История про Сероглазую Водоросль

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2585
Подписаться на комментарии по RSS
Однажды Сероглазая Водоросль отправилась в черепаший город работать архитектором. Жизнь, в общем-то, такая штука, которая стремится отделить это от того, а левое от правого, и поэтому в черепашьих городах водоросли не живут. Но иногда жизнь начинает смешивать левое с правым, не пренебрегая при этом большим коллайдером на встречных пучках, и в результате в черепашьем городе появляется Сероглазая Водоросль.

Прежде всего, город поразил водоросль своими размерами и неторопливостью. Гигантские небоскребы из стекла и стали, заслонившие небо, задумчивые черепахи, ползущие по улицам и по протянутым между крышами домов мостикам, неторопливо плывущие между зданиями пассажирские дирижабли. Большое и медленное – эти два слова подходили ко всему в городе. В этом городе Сероглазой Водоросли предстояло работать архитектором.

Вообще-то, на эту должность больше подошел бы какой-нибудь коралл – у них способности к архитектуре заложены на генетическом уровне, но когда черепахи услышали, что кораллы строят свои дома на трупах предыдущих архитекторов, то сказали: «нет уж, не надо, лучше Водоросль».

Можно долго рассказывать про то, как Водоросль приспосабливалась к черепашьей жизни, про то, как её новая подруга оказалась вегетарианцем (Водоросль отказалась общаться с этой черепахой), но сложнее всего было с солнцем. Сероглазая Водоросль привыкла просыпаться, когда лучи восходящего солнца освещали её комнату, а в черепашьем городе небоскребы заслоняли собой почти всё небо, и солнца просто не было видно. Единственное окно в квартире Водоросли, из которого был виден кусочек неба, выходило на север.

Каждое утро Водоросль просыпалась от писка будильника, открывала свои серые глаза и смотрела на узкую полоску синевы, проглядывающую между двумя небоскребами. Затем она меняла воду в своем аквариуме и ехала на работу. Начинался новый трудовой день.

А однажды настал момент, когда ей дали задание – спроектировать свой первый небоскреб. Надо сказать, что место для этого небоскреба было выбрано самое неподходящее – такое, что он должен было закрыть собой вид из окна Водоросли. Водоросль и так истосковалась по солнечным лучам, которые падают на листья ранним утром, а тут она должна была лишиться последнего, что у неё осталось – неба.

В общем, настроение у неё окончательно испортилось. Выбора у неё особого не было, и неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы ей не пришла в голову Мысль. Надо было всего лишь правильно подобрать расположение и форму здания.

Здание строилось зимой, когда солнце поднималось низко-низко над горизонтом. Строительство было закончено ранней весной, здание застеклили и сдали в аренду на тысячу лет. А затем одним прекрасным весенним утром солнце поднялось над горизонтом чуть выше, чем в предыдущие дни.

Ранним-ранним утром солнечные лучи пробежали сто пятьдесят миллионов километров. Пробились сквозь озоновый слой и тропосферу. Пронеслись ещё несколько километров между небоскребами. Упали на стеклянные стены здания, спроектированного Водорослью, и отразились. Затем они преодолели ещё километр, зажатые в узком пространстве между небоскребами. И упали в окно квартиры Сероглазой Водоросли.

Ранним-ранним утром. В глубине города из стекла и стали. У подножия небоскребов, закрывших небо. Взошло солнце.

Смотрите все – взошло солнце!