вредили, тем более, что их уже в одном сразу двое, так чего мелочиться-то. Логика соответствует теме урока, и все три Петропавла получают возможность проявить себя в полной мере.

Иду из школы. Шарф теперь играет роль пиратского флага, поднятого над головой. Соответственно к палке-древку привязанного. С желтым флагом гордо реет...ну, в общем, иду в магазин. Охранник явно пытается думать о вечном, то есть, о том, чем угрожает магазину такой экземпляр сумасшедшего с флагом. Но инструкции в его голове, как и параллельные прямые в классической геометрии, не пересекаются, потому я беспрепятственно утаскиваю у него из-под носа тележку, цепляю к ней флаг и отправляюсь за добычей. Граблю за свои же деньги, что для пирата позор, если только он не шутовской пират.

"Сегодня можно", - думаю я. Не все вокруг безнадежно загипнотизированы чудовищем по имени "все-хорошие-девочки-и-мальчики-должны-вести-себя-прилично", поэтому многие откровенно веселятся, глядя на меня, а некоторые просят политического убежища в моем государстве, что я с удовольствием и творю - в граждане так в граждане, всегда пожалуйста, не пустим только разумных и благоразумных. На такое дело и шарфа не жалко. Торжественно объявляю всех желающих гражданами государства абсурда и вручаю флаг, как символ посвящения. Молодежь смущается, но подарок принимает, почему-то салютует по-пионерски (откуда они этого понахватались?) и, весело галдя, удаляются. Программа минимум выполнена, теперь еще программа максимум. Но я устал, иду домой, мечтаю о том, как упаду на диван и буду читать любимый роман... Или писать любимый роман... Только тетради сегодня проверять точно не буду, это дело для серьезной и ответственной маски, а мы сегодня без-от-вет-ствен-ны... вот. Дома меня тут же настигает возмездие в виде звонка от тетушки Ди.

- Кто ты сегодня? - интересуется она.

- Шут, ваше высочество, - рапортую, торопливо прикидывая, успею ли я выпить кофею дома.

- Какая прелесть, - восхищается тетушка. - Мне срочно необходимо тебя видеть, у меня вчера была ужасная меланхолия...или ипохондрия?.

Ну да, меланхолия. Тетушке это слово известно исключительно из романов, которые она читала в юности. На самом деле, такую авантюрную и непоседливую старушку еще поискать. В 16 лет она сбежала из дома и поступила в цирковое училище. Потом увлеклась альпинизмом, потом - спиритизмом, потом были еще какие-то -измы...В шестьдесят лет тетушка Ди освоила ролики, в прошлом году занималась дайвингом. А на днях заявила, что жизнь коротка, а она еще ни разу не была на Тибете. Из чего я сделал вывод, что ее Тибет этим летом - моя задача.

Иду к тетушке, прихватив шапочку и колокольчик - Шут я или не Шут? Подходя к ее дому, натягиваю шапку и, звеня колокольчиком, гордо прохожу мимо бабулек, сидящих и следящих у парадной.

- Доброго вечера, дамы! - кланяюсь, колокольчик звякает почтительно.

Дамы неодобрительно поджимают губы и мрачно кивают, вслед мне несется тихое:

- То ли пьет, то ли курит чо? Шальной какой-то, как и бабка его.

Ну, бабушка-то у меня как раз приличная, с точки зрения любого поборника нравов, а тут проживает, простите, тетушка, сестра ее. Паршивая овца нашего семейства, которую дети всегда обожали, а взрослые недолюбливали - как известно, люди солидные не любят сюрпризов, им подавай пятилетний план и графики выполнения обязательств. Меня тетушка любит, видимо, по той причине, что я принял ее эстафету - я тоже паршивая овца, чем и горжусь. Меня тоже любят дети, а они хорошо чувствуют, за кем правда в этом не самом лучшем из миров, в котором нам выпало жить, а стало быть...

Мы в город Изумрудный пойдем дорогой трудной... - запеваю я и влетаю в квартиру тетушки Ди. Навстречу мне выходит невысокая худенькая дама в джинсах и свитере с красно-белыми ромбиками. Мы смотрим друг на друга и начинаем хохотать и отплясывать какой-то невероятный танец. Все же образ шута у нас сошелся, а это хороший знак - знак того, что все, в принципе, идет правильно, настолько правильно, насколько в нашем мире это возможно...

Встаю утром все еще с ощущением правильности мира. Выхожу на балкон, протягивая ладони солнцу, будем питаться солнцем и только солнцем, я забыл вчера купить кофе... А чай с утра - это неправильный ход событий, что ни говорите. По дороге забегу к знакомому кофейному автомату - прихвачу кофейку, пусть даже такого, механического. Открываю глаза - что у нас сегодня с маской? Что у нас...Дааа... у нас маска Доктора Чумы, к чему бы это, - вопрошаю небеса? Небеса по привычке отмалчиваются. Надеюсь искренне, что образ аллегоричен, что обойдемся без чумы в ее прямом значении. Одеваюсь строго, тона темные, в голове, как на дискотеке с попсой, вертятся всякие глупости... Чума на вашу голову, или на ваши посевы? А посевам-то чем чума грозит, они вроде этим не болеют? Или там была не чума , а саранча? Не помню, вот что плохо-то, братцы, все смешалось в доме Сатурна и Козерога. Пир во время чумы... А вот это уже ближе. Может, суть маски в этом? Жить, несмотря ни на что, радоваться этой самой жизни? Хотя...чему радоваться-то?

Ага, вот, голубчик, - говорю я себе назидательно, глядя в зеркало, - именно этому мы сегодня и будем учиться.

Захожу в школу и облегченно вздыхаю - вот, кажется, и она, разгадка маски: в школе объявлена эпидемия гриппа - всем делают прививки и выдают намордники, как их окрестили старшеклассники. То еще зрелище для человека со слабой психикой, кстати. Мрачно думаю о том, что в последние годы эпидемии гриппа именно объявляют, а вот от прививки мне просто необходимо отвертеться - я вечно болею гриппом сразу после прививки. Медики утверждают, что сие невозможно, но факт - вещь упрямая. Тихо крадусь к медкабинету, глянуть, кто занимается прививками в этом году.

На пути мне встречается коллектив десятиклассников, физиономии хитрые и довольные, ну ни дать ни взять - коты, которым удалось вскрыть шкаф с элитным кормом. Подмигивают мне, мол, вас ждет удивительное зрелище. Ободренный и заинтригованный, захожу в медкабинет... Ах, какие нынче девушки делают прививки... Ну просто мечта старшеклассников, и не только, кстати, старшеклассников. Этой фее и прививки-то делать не нужно - все, кто ее видит, должны самоизлечиваться, укладываться в штабеля и украшать ее путь. Я робко кашляю.

Ой, - улыбается фея, - вы уже заболели?

- Очень надеюсь, что еще нет, мой организм узнал об эпидемии всего полчаса назад, - сияю я навстречу ее зеленым глазищам. - А вот прививку я бы не стал делать, у меня с нею разногласия...

Она смеется.

- Неужели?

У меня зарождается странное ощущение. Вот что хотите делайте, други и товарищи, а фея несколько, как бы это выразиться поточнее, не из нашего мира. Выглядываю в окно - в небе распустились паруса дальних странствий. Не может быть, - мое сердце стучит сильно-сильно, словно набирает обороты какой-то механизм, который унесет меня в путь-дорогу.

Девушка складывает свои инструменты и говорит:

- Ну, раз вам прививка не нужна, я, пожалуй, пойду.

Она делает шаг к двери, но я хватаю ее за руку...

- Фея, вы не можете исчезнуть просто так, - умоляюще говорю я. - Вы просто обязаны взять меня с собой.

Она строго смотрит на меня, хмурится. Видимо, еще не понимает, что я-то все о ней знаю, мне тетушка Ди рассказывала. Для этой феи любая дверь - проход в другой мир. Возможно, что даже в тот самый, откуда приплывают мои маски. И я еще раз говорю ей:

- Пожалуйста, возьми меня с собой.

Она молча кивает и уже сама крепко берет меня за руку. Мы подходим к двери, открываем ее и одновременно шагаем через порог.

Под ногами бьется океанский прибой, над головой кружат чайки... В небе плывет нечто белое и бесформенное.

-Что ж, - говорю я... Прицеливаюсь взглядом и начинаю лепить из белого и бесформенного маску. Пусть сегодня это будет Маска Перемен...