Кичер и Ренер

Пятница, 25 ноября 2011 г.
Просмотров: 3753
Подписаться на комментарии по RSS

Корабль со стоном пробивался сквозь плотный красно-коричневый туман средних слоев атмосферы. «Вихрь» за свою жизнь звездного марафонца уже попадал не в одну передрягу, а время, хотя и сделало для него небольшую скидку на особый сплав корпуса, все равно продолжало движение вперед. Момент, когда новый со сверкающими иллюминаторами корабль запустил двигатели и впервые нырнул в темноту космоса, давно миновал.

Стены заметно вибрировали – стабилизаторы пока справлялись, но Кичер сомневался, что они выдержат те несколько минут, которые необходимо продержаться в зоне повышенной плотности. Он еще раз проверил стягивающие тело ремни, посмотрел на показания датчиков, нахмурился, и вернулся к проложенной компьютером кривой снижения.

«Слишком пологая – подумал Кичер, - так стабилизаторы сжечь недолго».

Он однажды уже садился на планету с вышедшими из строя стабилизаторами, после чего навсегда запомнил, что выражение «вытрясти душу» имеет вполне реальный аналог. Впрочем, стабилизаторы – не двигатель, немного потрясет да отпустит, а чтобы достать душу из его, Кичера, тела одной тряски маловато. Но ему хотелось, чтобы стабилизаторы выдержали, староват он стал для жестких посадок. Впрочем, если понадобится, то потерпит.

Несмотря на дрожащее от натуги судно, среди плотного газа чужой планеты Кичер удивлялся Ренеру. Если полноценный космический корабль испытывает такие нагрузки, то каково пришлось Ренеру в его маленькой хрупкой спасательной капсуле? А он успешно приземлился, об этом сообщил компьютер – на радаре мигала красная точка.

«Как же он сумел пробиться, да еще удачно сесть? – подумал Кичер. – Хотя с него станется».

И тут все закончилось. Секунду назад кресло под ним дрожало, обзорный экран закрывала грязная красная стена, Кичер, слепой и беспомощный, прорывался вперед, полагаясь на корабельные сенсоры, как вдруг туман сначала быстро поредел, порозовел, а затем вовсе исчез. «Вихрь», словно глубоководный ныряльщик, вынырнул из слоя повышенной плотности и теперь мог вздохнуть свободно. На экранах вспыхнуло изображение поверхности планеты, куда упал Ренер, а за ним теперь летел и Кичер.

- Кшарк! – прошептал капитан, как только показалась картинка.

Под ним раскинулся красно-оражевый ад. Именно таким его представлял себе Кичер – жарким, клокочущим, огнедышащим. Внизу пылало огромное огненное море, с островками черного цвета, местами, где магма сумела охладиться и застыть. Из бурлящей каши время от времени взметались вверх длинные хвосты раскаленной массы, которые шлепались на черную поверхность и расползались по ней густой кашей. Островки различались размерами, на некоторых вполне могло уместиться несколько космических кораблей. Мигающая красная точка на радаре указывала на один из них.

Когда Кичер подлетел ближе, он увидел, что черный остров не такой маленький, как ему показалось сверху. «Вихрь» завис в воздухе и Кичер оглядел поверхность в поисках источника сигнала. Почти сразу он увидел небольшую капсулу, которая скрывалась за причудливыми изгибами застывшей магмы. Капитан прикинул расстояние, нашел свободное место и, через некоторое время, корабль коснулся опорами грунта.

Кичер неспешно влез в скафандр, проверил, плотно ли прилегает шлем, покрутился на месте, отыскивая возможные дефекты, затем достал из небольшой коробочки магнитный ускоритель – пистолет с изогнутой рукояткой и вставил его в специальные скобы сбоку.

«Может понадобиться, - подумал Кичер. – Кто знает, как все в итоге выйдет».

Он вошел в шлюз, и спустя минуту шагнул навстречу жаркому аду неприветливой планеты.

Шел Кичер осторожно, то и дело оглядываясь на взлетающие в воздух красные ошметки магмы. Уже издалека он увидел, что спасательная капсула Ренера значительно превосходит размерами стандартные шлюпки. Она напоминала небольшой игрушечный кораблик, в котором можно не только сидеть и ждать спасения, но даже при желании стоять, а то и ходить. Дверь в спасательное чудо Ренера была распахнута – хозяин вышел на обжигающую прогулку.

Кичер достал пистолет и огляделся по сторонам. Позади широкая площадка, где стоял «Вихрь», спрятаться там негде, впереди капсула Ренера, и только сбоку узкий проход. Выбор невелик, впрочем, ему это только на руку. Капитан на всякий случай заглянул внутрь шлюпки, после чего направился к проходу.

Проход оказался коротким – всего лишь щель между двумя большими черными скалами, за которой открывался вид на площадку, покрытую разного размерами камнями. К одному из них прислонилась человеческая фигура.

Кичер вышел из расщелины и медленно двинулся вперед. Пистолет серебряным игольчатым дулом следил за неподвижной фигурой. Видимо человек заметил движение, а может в его скафандр была встроена система слежения, он обернулся и пару раз махнул рукой. Теперь, когда Кичер достиг цели, радиомолчание можно было прервать. Он подошел ближе и спросил:

- Отдыхаешь?

- Осматриваю местные красоты. – ответил Ренер. – Я тебе кричал, чуть горло не сорвал. Я смотрю, ты не особо торопился.

- Бедняга, - посочувствовал капитан, - а я не слышал. Решил, что наговориться мы успеем, поэтому связь отключил. Хватит и одного раза на Гриме.

- Да ладно тебе, - хрипло рассмеялся Ренер. – Нашел что вспомнить. Куда я тут денусь?

Он махнул рукой и Кичер в очередной раз посмотрел на клокочущую массу огня.

- Да, - согласился он, - место на этот раз ты выбрал не совсем удачное.

Ренер не ответил. Он отвернулся и тоже посмотрел на море лавы.

- Пошли что ли, - прервал молчание Кичер через некоторое время, - пора двигаться.

- Не поверишь, - вздохнул Ренер, - но я ногу подвернул, могу только на одной прыгать.

- Не верю, - подтвердил Кичер. Пистолет в руке слегка дернулся. – Оружие есть?

- Ты знаешь, я не переношу этих побрякушек. - ответил Ренер.

- Знаю, - вновь согласился капитан. – Ты сам оружие, зачем тебе еще? Вставай. – Кичер сделал движение пистолетом.

- Не преувеличивай, - ответил Ренер.

Он облокотился рукой о камень, с трудом поднялся, стоя на правой ноге. Левая безжизненно болталась. Ренер посмотрел на Кичера, мол, видишь, не шучу, но тот лишь повел пистолетом, тогда он покачал головой и запрыгал в направлении прохода между скалами.

Кичер смотрел, как Ренер неуклюже продвигается вперед, хватается за камни и подумал: «Может, правда ногу подвернул, такое случается. Даже если так, пускай помучается, хотя бы за тот же Грим».

Он еще немного понаблюдал за корявыми подпрыгиваниями Ренера, после чего подошел к нему и подставил плечо.

- Не вздумай что-нибудь выкинуть, - сказал он.

- Нужен ты мне, - проскрипел в ответ Ренер. Судя по выражению его лица, он действительно испытывал сильную боль.

Когда они подошли к трапу, Ренеру пришлось карабкаться по ступеням самому, Кичер медленно поднимался за ним. В шлюзе капитан прислонился к стене и молча наблюдал за поникшим беглецом.

«Интересно, - подумал он, - если Ренер не шутит, то шансы на побег с больной ногой у него небольшие».

Двери шлюза открылись, капитан махнул рукой, они вышли и стянули скафандры. Кичер справился первым и теперь ждал, пока Ренер победит свою амуницию, что получалось у него, по понятным причинам, плохо. Помогать ему Кичер опасался. Наконец, Ренер закончил, и капитан смог рассмотреть своего пленника.

Вопреки ожиданиям, Ренер оказался почти его ровесником. Только, в отличие от стандартной стрижки Кичера, в которой виднелись седые волосы, на голове беглеца красовалась одна из современных укладок, в какой волосы меняют цвет в течение дня. Костюм, выполненный из дорогого материала, не шел ни в какое сравнение с потертым снаряжением Кичера, а современные грунтовки с толстой утепленной подошвой значительно превосходили его обыкновенные ботинки космофлота.

Они некоторое время разглядывали друг друга, затем Кичер сделал жест, и пара направилась вдоль узкого коридора. Пока они шли, Ренер, не смотря передвижение короткими перепрыжками, успевал смотреть по сторонам. Он разглядывал тусклые стены, давно потерявшую блеск решетку пола, старые допотопные светильники в потолке. Но также замечал, что не видит ни одного пятна, ни одной завалявшейся бумажки, и Ренер мог поклясться, что пыль на иллюминаторах протиралась чуть ли не сегодня. Корабль походил на небогатого человека в чистой, выглаженной, но сильно ношенной одежде. Ренер покачал головой. Кичер заметил его движение и спросил:

- Что, не нравится?

- Признаться, видел корабли и получше.

- Мало ли, я видел людей половчее тебя, - усмехнулся Кичер, - а «Вихрь» судно хорошее. Староват малость, но я тоже не мальчик, мы с ним почти ровесники.

- Оно и видно, - хмыкнул Ренер, - он у тебя, наверное, на бензине летает и заводится ручником?

- Не на бензине и не ручником, - ответил капитан. – Пускай корабль не новый, но вполне надежный.

- Взлет он, надеюсь, выдержит? – с наигранным беспокойством спросил Ренер.

- Выдержит. – успокоил его Кичер. - И тебя доставит куда положено.

Они зашли в помещение, по бокам которого находились небольшие комнаты с одноместными койками.

- Прямо передвижная тюрьма, - пробурчал Ренер.

- Ты забыл, где находишься? – посмотрел на него Кичер.

- Простите, господин полицейский, - слегка склонил голову Ренер, - но я никогда не видел вживую ваши корабли изнутри, как-то не приходилось.

- Потому что ты ни разу не попадался. - заметил Кичер, а после добавил: – До сегодняшнего дня.

- Форс-мажор, - фыркнул Ренер, - к тому же, я пока не в тюрьме, а в передвижном антиквариате.

Кичер не ответил, лишь слегка подтолкнул Ренера и тот, прихрамывая, вошел в одну из камер. Капитан провел по электронному замку картой, приложил руку и на пороге вспыхнул силовой барьер, на что новоиспеченный заключенный сказал:

- Я думал, ты приваришь к стенкам железные прутья, а тут прямо прогресс.

- Ты бы лучше подумал о том, - ответил ему Кичер, - как я, такой весь несовременный, на ветхом корабле, поймал тебя, такого продвинутого и высокотехнологичного. – Затем добавил: - Может аптечку принести? Или уже привык прыгать на одной ноге?

- Обойдусь, - ответил Ренер, - через пару дней пройдет.

Кичер пожал плечами, развернулся и вышел.

- Еще посмотрим кто кого поймал. - прошептал ему вслед Ренер.

Примерно через десять минут раздался гул, за которым последовала тряска – корабль покидал жаркую планету. Ренер всем телом ощущал, как судно с трудом прорывается сквозь плотный газ атмосферы и еще раз удивился, почему Кичер летает на таком старом корыте. Вскоре тряска пропала, корабль вышел в космос.

Ренер как раз прикидывал, с какой скоростью они летят и сколько километров «Вихрь» делает в секунду, когда его внимание привлек тихий звук, словно кто-то несильно царапал решетку пола. Он поднялся с койки и, насколько позволял силовой барьер, выглянул наружу. Почти сразу он увидел источник странного звука.

По полу импровизированной тюрьмы бежало небольшое существо, сильно походившее на земного краба. Две большие клешни нависали над полом, вместо восьми лап из овального тела торчало лишь четыре, но самым удивительным были большие глаза, выставленные вверх, словно антенны, на тонких палочках. При передвижении существо цокало по полу, издавая тот самый звук, который привлек внимание Ренера.

Вслед за появлением странного существа послышались шаги, к камере подошел Кичер. Ренер покосился на него, затем указал на животное и спросил:

- Что за зверушка?

- Где? – Кичер обернулся и посмотрел, куда показывает пленник. – Это Крабик, прибился ко мне на Океании. Будет тебя охранять.

- У него клешни со встроенным лазером что ли?

- Обыкновенные клешни, - ответил Кичер. – И краб, в целом, обыкновенный.

- Ясно, - кивнул Ренер, а затем добавил: - А не слишком у него оригинальное имя для самого обыкновенного краба?

- Почему? - не понял Кичер, - хорошее имя, он же краб.

- Это конечно, - кивнул пленник, - ты специально пришел мне зверушку показать?

- Не совсем.

Кичер достал небольшой прибор, похожий на короткую палочку, отключил силовой барьер и махнул Ренеру, мол, выходи. Тот нехотя похромал к нему. Капитан поставил его лицом к стене и начал водить прибором по телу. Через некоторое время он закончил и похлопал пленника по плечу. Ренер обернулся и Кичер указал ему на камеру. Тот зашел обратно и сказал:

- Обычно обыск проводится до заточения преступников в казематы.

- Нормальные преступники не падают в спасательных капсулах на опасные планеты, - ответил Кичер. Он достал небольшой планшет, размером с тетрадку, и протянул Ренеру: - На, подпиши.

- Что это? – спросил тот, разглядывая экран планшета.

- Стандартный протокол задержания, - ответил капитан, - кто, кого, за что и прочее. Как подпишешь, руку приложи прямо поверх, нужен скан.

- Странная система, - удивился Ренер.

Он прочитал текст, пару раз хмыкнул, затем расписался вложенной в планшет специальной палочкой, приложил руку, и вернул планшет Кичеру. Тот одарил Ренера улыбкой и включил силовое поле камеры.

- Не скучай, - сказал он и направился к выходу.

Крабик немного постоял, пару раз качнул глазами-антеннами, затем засеменил за хозяином. Ренер проводил его взглядом, дохромал до койки, улегся и закрыл глаза.

Кичер вернулся в рубку, сел в кресло и аккуратно положил планшет на приборную панель. Сзади раздалось тихое цоканье, которое стихло возле небольшого вспомогательного шкафа. Капитан обернулся и позвал:

- Крабик, иди сюда.

Из-под шкафа показалось два глаза, но сам краб оставался внутри щели между шкафом и полом. Глаза медленно покачивались на тонких палочках.

- Не бойся, иди сюда, - повторил Кичер.

Крабик вылез и уже побежал к нему, как вдруг раздался резкий протяжный звук вызова видеосвязи. Зверушка подпрыгнула на месте, развернулась и юркнула обратно под шкаф.

Кичер повернулся к панели и включил монитор связи. На экране возникла фигура человека в форме космической полиции. Через секунду динамики ожили:

- Внимание космическому кораблю. Вы приближаетесь к зоне особого контроля, в которой проводится операция космической полиции. Сбавьте скорость и приготовьтесь к проверке судна нашими сотрудниками. Благодарим за сотрудничество.

Кичер включил переговорное устройство и сказал:

- Говорит капитан судна «Вихрь», офицер третьего ранга космической полиции в отставке Зигред Кичер. С кем я говорю?

- Добрый день, сэр, - сказал полицейский, а затем добавил: - пожалуйста, оставайтесь на связи.

Почти сразу изображение переключилось. На Кичера смотрел другой человек с знаками отличия высшего состава на форме. Его лицо украшала приветливая улыбка.

- Привет, Зиг, - сказал он, - сколько лет, как говорится, сколько, зим.

- Рад тебя видеть, Андрей, - приветствовал его в ответ Кичер, - как вы там поживаете?

- Да все так же, - ответил офицер, - Они убегают, мы ловим, но больше отчеты да прочая бумажная возня, ты сам знаешь. Не забыл еще нашу кухню?

- Да ладно тебе, - усмехнулся Кичер, - такое за месяц не забывается. А сегодня что у вас за кутерьма?

- Не поверишь, - радостно сказал полицейский, - мы ловим твоего старого знакомого, Ренера. На днях он похитил коллекцию сфирийских камней, прямо из-под носа охраны. – Офицер поморщился и добавил: – Наши люди тоже там были. Ничего, мы блок-сферу организовали, каждый корабль шерстим, шансов у него нет, рано или поздно попадется.

- Надо же, - покачал головой Кичер, - Дорогая коллекция-то?

- Нам с тобой до конца жизни хватило бы, - усмехнулся офицер, - Видел бы ты, как сфирийцы бушуют.

- Представляю, - кивнул капитан.

- Сам как? – спросил после небольшого молчания полицейский. – Здесь какими судьбами?

- Я в порядке, - улыбнулся Кичер. – Наслаждаюсь заслуженным отдыхом. «Вихрь» выкупил, летаю, осматриваю достопримечательности. Думаю, теперь глядеть на сфирийскую коллекцию камней уже смысла нет?

- Не говори, - рассмеялся офицер. – Ты, кстати, не замечал ничего необычного, может, встретил кого? Говорят, этот Ренер мастер проделывать разные трюки, лица меняет как перчатки, актер хороший, и вообще птица опасная.

- Да нет, - пожал плечами Кичер, - никого не видел. Ты сам понимаешь, что у меня все приключения остались позади.

- Это да, - согласился Андрей. – Ладно, бывай. А может, действительно, имеет смысл на Землю, по пенсионной программе, а? Там много нашего отслужившего брата собралось. Зеленая травка, речка, рыбалка. Не жизнь – мечта!

- Обязательно, - согласился Кичер. – Вот полетаю немного, на красоты нагляжусь и сразу на Землю, рыбу ловить там, шашлыки жарить и все остальное, что полагается.

- Правильно, - сказал офицер, - пора о себе подумать, не все же о других заботиться. В общем, не забывай нас, прилетай как-нибудь в гости. – Он отвернулся в сторону, сказал несколько фраз, и снова повернулся к монитору. – Путь свободен. Удачи.

- Спасибо, - сказал Кичер. – Пока.

Андрей отсалютовал, капитан ответил тем же и монитор погас.

Кичер некоторое время смотрел на темное полотно экрана, затем словно очнулся, потряс головой, глянул в сторону шкафа и сказал:

- На чем мы остановились? Крабик, иди сюда, не бойся.

Из-под шкафа показались два любопытных глаза. А палубой ниже, в маленькой камере, свесив больную ногу вниз, отдыхал Ренер.

Время в космосе течет так же, как и на планетах, с одним лишь исключением – выглянув в иллюминатор нельзя сказать день сейчас или ночь, поэтому для создания эффекта ночного времени на кораблях просто слегка убавляют свет.

Ренер выждал два часа с момента, когда лампы в помещении притухли и решил, что пора действовать. Он сел на койку, снял правый ботинок и принялся ковырять подошву. Вскоре он извлек из сопротивляющегося материла тонкий предмет. Предмет чем-то напоминал планшет Кичера, только меньше, примерно с треть ладони. Ренер поднес его к лицу, после чего осторожно пробежал по нему пальцами. Видимо, результат его удовлетворил, поскольку он положил предмет на вытянутую руку и принялся ждать.

Почти сразу из куска пластмассы вверх ударили, запрыгали в воздухе разноцветные лучи, которые вскоре сложились в трехмерную картину, где вполне можно было различить небольшие мячики планет, вращающиеся вокруг звезды.

Ренер осторожно просунул внутрь палец и дотронулся до одной из планет. Она тут же выросла в размерах, возле нее показался небольшой квадратик. Пленник кликнул на него, тот покраснел и пришел в движение, ускоряясь с каждой секундой. Ренер еще немного полюбовался на то, как его корабль ринулся к нему на выручку, после чего потряс ладонью. Изображение закачалось и растаяло.

Ренер одел обратно ботинок, поднялся с койки и подошел к силовому барьеру. Он вытянулся как можно дальше, чтобы определить расположение пульта управления с обратной стороны стены. После чего приложил к внутренней стороне все тот же предмет из подошвы ботинка, и вновь прошелся по нему пальцами. Сначала ничего не происходило, затем силовой барьер пару раз мигнул, словно боролся с невидимой силой внутри хитрого устройства Ренера, но оказался слабее и проиграл, окончательно погаснув.

«Интересно, - подумал Ренер, - как бы я выбирался, если бы здесь действительно стояли железные прутья?».

Он осторожно выглянул наружу, но, как и предполагалось, никого не обнаружил. Тогда беглец, насколько ему позволяла больная нога, быстро пошел по коридору.

Он почти дошел до спасательной капсулы, как из глубины коридора раздались царапающие звуки, словно кто-то скреб по стене. Беглец замер и прислушался. Звуки приближались, но чувства опасности не несли, а на нее у Ренера за долгие годы выработался настоящий нюх. Он медленно пошел вперед, как прямо перед ним из-за поворота возник краб, домашнее животное Кичера.

Ренер замер, ожидая вслед за крабом появления хозяина. Прошло несколько секунд, но Кичер не спешил останавливать беглеца, а зверушка за это время лишь пару раз пошевелила глазами-антеннами, да сделала три цокающих шага в сторону. В итоге Ренер решил, что животное в одиночку гуляет по кораблю и приглушенным голосом сказал:

- Кыш, маленький Крабик!

Краб вытянул к нему оба глаза и шагнул навстречу. Тогда Ренер поднял ногу и топнул по полу, еще раз сказав:

- Кыш!

Крабик подпрыгнул на месте, после чего на удивление быстро проскочил мимо и мелко зацокал по коридору.

«К хозяину побежал, - мелькнула мысль в голове Ренера. – Надо торопиться».

Через минуту он уже был возле спасательной капсулы. Волшебная пластмасска легко открыла дверь, а также помогла не только запустить систему жизнеобеспечения, но и ввести координаты корабля, навстречу которому собирался лететь Ренер.

Спустя некоторое время люк спасательного отсека отполз в сторону, от корабля отделился небольшой овальный предмет. Он выстрелил пару раз газом по сторонам, выравнивая курс, и стал быстро удаляться прочь. А в каюте капитана краб по прозвищу «Крабик» в нетерпении семенил цокающими лапками по полу, безуспешно пытаясь обратить на себя внимание спящего хозяина.

Когда Кичер проснулся, Крабик уже запрятался в свое любимое убежище под шкафом. Капитан прошел в рубку управления, сел в кресло и его взгляд сразу же наткнулся на сообщение системы безопасности об открытом люке в отсеке спасательных капсул, а уже через три минуты Кичер стоял напротив пустой камеры, в которой пару часов назад сидел Ренер.

- Сбежал-таки! - воскликнул он после долгого молчания.

Он развернулся и направился обратно в рубку управления, где снова уселся в кресло. Почти сразу к нему подскочил Крабик. Капитан нагнулся и взял его на руки.

- Ты ведь все видел, да? – спросил Кичер зверушку, и краб засеменил у него на коленях. – Знаешь, что мы станем делать?

Крабик ответить не мог, а сам Кичер, судя по всему, отвечать не собирался. Он лишь закрыл глаза, откинулся на спинку кресла и проговорил:

- Ты хороший краб.

Спустя два дня, когда Кичер как раз закончил прокладывать новый маршрут к планете, которая славилась великолепными космическими верфями, в рубке загудел сигнал вызова видеосвязи. Кичер включил монитор и, не смотря на то, что предвидел подобное развитие событий, все равно удивился. С экрана не него смотрел улыбающийся Ренер.

- Не ожидал? – спросил тот.

- Не то чтобы совсем, - ответил Кичер, - скажем так, не исключал возможность. Говорят, преступника всегда тянет на место преступления. В данном случае – беглеца на место побега?

- Как мне хотелось видеть твое лицо, когда ты обнаружил, что меня нет, - хохотнул Ренер.

- Да, - подтвердил капитан, - видок был забавный.

- Не могу поверить, - продолжил Ренер, - ты серьезно думал, что можешь меня поймать?

- Я не думал, - заметил Кичер, - я поймал.

- Это ты так считаешь, - улыбнулся беглец, - рассказать, как все было на самом деле?

- Попробуй. – согласился капитан. – Можешь начать с момента бегства после кражи сфирийских камней.

- А никто никуда не убегал, - рассмеялся Ренер. – Камни в надежном месте, ждут, пока их заберут, а я, как бы ты не предполагал обратное, совершил легкую прогулку на твоем старом корыте, с которого сошел, когда мне потребовалось. Считай, прокатился на зафрахтованном корабле, который, кстати, сам и заказал.

- Интересно, - прервал его Кичер, - каким же образом?

- Когда я понял, что меня обложили, еще до того как сфирийцы обнаружили пропажу, - начал Ренер, - я догадывался, что полиция применит блок-сферу и рано или поздно меня схватят. Самостоятельно мне было не выбраться и, ты не поверишь, я решил сдаться. Не по-настоящему, конечно. Оставалось выяснить кому.

- В итоге, ты выбрал меня, - догадался Кичер, – весьма признателен.

- Всегда пожалуйста. – ответил Ренер. – Ты действительно являлся подходящей кандидатурой, особенно если учесть, что никто другой не потратил столько сил и времени на мою поимку. А когда я узнал, что ты, к тому же, вышел на пенсию, мои поиски завершились. Кстати, я получил настоящее удовольствие, наблюдая, как ты разыгрывал полицейского. Все эти обыски, протоколы, я словно попал в театр, где одновременно являюсь и зрителем, и исполнителем одной из главных ролей. Спасибо, великолепное представление.

Кичер, сдвинув брови, слушал рассказ Ренера. Когда тот поблагодарил его за шоу, он лишь отмахнулся рукой. А Ренер продолжал:

- Через надежных людей я передал тебе послание с указанием точного место моего бегства, после чего мне оставалось лишь дожидаться твоего появления, а затем создать видимость попытки побега.

- Тебе хотел, чтобы кто-то незаметно провез тебя через блок-сферу, - щелкнул пальцами Кичер.

- Браво, - зааплодировал Ренер, - догадался. Какой полицейский откажется от удовольствия лично сдать преступника начальству? Особенно если он уже не полицейский, а пенсионер? К тому же вышедший на пенсию совсем недавно, когда кровь еще бурлит, когда так и хочется доказать, что еще на многое способен. Прибавь сюда все прошлые неудачные попытки моего ареста, и ты получишь ответ на незаданный тобою вопрос.

- Сдал бы я тебя патрулю, вместо того, чтобы доставить самому и утереть нос всем этим выскочкам, которые решили, что Зигред Кичер постарел и «не может больше эффективно справляться с поставленными задачами», - тихо сказал Кичер.

Ренер не ответил, он лишь развел руками в стороны, мол, видишь, ты и сам все понял. Кичер устало откинулся назад в кресле. Он какое-то время смотрел чуть выше монитора видеосвязи и вспоминал лица штабных, покрытые фальшивой маской грусти. Слова, давно потерявшие изначальный смысл от многократного повторения. Рукопожатия коллег, которые старались не смотреть в глаза, чтобы не видеть отражения своего будущего, когда у них точно также за один день отберут фактически всю жизнь.

Ренер не вмешивался, он ждал, пока Кичер придет в себя. Прошло несколько секунд, и никем не пойманный гениальный стратег заметил, как лицо капитана тронула легкая улыбка. Он перевел взгляд откуда-то с потолка на него и сказал:

- Ладно, хватит грустных воспоминаний. А теперь скажи мне, ты хочешь узнать, как все было на самом деле?

- Что значит на самом деле? – переспросил Ренер. – Я только что все рассказал.

- Ты рассказал свою версию, а теперь изволь выслушать мою, - сказал Кичер и неожиданно подмигнул. – А чтобы привлечь твое внимание, скажи, ты давно проверял свои счета? Советую проверить.

Радостное настроение разом покинуло Ренера. Так случается, когда понимаешь, что пришла беда, и как бы ты не старался ничего уже не исправишь. Ренер слегка наклонил голову вперед, словно пытаясь просверлить взглядом Кичера и выведать его тайны, затем резко выкинул вперед руку и отключил связь.

Кичер вздохнул и взял на руки Крабика, который уже давно пытался запрыгнуть к нему на руки, но хозяин так и не обращал на зверушку внимания. Капитан посадил краба на колени и принялся играть в старую игру – он водил перед тем пальцем, а Крабик следил за ним, смешно двигая глазами-антеннами. Главным в этой игре было вовремя убрать палец, когда краб решит схватить жертву клешнями.

Крабику удалось два раза почти поймать палец капитана, и он бы точно цапнул в третий, но его отвлек сигнал видеосвязи. Кичер прижал к себе краба, чтобы тот не мешался и включил монитор. На экране снова показался Ренер. Довольная ухмылка пропала с его лица, теперь оно выражало предельную сосредоточенность, а сам он наклонился вперед, опираясь головой на сплетенные вместе руки.

- Рассказывай. – коротко сказал Ренер.

- Так вот, - начал Кичер, поглаживая Крабика, - когда я получил твое послание, то сначала обрадовался, потом расстроился, затем задумался. Объяснять почему надо?

- Возможность поймать, пенсия, почему сообщили именно мне, - быстро отозвался Ренер и махнул рукой, - продолжай.

- Соображаешь. - кивнул Кичер и продолжил: - Дело в том, что незадолго до своей отставки я обнаружил, скажем так, определенные материалы, касающиеся некоторых странных банковских счетов. Поскольку я занимался твоей персоной, то сам понимаешь, чьи это были счета. Но доказательства я собрать не успел – меня выкинули из полиции. Когда я сдавал дела, я их сдал не совсем полностью, кое-что осталось, в том числе информация по счетам. Не подумай, я тогда действительно не придал им серьезного значения, просто выкидывать не стал. Знал бы ты, с каким трудом я их нашел, когда получил твое приглашение поймать себя.

- А если бы эти счета оказались не моими? – спросил Ренер.

- Тогда я бы сдал тебя начальству, - улыбнулся Кичер, - все как ты говорил. Герой, слава, незаслуженно забытый солдат все еще на службе космосу.

Ренер фыркнул, на что капитан несколько раз кивнул, дескать, да, кто без греха, затем продолжил:

- Ты оказался у меня на корабле. Оставалось получить доступ хотя бы к одному из твоих счетов, что не так-то просто, учитывая степень банковской защиты. Особенно, если принять во внимание твое умение менять лица, голос, цвет кожи, про отпечатки я уж и не говорю.

- Боже мой! – раздалось тихое восклицание из динамиков.

По ту сторону экрана Ренер закрыл лицо руками и опустил голову.

- Они же именные, - выдавил он через некоторое время, - и сдаются при выходе на пенсию. У тебя просто не могло быть планшета.

- Да еще с протоколом задержания, - согласился Кичер. – В камере я дал тебе медицинский сканер и получил не только образец твоей подписи с отпечатком руки, но и образец крови, так, на всякий случай.

- Предположим, - пришел в себя Ренер, - Образец подписи, отпечатки – это хорошо, но не хватает главной составляющей. Ни один банк сейчас не обходится без сканирования сетчатки глаза. Глаза ты мне не сканировал!

- Нет, я тебе глаза не сканировал. – подтвердил Кичер, а затем добавил: - Ты, как я вижу, не посещал Океанию?

- Не доводилось, - осторожно протянул Ренер.

- Планета, которую раньше населяли разумные гуманоиды. – объяснил капитан. - Так утверждают ученые, поскольку ныне гуманоиды куда-то подевались, зато оставили после себя интересное потомство.

Кичер поднял руку. В ней удобно расположилось небольшое животное, которое уставилось на Ренера глазами на длинных палочках.

- Удивительная смесь органической жизни и кибернетических технологий, - сказал капитан. – Ученые до сих пор не могут разобраться, как эти существа функционируют. Создается впечатление, что они могут превращаться из живых созданий в роботов и обратно, а как никто понять не может. Неделю назад, например, Крабик прищемил лапу, и оторвал ее, чтобы освободиться. На следующих день он снова бегал на четырех лапах, а я нашел на полу вскрытый запасной модуль от разгоночного двигателя, основательно распотрошенный.

Ренер с удивлением разглядывал ничем не примечательное животное. Внешне обыкновенный земной краб, подумаешь, всего четыре лапы, да глаза высоко на палочках раскачиваются. Хотя, ему с самого начала показалось странным, что Кичер держит такое домашнее животное, но у каждого свои причуды, он и не такое видел.

- Я не сканировал твои глаза, - закончил Кичер, - их просканировал Крабик, а потом воспроизвел результат у себя на сетчатке, - капитан на секунду задумался, - или что там у него. После чего оставалось лишь найти нужный счет. Я не очень разбираюсь в актерском мастерстве, но слышал, что для вживания в роль необходимы недели тренировок, а тебя время сильно поджимало. Ты не успевал приготовить новую личность и, как я рассудил, с большой вероятностью воспользуешься старой, отрепетированной.

- Какой глубокий анализ, – сказал Ренер.

- Я старался, - усмехнулся Кичер. – Как ты уже убедился, один из счетов распознал во мне хозяина и поделился своими секретами в виде весьма приличной суммы.

- Честный офицер космической полиции опустился до такого низкого действия, как обыкновенное воровство? – покачал головой Ренер.

- Вариант со сдачей, славой и почестями не прошел, – улыбнулся капитан. – Благодаря тебе, между прочим. Что мне еще оставалось? Так что, как ты сам говоришь, форс-мажор.

- Теперь ты намерен поселиться на какой-нибудь тихой планете и остаток жизни провести за выращиванием барунской капусты? – ухмыльнулся Ренер. – Или наоборот бросишься просаживать мои деньги в самых роскошных кабаках планет, до которых сможет дотянуть твой антиквариат?

- Если честно, я уже потратил почти половину, - признался Кичер.

- Надо же, - удивился Ренер. – А ты скор на руку, когда речь идет о чужих деньгах.

- Я решил воспользоваться твоим советом, - сказал капитан и Ренер удивленно вскинул бровь. – «Вихрь» судно хорошее, но, как ты заметил, старое и несовременное. Поэтому, я заказал новый корабль, с варповыми системами поиска, компенсаторами, магнитным гашением нагрузок и прочими современными штуками.

- Любой каприз за чужие деньги. – пробурчал Ренер.

- В каком-то смысле да, - согласился Кичер. – С другой стороны, я хочу предложить тебе сделку. Как ты относишься к возможности вернуть оставшуюся половину твоего счета?

- А ты интересный собеседник, - сказал Ренер. – Непредсказуемый.

- Еще анекдоты знаю, - улыбнулся Кичер. – Так что?

- В целом, предложение меня заинтересовало.

- Это хорошо, - сказал Кичер. – Понимаешь, перспектива провести остаток жизни в рассуждениях, чем барунская капуста по вкусу отличается от земной, повергает меня, мягко скажем, в уныние. К тому же, если взглянуть на вещи со стороны, мы так и не выяснили, поймал я тебя по-настоящему или нет, что оставляет неприятный осадок в душе.

- Ты не смог меня поймать раньше, не поймал сейчас и не поймаешь никогда! – сказал Ренер.

- Тогда пари? – спросил капитан. – Ты мне указываешь место следующего ограбления, а я пытаюсь тебя остановить. Если я три раза терплю неудачу, оставшаяся половина денег возвращается к тебе. Идет?

- Никакой полиции? – прищурился Ренер.

- Абсолютно, - кивнул капитан.

- Согласен. – Хлопнул рукой Ренер по своему пульту. - Считай, ты уже проиграл.

- Посмотрим, - пожал плечами Кичер. – Но если я тебя поймаю, ты отдаешь мне еще один из своих счетов?

- Ты напоминаешь мне владельца казино, - усмехнулся Ренер. - Тебе не кажется, что условия не совсем честные?

- Учитывая твою уверенность в собственной неуловимости, так это я еще поскромничал.

- Хорошо, - согласился Ренер, - ты меня все равно не поймаешь, даже на новом корабле.

- Увидим, - сказал Кичер. – Итак, место следующей встречи?

Ренер посмотрел на него. Некоторое время он оценивал капитана, затем, видимо, пришел к определенному выводу, потому что его руки сошлись вместе и он начертил в воздухе фигуру, которая напоминала драгоценный камень, алмаз или бриллиант.

- Все? - спросил Кичер.

- Этого достаточно, - рассмеялся Ренер. – До встречи.

Он уже потянулся к панели связи, но Кичер его остановил:

- Погоди. Я не могу понять одну деталь, которая не укладывается в общую картину.

- Какую? – спросил Ренер.

- Зачем ты притворялся, будто у тебя повреждена нога? – Кичер погладил подбородок. - Пытался успокоить меня, показать, какой ты жалкий и беспомощный?

- Я говорил, ты не поверишь, – сказал Ренер, – я ее действительно подвернул, когда приземлялся на планету. Очень больно, между прочим.

- Вот он как, - протянул Кичер. – Бывает.

Он медленно протянул руку и отключил связь. Затем посмотрел на притихшего на коленях Крабика.

- Такое действительно бывает. – сказал ему Кичер.

Крабик понял, что к нему обращаются, и вытянул вперед глаза-антенны. Капитан его погладил и продолжил:

- А теперь давай посмотрим, что ты накопал в его голове. Что-нибудь о драгоценных камнях, алмазах, бриллиантах. - Он аккуратно поставил Крабика перед собой и добавил: - Ты хороший краб.

Крабик не спорил.