Из тоннеля

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3135
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Олег Силин (Скаерман).
 
За спиной раздались проклятия: не в меру ретивый турникет зажал руку какому-то гостю столицы. Макс даже и не оглянулся. Каждый день здесь кто-нибудь застревает, дело привычное.
Эскалатор с гулом понес его к прохладе станции метро. Он невидящими глазами провожал рекламу модных журналов, дорогих бутиков и продуктов быстрого приготовления. В таком же полусне пребывали и остальные пассажиры, едущие домой после долгого рабочего дня.
Впереди показались своды одной из крупнейших станций кольцевой ветки. Макс сошёл с эскалатора и поторопился в дальний конец зала, пока туда не нахлынула толпа из перехода. Он остановился возле колонны и перевёл дух. Успел и, кажется, будет ехать не сдавленный со всех сторон, а в относительном комфорте.
Из тоннеля потянуло воздухом. Макс оторвался от колонны и подошел ближе к краю платформы. Заревело. Что-то царапнуло на краю сознания, рёв не сильно был похож на сигнал подходящего поезда. Показались лучи света, а затем засверкали фары. Толпа подалась к краю перрона. Вновь заревело. Теперь Макс понял, что его смущало: рёв не был механическим, так могло реветь живое существо. И поезд приближался слишком быстро.
Состав, не сбавляя ход, вылетел на станцию. В окнах виднелись перепуганные лица пассажиров, многие не держались на ногах и лежали на полу. У Макса заныло под ложечкой и он обернулся на повторившийся рёв. Из тоннеля вылезало огромное серое существо. Бочкообразные кулаки, жилистые руки, маленькая голова на приземистом торсе. Существо оскалилось и заревело.
- Метролль! – громко взвизгнули в толпе.
Еще мгновение – и толпа с криками рванула к выходам из станции. Вмиг потерявшие степенность гномы шустрили не хуже полуросликов, ну а тех уже и след простыл. Люди бежали, спотыкались, падали, по их спинам бежали другие, потерявшие всю цивилизованность жителей Четвертой эпохи. Макс прижался к колонне и чувствовал, как за спиной ворочается метролль. От его удара рассыпалась соседняя с человеком колонна.  Макс закрыл глаза, посчитал до пяти, в надежде, что метролль ему пригрезился после тяжелого дня. Но нет, рухнула ещё одна колонна, а возле эскалаторов начался настоящий ад, сравнимый разве что с осадой Хельмовой Пади. Тогда он открыл глаза и рванулся к пока ещё не закупоренному переходу со станции «Теоден Роханский» на «Арвен Ундомиэль».
 
- Чтоб этих газетёров Балрог утащил в глубочайшие глубины Мории! Чтоб они горели и плавились в огне Ородруина! Чтоб их Аспид забрал! В конце концов, чтоб им пусто было!
- Рафт, не ругайся.
- Это я ещё не ругаюсь. Ты бы слышал, как я ругаюсь! Эльфы бы попадали с мэлорнов, услышав мои ругательства!
Рафтербрюккен, начальник минас-тиритского метрополитена, смял фуражку и запустил её в стену. Смачный шлепок завершил её полет, приоткрылась дверь и секретарша виновато осведомилась: «Звали?».
- Нет! В этот раз – не звали. К нам никого не пускать, - успокаиваясь, сказал начальник.
Дверь закрылась. Рафтербрюккен утёр пот со лба и бросил гостю:
- Подымим маленько?
Вместо ответа полурослик с готовностью протянул гному кисет с настоящим трубочным зельем из Шира.
- Ты, Барри, извини меня. Не каждый раз метролли случаются. Последнего в этих краях я видел лет сорок назад. А то и все пятьдесят? Не припомню, память уже не та, всё ж таки полтора века разменял… Что, сильно я ругался?
- Не очень, - флегматично ответил Барри Крышкинс, - когда у тебя «Пеленорское поле» залило, ты больше ругался.
- Скажешь ещё, то вода, а тут.. кхе.. мда.
По телевизору сверкнула заставка выпуска новостей. Рафтербрюккен сделал громче.
«По сообщениям наших корреспондентов, ситуация вокруг станции «Теоден Роханский» остаётся напряжённой. Метролль локализован, с минуты на минуту ожидается прибытие королевской гвардии Его Величества Арагорна XIV, да сравнятся его года с годами эльфов. Движение по кольцевой линии остановлено, в центре Минас-Тирита образовались заторы,  всем жителям рекомендуем воспользоваться объездными путями. Начальник метрополитена господин Рафтербрюккен считает, что движение по линии может быть восстановлено к завтрашнему дню, но пострадавшую станцию необходимо будет закрыть на ремонт. В то же время на вопрос о компенсации пострадавшим от нападения метролля начальник ответить отказался. Следите за нашими выпусками. Альвин Фиреанок, МТТВ»
- Все хотят денег, - пыхнул Барри.
- Будут им деньги, - проворчал Рафт, затягиваясь, - только посчитаем сколько нужно.
- Уверен, что зверюга никуда не денется?
- А то! На поверхность и на соседнюю станцию не вылезет – проходы маловаты. По тоннелю может пошляться, да только на кольце у меня доверенные гномы сидят, посигналят, если что. Да не полезет метролль по тоннелю, пока не наиграется. И вообще, что я тебе рассказываю, - рассердился гном, - ты сам троих метроллей положил, когда Серую Гавань копал.
- Было дело, было. Слушай, пока новостей нет, давай поедим?
- Вы, хоббиты, неисправимы. Эй, Милка, закажи нам чего поесть.
 
Рафтербрюккен и Барри приканчивали третью курицу, когда в дверь постучали. На пороге появился гном, на руке которого висела Милла и судорожно выговаривала ему: «Начальник занят, к нему нельзя!».
Главный метрополитеновец крякнул, выпутал из бороды застрявшее крылышко и рявкнул на вошедшего:
- Кто таков и чего припёрся, Балрожье отродье?
- Я – Гварин, прибыл из Девятого Управления. А вам, уважаемый Рафтербрюккен, привет от дядюшки Торуна.
- Хм, от Торуна… Милка, отпусти гостя, да подай кружку под пиво. Пиво будешь, Гварин?
- Конечно, когда это гном отказывался от пива?
Секретарша принесла дубовую кружку с резной надписью «Оболонь».  Барри наполнил её темной пенящейся жидкостью. Гварин принюхался:
- Квас?
Начальник метро аж поперхнулся.
- Чтоб тебя вечно водой из Андуина поили после таких слов. Пиво это, бархатное. И вообще, давай-ка к делу. Выкладывай, чего это Девятое Управление заинтересовалось?
Прибывший гном потеребил коротко стриженую бороду (экое непотребство!).
- Проверка. Хотим узнать из какой подземной системы вылез метролль. Минас-Тиритское метро, конечно, неглубоко залегает, но как знать, может быть, ход ведёт в Быстрые Пещеры, а этого мы допустить не можем. Лучше перестраховаться, уважаемый Рафтербрюккен.
- Мда? Ох, не помню я, чтобы под человечьей столицей ходы были, но будь по-вашему. Бумажку я тебе подмахну на… сколько с тобой ребят?
- Семь.
Рафт выпучил глаза.
- Семь? Почему так мало?
- Больше и не надо, эти – лучшие.
 
По пути на станцию бойцы устроили спор о новом оружии. Гварин толком не прислушивался, лишь краем уха выхватывал обрывки фраз:
… слыхал, в Рохане новую модель для кавалерии сделали. Облегчили броню, добавили пару щитков и вернулись к гусеничному ходу. Говорят, гильдия Циммерштайна и Брорина получила заказ на моторы…
… что – кавалерия? Вон харадримы, говорят, совсем новое оружие придумали. Всадники едут внутри бака на гусеницах. Штуковину «танк» обозвали...
…где видано, чтобы всадники внутрях ездили? Нет, брат Троин, глупостями они занимаются, клянусь Дарином, глупостями…
- Приехали, - негромко сказал водитель. Гномы вмиг прекратили беседу и организованно посыпались из микроавтобуса.
Зеваки уже разбрелись, «скорая помощь» давно укатила. Брусчатка в огнях фонарей отблёскивала тусклым зеркалом. «Водой окатывали» - догадался Гварин, - «значит, без крови не обошлось».
Возле вестибюля стояло несколько грузовиков. В один из них королевские гвардейцы деловито грузили окаменевшую руку метролля. Вход охраняло несколько солдат и маг в сером плаще с откинутым капюшоном. Командир гномов сразу двинулся к нему.
- Гварин, особый отряд Девятого Управления. Имею указание провести разведку в тоннеле.
Маг был похож на эльфа, но таковым не являлся. Пожалуй, в предках у него был кто-то из Старшей Расы, присущие эльфам черты были искусно подчёркнуты волшбой и пластическим хирургом.
- Документы. – Тонкие губы мага кривились в надменной полуулыбке, но с ней совершенно не вязался сипловатый голос.
Гварин с готовностью протянул завизированную бумажку и спросил:
- Сложно пришлось внизу?
- Средне, - ответил маг, возвращая документы. – Метролль здоровый попался, но совершенно ошалевший. Как будто не понимал как оказался на станции и что творит. Аккуратнее там. Пропустите их!
 
Эскалаторы не работали. Гварин с товарищами протопали по замершим лестницам и оказались в центральном зале. Команда рассредоточилась и осмотрелась. Перед эскалатором темнели потёки с характерным запахом. Пол станции был усеян каменной крошкой, валуны побольше громоздились на месте нескольких колонн. Конная скульптура короля Рохана, некогда стоявшая в нише, теперь валялась на одном из путей. Часть светильников не работала, некоторые моргали, отчего картина приобретала ещё более угнетающий вид.
- Неплохо порезвился родственничек, - глухо произнес один из бойцов. Гварин мысленно с ним согласился. Метролли приходились дальними родственниками гномам. Побочная ветвь эволюции, застрявшая в развитии на несколько Эпох. Но об этом предпочитали умалчивать.
- Здесь ремонтировать – месяца не хватит, - откликнулся второй.
- Вроде спокойно. Пошли, - скомандовал Гварин, указывая ружьём направление. – Трой, проверь контактный рельс.
Гном осторожно опустил гибкий щуп.
- Чисто. Идём.
Разведчики попрыгали на рельсы и углубились в привычную стихию тёмных тоннелей. Впрочем, пока ещё не совсем тёмных. Гномы отлично видят в темноте, но всё равно предпочитают путешествовать с фонарями. А изобретенные полвека назад приборы ночного видения у горного народа шли нарасхват.
Гварин перепрыгнул через валяющиеся тюбинги. Где-то тут метролль выбрался в тоннель и погнался за поездом.  Небольшая кривая привела их к широкой трещине, вокруг которой громоздились бетонные завалы.
- Вот он откуда пришёл. Ставь метку.
Один из гномов чиркнул продолговатой трубкой по тюбингу. Палочка замерцала бледным фиолетовым светом.
- В пролом, - скомандовал Гварин, - порядок номер четырнадцать.
Гномы зажгли на плечах не слепящие глаза «тлеющие» огоньки, сноровисто прицепили оружие к вшитым в косухи металлическим пластинам и по двое стали нырять в «трещину», больше похожую на тоннель, по которому они пришли.
Земля жила своей жизнью. Тихонько поскрипывал камень под ботинками, где-то еле слышно капала вода, доносилась легкая вибрация от метро. Проход несколько раз повернул и круто пошёл вниз. Гварин щёлкнул пальцами, группа послушно остановилась. На них навалилась горная тишина.
Чёрное ничто не позволяет увидеть пальцы на руках, даже если поднести их к самому носу. Единственный звук – собственное дыхание. Обычный человек в таком месте сошёл бы с ума через несколько часов. Обычный гном мог выдержать гораздо дольше, но всё равно рано или поздно превратился  бы в безумца. Метролли могли жить в подобных пещерах годами.
- Вторую метку, - потребовал командир. Пока Денар зажигал маячок, Гварин быстро осмотрел группу. Да, недаром встречи с гномами породили целую толпу слухов о призраках подземелий. Конечно, когда из-за темного угла вдруг появляется нечто мохнатое в сиреневатом ореоле, с выпученными блестящими глазами – и не такое подумаешь. Не сразу догадаешься, что это бородач в каске, с визором на глазах и тоннельными фонарями. И к духам не имеющий ни малейшего отношения.
- Спускаемся вниз, парни.
Гурни вбил в камень два кольца, закрепил трос. Разведчики набросили карабины и медленно тронулись по наклонной плоскости. Спуск несколько раз менял угол, из пологого становился обрывистым, резко уходящим из-под ног. Горному чудищу такие участки как феечки: уперся лапам в стены и знай, карабкайся.  Гномы же, тихонько поминая Балрога, двигались мелкими шажками. Некстати вспомнилась байка о гноме-проходчике, нашедшем при прокладке тоннеля Кольцо. Правда, бродила она от Серой Гавани до Мордора и была всего лишь горным фольклором, но уюта Гварину это не добавило.
Последняя вертикалка привела группу в небольшой зальчик с одним широким проходом и двумя небольшими трещинами, в которые мог протиснуться гном, но уж никак не метролль. Здесь на стенах стали появляться первые робкие гнилушки, дающие свет в глубоких пещерах. По преданию, их вырастил один из соратников Дарина, чьё имя затерялось в веках.
Гварин сам поставил третью метку и махнул стволом в сторону прохода. В нём уже пришлось идти по одному. Командиру группы лаз напомнил нижние уровни Мории:  такие же низкие своды, ощущение безграничного камня и близости предвечных чудовищ, так и не поднявшихся на поверхность.
Впереди заруршало и зашумело. Отряд остановился, напряженно вслушиваясь. Ещё зашуршало. У кого-то из гномов с громким щелчком сорвалась капля пота – и тут же из-за поворота вынырнула скалисто-серая рука.
- Метролль! Отступаем! Быстро! Быстро!
Вслед за рукой показались отливающие рубинами красные глаза. Гварина обдало смрадом. Метролль заревел и потянулся к авангарду. Раздалось стрекотание: у Денара не выдержали нервы и он начал стрелять.
- Прекратить огонь! Отходим, живо! В проходе он нас передавит!
Раненое чудище опять подало голос, в нем слышалась боль и злость. Здоровенная рука метнулась вперед и вырвала у Денара автомат вместе с рукавом косухи. Гномы гулко затопали по проходу, торопясь выйти в спасительный зальчик. Чудовище догоняло, его дыхание чувствовалось всей спиной и казалось, что сейчас лапа схватит тебя и сомнёт в лепешку.
- Живо, живо, рассыпались!
Возле самого выхода замешкался Гурни. Гварин видел, как лапа метролля ухватила его, тряхнула и потащила обратно в проход. Гурни ругался и стрелял. По ушам бил грохот и рёв раненого чудища. Он подбежал к товарищу, ухватил его за пояс и крепче уперся в камни. Пистолет бессильно защелкал – закончились патроны.
- Фонари! Гурни, фонари!
На Гварина уставились всполошные глаза Гурни, гном мало понимал, что происходит и мог лишь дёргать курок. Метролль рванул на себя, ноги пока держали Гварина, но пояс в руках ощутимо подался. Командир сообразил, что сейчас чудище рванет ещё раз и тогда…
Он отпустил одну руку, выхвалил фонарь и направил в глаза троллю. Тот взревел. Подбежали другие гномы – и проход разрезало сияющими копьями света. Гварин и Гурни  повалились на засыпанный крошкой пол. Над ухом чавкнула расплющенная гнилушка. Гурни подхватили и быстро отнесли в разломы, командир поспешил за бойцами. В зал вылез раздраженный метролль.
- Клянусь Дарином, это самка!
Узкая пещера дрожала от рёва взбешённой троллихи. Её пальцы вцепились в края расщелины, скала трещала и ломалась, каждое движение она сопровождала воинственным возгласом.
- Почему она ещё не подохла? – проорал Троин командиру в ухо, - Почему оружие на неё не действует?
- Живучие они! Их даже выстрелом в голову не возьмёшь! Успеют дойти и пришибить – и только потом испустят дух. Давайте световую гранату!
Гварину быстро передали ребристый металлический тубус. Гном рванул чеку зубами, толчком отправил гранату под ноги безумствующей самке. Закрыл глаза и заслонил их рукой.
Полыхнуло так, что даже сквозь плотную ткань и сомкнутые веки просочился свет, оставив на несколько секунд россыпи искорок перед глазами. Гномы полезли наружу. В зале замерла окаменевшая фигура метроллихи, застывшей с поднятой рукой и жутким оскалом на морде.
- Она вся превратилась в камень?
- Нет, для этого нужны настоящие солнечные лучи. Граната дает похожий свет, но действует он недолго. Это корка сверху, рано или поздно она её сломает. Поэтому…
Гварин выдернул из-за плеча винчестер. Грохот вновь наполнил помещение, другой грохот, неживой, несущий смерть. От чудовищной «скульптуры» отлетали осколки и, наконец, с едва слышным сквозь выстрелы всхлипом, она грузно осела на землю. Гномы приветствовали победу улюлюканьем и непристойными жестами. Командир забросил винчестер обратно, подошёл к голове самки метролля. Из её глаз ушел рубиновый огонь, теперь это был чёрный тусклый агат.
- Что ж ты, глупая, попёрлась наверх? За кормильцем пошла? Эх-эх…
- Командир, у Гурни нога сломана.
- Иду.
Гварин подошёл к раненому товарищу. Нога Гурни свободно болталась в штанине, только шок не давал гному почувствовать сильнейшую боль. Современная медицина или волшебник могли помочь пострадавшему – но они были далеко.
- Денар, останешься с Гурни. Проследишь… а впрочем и так всё знаешь.
Гном согласно кивнул чёрной бородой.
- Постараемся вернуться быстро.
- Командир, - обратился Троин, - командир, почему бы нам просто не взорвать проход, из которого вылезла троллиха?
- Трой, если самка решилась пойти вслед за самцом – это значит, что ей не хватает еды для её выводка. Они могут загнуться от голода – а могут и полезть наверх. Потому мы должны найти, где их логово… и не оставить там живых.
Вновь гномы тронулись в путь, вновь над головами плыли своды пещеры, первый раз увидевшие искусственный свет – и, скорее всего, последний. Гварин подгонял своих бойцов, но сам думал о другом. Молодые метролли никогда не полезут наверх, они будут сидеть и ждать, пока не нальются силой их руки, потом будут долго, может быть очень долго искать выход. С одной стороны, они могут попасть в систему древних Быстрых пещер – и тогда на несколько лет оборвётся тайное подземное сообщение. Но они могут вылезти в обычное метро и вновь устроить бойню – лишь потому, что он, Гварин, не захотел доводить дело до конца.
Первый гном остановился, поднял руку. Бойцы мгновенно выключили тлеющие фонарики и напряжённо застыли. Из-за поворота сочился неяркий синевато-фиолетовый свет гнилушек. Гварин и Троин тихонько двинулись по ходу. Свет шёл из дыры, выходящей в обширную пещеру. Стены и пол обильно поросли мерцающими грибами. В центре пещеры торчало нечто, похожее на полый холм, внутри которого было светлее, чем в зале. Вокруг холма лежало несколько здоровенных валунов.
- Похоже, пришли.
Гномы короткими перебежками двинулись к холму, то и дело прячась за сталагмитами. Удушливо-кисло воняло от грибов, где-то неподалеку несло гнилью и тухлым мясом. Сомнений не оставалось – это было логово метроллей. Из-за холма вышла могучая фигура. Горное чудовище тяжело опиралось на руки и невнятно рычало. После особо громкого взрыка один из камней пошевелился и вытянул лапу. Рыжебородый Мартенвиммер, единственный восточный гном в команде, судорожно отпрянул от валуна, за которым он прятался. И не зря – почти сразу «камень» сверкнул рубиновыми глазами и недовольно засопел.
- Ох, Балрог меня разбери, я ж чуть сам к нему в пасть не залез. Командир, чего делать будем?
Гномы зарылись в гнилушки, поминутно отфыркиваясь от спор, и поползли в сторону от холма, подальше от метроллей.
- Сюда бы пару орудий – вмиг очистили территорию.
- Или несколько магов из МТУМа…
- Хватило бы одного чародея Фангорнской школы. Слушайте, а может затопим пещеру?
-Давайте думать над тем, что есть. Магов мы сюда не затащим и пещеру не затопим.
- Взорвать!
- Быстрые пещеры…
- Угу, не пойдёт…
- Тихо!
Метролли принялись бродить вокруг холма. Двое столкнулись, вспыхнула короткая драка, но уже через секунду они разошлись. Самый крупный издавал протяжные заунывные звуки, как будто жаловался на судьбу или звал кого-то. Голос горного чудища драл уши наждаком, хотелось или пристрелить «певца», или застрелиться самому.
- Командир, давайте уже их уже порешим!
- Порешим. – Гварин осмотрел пещеру. Дальняя часть оказалась окутана мраком, гнилушек там почти не было. – Надо осмотреть ту сторону. Есть идея. Ну-ка, пошли. Шуметь тихо.
Группа рассредоточилась и «капельным» шагом поскользила в обход, поминутно припадая к земле. Тролли пока не обращали на гномов внимания, бродили вдоль холма и внимали орущему собрату.
Через полчаса гномы забрели в малоосвещенную часть пещеры. Свод здесь плавно опускался, стены сходились под острым углом. Место довольно сильно напоминало давешний зальчик, что и натолкнуло разведчиков на мысль.
- Сюда бы заманить метроллей, да световыми гранатами их поджарить…
Идея показалась такой же хорошей, как и затащить в подземелье чопорных магов. Но, покрутив ее так и сяк, поняли – другого выхода нет.
На холме стало тихо. Гномы шуршали по гнилушкам, раскатывая провода и устанавливая пять световых гранат. От едких спор не спасали даже густые бороды – и время от времени раздавался сдержанный чих, после чего все замирали и прислушивались. «Валуны» молчали и были заняты каким-то своим странным делом. Троин пошутил, мол – давайте заберем их наверх, вместо турникетов пусть работают, сразу зайцев меньше будет. Гварин то ли хмыкнул, то ли чихнул (ему приходилось хуже всех из-за остриженной бороды) и поторопил болтуна.
Провода оттянули за обломок скалы и теперь оставалась самая малость – заманить метроллей в ловушку.
Первая попытка оказалась неудачной. На сигнальную шашку с ярко-розовым светом горные чудовища вообще не прореагировали. Подумаешь, светит какая-то штуковина, мало ли чего там светить может. И вообще, лучше уйти подальше. Мартенвиммер, увидев, как удаляются их цели, загнул такое проклятие, что даже знаток говора нижних подземелий Форфин уважительно крякнул и похлопал восточного коллегу по плечу.
- Чего теперь придумаем?
- На живца будем ловить, -  ответил Гварин, - другого варианта не вижу.
- Командир, ей-право, давайте обрушим выходы и пусть они тут сгниют без еды.
- Ты дашь гарантию, что над нами сейчас не стоит, например, королевский дворец и после взрыва он не просядет? Вижу – не дашь. Март, идём со мной. Из всех гномов ты бегаешь лучше всех.
«Живцы» подползли к полому холму, возле которого вновь лежали валунами метролли. Гварин толкнул Марта, они подскочили и закричали что было сил. Гварин орал песню хирда, Март упражнялся в сквернословии. Метролли вытаращились на неведомых зверушек, самый мелкий привстал и потянулся за Гварином. Командир гномов ловко отскочил, передёрнул затвор винчестера и выстрелил в лапу чудищу. Тролль озадачено вякнул и встал уже в полный рост.
- Стреляй, Март!
Напарник шарахнул из «Гондоррана», сопроводив выстрел очередной порцией брани. Кажется, он уже дошёл до пятого колена родни метроллей.
Тут уже зашевелились все чудовища, а вместе с ними замедлилось время. Гварин видел, как расправляются широкие плечи, разгораются рубиновые глаза и тянутся к кусачим букашкам лапы, желающие смять и раздавить докучливых насекомых.
Бах. Бах.
Одно чудовище охнуло. Пуля из крупнокалиберного «Гондоррана» пробила плотную шкуру. Другое чудище взревело и с изяществом древней паровой машины двинулось на гномов. Мартенвиммер перекатился по земле и задал стрекача. Гварин отступал медленнее, выманивая остальных метроллей.
Бах.
Горные чудовища вконец разозлились. Они рычали и шипели, их руки шарили по земле в поисках жертвы. Командира обдало соком от раздавленных гнилушек – рука метролля шлепнула в полуметре от него. Он запоздало сообразил – надо было бежать раньше. Теперь путь к световой ловушке оказался перекрыт. Гном рванулся вперёд, оскальзываясь на грибах и шныряя между лапами детей тоннелей. Одному чудищу он успел влепить пулю на бегу, но тут всё же поскользнулся и бахнулся подбородком о камень.
В глазах его потемнело, в ушах феечки зазвонили в колокольчики. Гварин очумело попытался встать, почувствовал, как сверху налетает воздушная волна и на него обрушивается скала – ладонь метролля.
Сознание не пощадило – в следующий миг Гварин оказался в каменном захвате крепких пальцев чудовища. Ощущения до омерзения напоминали одно из первых заданий и трехчасовое лежание в обрушившейся штольне. Тогда его откопали, а сейчас?
Земля унеслась куда-то вниз и вправо, метролль поднимал гнома, вместе с тем усиливая захват. Времени оставалось только на последнюю молитву Отцу гномов.
Тут Гварин увидел, как на запястье чудовища возникает воронка и из неё толчком выплескивается вязкая, почти чёрная жидкость – кровь метролля. Чудовище рявкнуло и выпустило гнома. Падая, Гварин заметил Мартенвиммера с «Гондорраном» наперевес, размахивающего звездочкой горного фонаря.
Метролль забыл о своей добыче и устремился за обидчиком. Все пять чудовищ гулко топали в узкий проход, откуда перемигивалось глазами неведомое существо.
А затем взорвалась сверхновая.
 
Гварин пришёл в себя от похлопывания по щекам. Троин сидел рядом и ухмылялся.
- Ожил, командир?
- Пока не знаю… дай глотнуть чего…
Троин отцепил фляжку, Гварин хлебнул и закашлялся.
- Балрог тебя дери, что это?
- «Нуменорофф» на лориэнских травах.
Главный гном не стал уточнять, у кого подчиненный спёр королевский напиток.
- Что с метроллями?
- Стоят истуканчиками как миленькие. Рвануло хорошо, даже нас в засаде задело.
- Живы все?
- Дарин миловал – все.
Гварин хлебнул ещё напитка. Пожалуй, надо стребовать пару бутылей с Рафтербрюккена. Парни заработали.
- Добивайте троллей, а я пойду осмотрю холм.
Троин кивнул и ушел к скульптурной группе. Гварин, тяжело вздыхая, поплелся к холму. Он не думал найти что-либо интересное, но ещё меньше ему хотелось приканчивать чудовищ.
За спиной ухал «Гондорран», стрекотал «Пеленор» и басовито рявкал «Оркхант». Во все стороны валила каменная крошка. Фигуры метроллей быстро щербатились и утрачивали форму. Гварин ещё раз оглянулся на свою команду, включил фонарик и забрёл в странный сталагмит.
Внутри оказалось весьма просторно для гнома – не удивительно, ведь там помещались метролли. В центре на небольшом постаменте стоял грубо вытесанный из камня идол.
Гварин присмотрелся. У идола оказались намечены тонкие руки с длинными пальцами, вытянутые ноги и большая голова с огромными круглыми глазами. Гном походил вокруг изваяния, осмотрел его так и сяк, пока мозг не согласился принять очевидное.
- Отец Дарин… это же Горлум! Мы попали на горлумопоклонников!
Гварин знал о секте Сауронитов, о поклонниках пророка Сарумана и культе «Первого и Единственно Верного Властелина Кольца Смеагорла», но никак не ожидал встретить этих фанатиков среди метроллей. Дети тоннелей всегда представлялись ему как туповатые животные. Маги вообще считали их грязью на теле Средиземья. Эта же находка в корне рушила навязанные представления. Горные чудища не могли быть животными – иначе не сделали бы идола из камня, на такое способны только разумные существа. Поймать бы их, засунуть в лаборатории – и пусть волшебники ищут ответ. Но… поздно. Метролли превратились в кучки буро-серого щебня. Гномы разбивали эти кучки на ещё более мелкие, топтались по ним тяжёлыми горными ботинками, стараясь растереть в пыль само упоминание о метроллях. Гварин бросился к своей команде:
- Хватит! Да что с вами такое? Вы как будто под кольцом ходите, Балрог вас дери! Форфин, за мной, остальным разрешаю отдохнуть.
- И выпить? – с надеждой спросил Троин.
- И выпить.
 
Форфин обмер, увидев статую.
- Хирд отца Дарина… это что же выходит?
Старый гном обошел вокруг идола. Гварин наблюдал за ним, скрестив руки на груди.
- Грубая работа, очень грубая… Это Горлум?
- Похоже на то.
- Командир, ты когда-нибудь слышал о метроллях-каменотесах?
- Никогда.
- Вот и я никогда. А тут… вот посмотри-ка сюда.
Форфин и Гварин наклонились над идолом. В неровном свете утолщение на руке не сразу угадывалось, но при желании его можно было разглядеть. Горлум был вытесан с кольцом Всевластия.
- Видишь, командир?
- Вижу. И что это значит?
Старик выпрямился.
- Командир, ты был в Арас-Ноте?
- Нет. Это где?
- На дальнем Севере. Съезди как-нибудь. Гномы тогда не сильно отличались от современных метроллей. Поклонялись стихиям. В Арас-Ноте до сих пор остались капища Воде и Камнепаду. И выглядят они очень похоже на это… Нет, командир, дальше я даже продолжать боюсь. Лучше никому не знать об идоле.
- Понял. Уходим.
 
Назад возвращались с шутками и гомоном. Задание выполнено, премия будет, а что командир неразговорчив – так это он ещё от контузии не отошел. Гварин не стал опровергать эту версию. В голове стоял идол Горлума.  Почему метролли высекли именно его? Что их вообще заставило заняться этим делом? За долгую гномью жизнь командир ни разу не слышал о метроллях-каменотесах. Это открытие могло переменить мир. Новая разумная раса в Средиземье.. или всё же марионетки в чьих-то руках? «Кольцо ищет своего хозяина» - вспомнилась фраза из старинной летописи. Метролли на роль хозяев кольца никак не годились, дети тоннелей не отличались умом. Раньше не отличались… 
Отряд вывалился в первый зал. Фиолетовая метка призывно сияла в темноте, из расщелины раздался голос Гурни:
- Ну что, парни, мы победили?
- Ещё бы!
Гварин заглянул к раненому гному. Тот сидел, привалившись спиной к стене, и имел вид болезненный, но не близкий к смерти. Напротив, глаза его блестели, а рот не закрывался.
- Как прошла битва? Сколько их было? Наши все целы? Трофеи взять удалось?
- Гурни, - перебил его Форфин, - где Денар?
- Он расщелину исследовал, оказалось она тоже выходит в метро рядом с «Харадским вокзалом». Я его услал за помощью – надо ж меня как-то вытащить, хотя я чувствую себя гораздо лучше, но лучше не рисковать, правда ведь, командир?
- Правда, Гурни, - ответил Гварин. Ему не нравилась чрезмерная веселость Гурни и отсутствие Денара. Не давал покоя идол и чрезмерно сообразительные метролли.
Из-за поворота показался Мартенвиммер – с абсолютно седой бородой, обезумевшими глазами и с окровавленным амулетом Денара в руке. Не заметив его, Гурни продолжал трепаться:
- Командир, я тут безделушку нашёл. Посмотрите, какая прелесть! Моя прелессссть!
Автор: Олег Силин (Скаерман).