Комната Ангела

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2535
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Никита Кузнецов (Roland).
Замок одиноко примостился у подножия Хрустальной горы, одной из длинной цепочки этих высоченных ярких глыб, играющих роль границы двух миров. По одну сторону вечно зеленая долина (как раз здесь возвышается замок), обитатели которой – причудливые зверюшки, созерцание забавных игрищ которых неизменно поднимет настроение. По другую – горящий в ярких цветах город чудес: здесь вам и неиссякаемый лучистый свет фонарей, и река, что мерцает тысячью огоньков, и представления милых фокусников на центральной площади, и многое, многое другое.

Стены замка были мягкого, зеленого оттенка, прекрасно вписываясь в природную идиллию. Островерхие пурпурно-розовые купола замка источали поистине волшебное свечение, отчего небо заливалось легким, алым сиянием, сквозь которое настырно, не позволяя себя затмевать, пробивались крупные, наливные звезды. Конечно, ведь каждая звезда на небосводе – ушедший человек.

Так, сидя на просторном балконе усеянным лепестками красных роз, Эдельвейс проводил уже четвертую ночь подряд. Грусть одолевала юношу, ибо горячий возраст давал о себе знать, давя рассудок мечтами о прекрасной любви. Печаль душила его потому, что Той о ком он мечтает не существует. Не может существовать. Эдельвейс лишь видит её в своих ярких сновидениях, в которые Она, так или иначе, является.

Юноша не смел, рассказать о Ней кому бы то ни было, полагая, что разделить эти переживания ни кому не под силу. А вот осмеять его могут… Именно поэтому Эдельвейс глядел на звезды. На самые яркие из них. Ведь каждый человек видит четко только те звезды, хранимые души которых были ему знакомы при земной жизни. Старые знакомые даже могут общаться с человеком, но делают это только в случаях, когда кому-то требуется действительно неземная помощь.

Видимо, только рука, поданная откуда-то сверху, могла вытащить Эдельвейса из той вязкой пучины, что застелила пространство его окружающее. И вдруг, из ниоткуда:

- Не строй преград своим мечтам, мальчик мой.

Голос матери. Дездемоны. Тот, что так прекрасно помнил и любил ребенок, живший глубоко в души Эдельвейса.

Сейчас юношу уносило, сквозь пространственную дыру он проносился в место, где его ждала… мама!

Рука, поданная откуда-то сверху…

Дездемона взяла сына за руку и повела по длинному, волшебному коридору: все вокруг было небесно-белого цвета, воздух казалось, освежал изнутри, и сам, в своих потоках подбрасывал ноги. Столь прекрасная дорога заканчивалась крупными, искусной выделки золотыми воротами.

- Нам сюда. – здесь и без того прекрасный материнский голос Эдельвейсу показался и вовсе ангельским.

- Ты…

- Конечно, как и все, ушедшие.

Мягким касанием руки Дездемона отворила ворота, скрывавшие за собой…

Трудно сказать, сколько времени прошло с тех пор, как Эдельвейс во мраке души высиживал на балконе ночи напролет. Он просто не знал, как долго был там… с мамой.

Теперь Эдельвейс знал, что ничего не бывает случайным, что такие сны снятся не на пустом месте, что есть весомая связь между миром реальным и миром сновидений.

Сейчас Эдельвейс вспоминал свой полет к матери, разговор с ней, её слова. Дездемона говорила о взаимосвязи всего, даже сна и реальности. Есть во сне, есть в реальности. Где? Единственная твоя проблема: не ведение, где искать. Но ведь кто хочет…

Стоя у Хрустальной горы, по «городскую» её сторону юноша глядел на тысячи огоньков украшавших город. Его путь вперед, только вперед. Время жить. Главное – верить!

Автор: Никита Кузнецов (Roland).