История одной смерти

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3099
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Антон Сапожников (Borey).
 
 
Она умерла без мучений и боли. Маша давно желала смерти. Нет, она не была больной. Ее не бросал возлюбленный. И у нее не было кумира, который по-пьяни или от наркоты сбросился с балкона. И она не была фанатичной приверженкой какой-либо секты. Умереть - это ее сознательный выбор.
Ее жизнь не была несчастливой. У Маши много друзей и подруг. И много поклонников набивающихся ей в ухажеры. И сердце ее полно любви к одному хорошему человеку. Она была вполне довольно этой жизнью, но все равно желала другой. Маша романтизировала смерть. Точнее послесмертие. Она верила, что там, после смерти, другой, абсолютно новый мир. Или, может быть, иное воплощение. В любом случае - она верила - что там ее ждет иная, непохожая на нашу жизнь. Где будет больше места для сказки, романтики и приключений. Хотя все это уже не важно. Вчера она, как всегда яркая и энергичная, общалась с друзьями и подругами, целовалась со своим парнем. Никто не мог даже предположить, что она уже решилась умереть и живет свой последний день. А сегодня она со странной улыбкой на обескровленных губах лежит в одной футболке и трусах в наполненной водой и кровью ванне. Ей нравился красный цвет.
В день смерти она проснулась на рассвете. Из ее окна открывался великолепный вид на просыпающийся город и восходящее солнце. Она дождалась, когда останется одна, написала письма родителям и ближайшим друзьям, легла в наполненную теплой водой ванну и вскрыла себе вены.
 
Маша пришла в себя лежа в ванне. Сама ванная комната оказалась грязной и разрушенной, как в давно брошенном доме. Ржавая ванна, в пятнах высохшей крови, с растрескавшейся эмалью. Стены были покрыты черной плесенью. Кафель давно осыпался, образовав на полу крошево. Раковина с отколотым куском пожелтела, эмаль покрылась ржавым налетом. Некогда белая стиральная машина лишилась двери, пожелтела и была заляпана той же черной плесенью, что и стены. На стиральной машинке аккуратной стопкой лежала ветхая и выцветшая одежда - джинсы и кофта. Ничего больше в комнате не было. Полотенца и халаты, которые раньше висели на крючках на стене, исчезли вместе с крючками. На полочке, под разбитым зеркалом, вместо стакана с зубными щетками, отцовской бритвой и прочими предметами гигиены, толстым слоем поросла черная плесень.
Маша открыла глаза и увидела серое небо через дыры в потолке. Медленно осмотрела всю комнату, затем себя. Футболка и трусы, когда-то бывшие белыми, пропитались кровью, и стали темно-красными. Маша поднесла запястья к глазам. Порезы были. В голове промелькнула мысль: "Неужели получилось?" Она вылезла из ванны. Под ногами захрустели кафель и стекло. Один из осколков зеркала впился ей в ногу. Стекло глубоко вошло в плоть, но боли Маша не почувствовала совсем.
Вытащив стекло, она опасливо уколола себя в ладонь. Затем, уже смелей, она сделала глубокий порез. Ни боли, ни крови. Ничего. Маша подняла голову и посмотрела в уцелевший кусок грязного зеркала. Лицо было очень бледным. Крашеные черные с красным волосы спутались. Она кое-как поправила руками прическу, надела ветхие джинсы и кофту и вышла из ванной комнаты.
Квартиры не было. За дверью был город, такой же разрушенный и запущенный. Брошенный. Ванная комната, из которой она только что вышла, бетонной коробкой стояла на куче битого кирпича и обломках панелей некогда бывших домом.
Все дома вокруг были разрушены, но казалось, что они развалились сами по себе, от старости. На обочинах разбитых дорог стояли проржавевшие и сгнившие машины. Трава отсутствовала. Только иссохшие клочки торчали кое-где из трещин в асфальте. Те немногие деревья, что еще стояли, были мертвы. Небо затянуто плотной серой пеленой, но не облаками, больше всего это было похоже на смог. Возможно, из-за этого все вокруг казалось серым и еще более безжизненным.
Ветер принес запах близкой воды и плеск волн. Это было странно, ведь вокруг - Маша это точно знала - нет никаких водоемов. Она пошла на звук и вскоре остановилась на берегу моря. Вода была невероятной чистоты. Через нее, как через стекло, было видно далекое дно: вход в метро, ларьки, дорогу, машины. Маша присела на бордюрный камень, о который бились волны, и коснулась воды.
Жуткий холод ожог руку. Резко и остро заболели порезы на руках. От внезапно нахлынувшего чувства глубокого одиночества сильно защемило сердце. Какая-то сила тянула ее в воду. И чем глубже она погружалась, тем больнее, тоскливее и хуже ей становилось. Вспомнились все, даже детские, даже самые мелкие обиды и печали. От всего этого было впору разрыдаться и в омут с головой. В петлю. Что угодно, лишь бы забыться и не вспоминать никогда.
Маша, что было сил, дернулась назад и упала спиной на асфальт. Все исчезло. Навалилась усталость. Захотелось лечь и заснуть. Маша отползла к фонарному столбу и, опершись на него, попыталась прийти в себя. Ее борьбу со слабостью прервал плеск весел.
Маша вскочила и стала оглядываться в поисках лодки. Из серой дымки выплыл странный черный корабль. Он был метров пятнадцать в длину. Имел по пять молочно-белых весел с каждой стороны, за которыми сидели люди, по одному на весло. На возвышающейся над палубой с гребцами корме, возле руля, стоял человек, одетый в какие-то длинные черные лохмотья. На короткой мачте не было паруса.
Маша замахала руками, но это было и не нужно. Корабль шел к ней.
Вблизи корабль оказался еще более странным. Он был сделан из черных, неровных бревен. Гребцы, в основном, были голы - на некоторых еще сохранились обрывки одежды - и среди них были женщины. Человек на корме оказался стариком с длинной серой всклокоченной бородой. Корабль остановился в нескольких метрах от берега. Старик перекинул через борт веревочную лестницу.
- Давай, забирайся, - крикнул он каркающим, старческим, но властным голосом.
Маша медлила. Ей совершенно не хотелось вновь погружаться в боль и холод. Старик не был терпеливым.
- Поднимайся. Не то останешься тут. Одна.
Маша поняла, что выбора у нее нет. Она собралась с мыслями и, разбежавшись, прыгнула в воду.
Когда она схватилась за лестницу, боль и холод стиснули ее железной хваткой. Непонятная сила потянула ее вниз. Девушка закричала и, не сдерживая слез, со всей силы рванулась вверх. Боль и холод отступили, когда она перевалилась через борт. Рыдая, она упала на палубу.
- А ну, безжизненные твари! - крикнул старик гребцам. - Вперед!
Гребцы налегли на весла. Корабль медленно поплыл прочь от берега.
 
Маша лежала на черных бревнах. Рядом с ее лицом были ноги кого-то из гребцов. Она медленно встала. Мужчина-гребец не обратил на нее ни малейшего внимания. Он смотрел куда-то вдаль стеклянными глазами и механически – как машина – работал веслом. Только сейчас, вблизи, Маша поняла, что это мертвец. Все гребцы были мертвецами. Это открытие не вызвало у Маши ничего кроме легко удивления. На их лицах застыли маски полного безразличия или гримасы боли и удивления. Она встала и осмотрелась по сторонам.
Вокруг было бескрайнее море. Корабль уже далеко отошел от берег и руины города скрылись в серой дымке. Гребцы по-прежнему не обращали на нее внимания. Девушка подошла к старику у руля. Тот посмотрел на нее белыми, без зрачков глазами, что-то хмыкнул в бороду и вновь сосредоточился на управлении.
- Куда я попала? - спросила Маша у него. - Кто вы?
- Я - Перевозчик, - недовольным голосом ответил старик. - Я подбираю Тела и перевожу их в Город.
- Так вы Харон! - догадалась Маша и даже немного обрадовалась. Но старик не разделил ее радость.
- Здесь нет имен, - грубо сказал он. - Только названия. Я перевожу Тела. Я - Перевозчик. Они, - старик кивнул в сторону гребцов, - гребут веслами. Они - Гребцы. Ты - никто. Ты - Тело.
- Но... - попыталась возразить Маша, но старик перебил ее, повысив голос почти до крика:
- Не мешай! Молчи!
Маша, испугавшись, отошла в сторону. Кто его знает, этого старика.
 
Харон отпустил руль и крикнул "Стой!". Гребцы застыли. Старик спустился с кормы и подошел к правому борту. Маша встала рядом с ним. Харон всмотрелся в воду и что-то пробурчал в бороду.
- Принеси багор, - услышала Маша. Девушка огляделась. Багор лежал у левого борта. Харон, не оглядываясь, взял багор из ее рук и стал вытаскивать что-то из воды. Маша всмотрелась вниз. Из воды медленно поднималось тело мужчины, подцепленное под лопаткой.
- Совсем безвольные стали, - сетовал старик, затаскивая тело на корабль.
Мужчина был высок и хорошо сложен. Одет в мокрые джинсы, рубашку и кроссовки. На лице застыло удивление, смешанное со страхом. Он стоял, глядя куда-то вдаль, не двигаясь и не реагируя на багор в спине. Харон, не церемонясь, выдернул багор - мужчина даже не шелохнулся - положил его на место и открыл люк в палубе.
- Тело, спускайся вниз, - презрительно бросил старик.
Утопленник прошел по палубе и провалился в люк. Из трюма донесся приглушенный стук. Харон вернулся к рулю, крикнул "Вперед!" и гребцы заработали веслами.
- Как он оказался в воде? - спросила Маша.
- Его затянуло. Не удержался на берегу. Слишком слаб. Нет воли. И не было.
Маша вспомнила, как ее саму затягивало в воду, и вздрогнула.
- А почему же я смогла?
- Хватило воли.
- И куда вы его потом?
- В Город. Все попадают в Город.
- А что там, в Городе?
- Узнаешь.
- Но...
- Не мешай! Молчи!
У Маши были сотни вопросов, но строгий взгляд белых глаз Харона заставил ее молчать. Корабль плыл по бескрайнему морю.
 
Город появился на горизонте в тот момент, когда Маше надоело плавание и однообразный безрадостный пейзаж за бортом. Неожиданно. Секунду назад ничего не было, как вдруг, из серой дымки, появились шпили башен и крыши домов. Город был необычен. Небрежно построенные, кособокие домики гармонично и плавно перетекали друг в друга. Изогнутые линии крыш, иногда с очень острыми углами. Искривленные стены и трубы. Ломаные силуэты башен. Из окон всевозможных форм выглядывали горожане.
Корабль медленно подошел к причалу. Харон остановил гребцов и сбросил швартовый. Его быстро подобрал расторопный скелетик и умело привязал к столбу. Спустив трап, старик сошел с корабля. Маша неотступно следовала за ним. В порту их ждал скелет в строгом черном костюме с большим свитком в руке.
- Сколько? - требовательно спросил он.
- Семь, - ответил Харон, не глядя отодвинул скелета в сторону и пошел к ближайшему дому. Остановившись у трапециевидной двери, он повернулся к Маше:
- Иди на корабль. Открой люк. Приведи сюда тела.
- Как?
- Прикажи им. Быстро. Я не хочу тут торчать.
Харон вошел в дом. Маша вернулась на корабль.
- И не разговаривай со скелетом! - крикнул ей в спину Харон и, не дожидаясь ответа, снова скрылся в доме.
Маша открыла люк и всмотрелась в темноту. Выловленные Хароном тела лежали вповалку друг на друге. Видимо как упали в трюм, так и остались лежать.
- Эй, внизу! - позвала она, но ответа не последовало. Тела не шевелились. Маша вспомнила, как Харон разговаривал с мужчиной-утопленником и гребцами, и строго крикнула в люк:
- Эй, тела! - внизу зашевелились. - Вылезайте наверх.
Утопленники, мешая друг другу, попытались вылезти.
- По одному! - тела застыли. Маша ткнула пальцем в знакомого ей мужчину в джинсах: - Ты первый.
Мужчина неуклюже вылез на палубу. Так, по одному, девушка вытащила наверх всех остальных: двух пожилых женщин, старика, молодого парня и маленького грузного мужчину.
- За мной! - приказала Маша и повела тела за собой.
- Сколько? - спросил скелет в костюме.
Маша вспомнила слова Харона и прошла мимо, не сказав ни слова.
Девушка постучала в трапециевидную дверь.
- Входи, - раздался голос Харона. Маша пропустила вперед утопленников и вошла сама.
- Вот, семеро, - Харон разговаривал со скелетом, сидящим за большим, заваленным свитками столом. Скелет записывал что-то на листе бумаги черным пером, изредка макая его в костяную чернильницу. Его единственный глаз свободно вращался в глазнице, останавливаясь то на одном утопленнике, то на другом. Маша почувствовала на себе его холодный пронзающий взгляд и вздрогнул.
- Живая, - простучал зубами скелет-писарь.
- Живые здесь не появляются, - отрезал Харон. - Она - Сильная.
- Запишем, - скелет, постукивая костями, заработал пером. - Следующий.
- Тело, - презрительно сморщился Харон. - Утопленник.
- Запишем. Следующий. - Повторил писарь.
Харон назвал остальных. Всех записав, скелет отложил перо и позвонил маленьким колокольчиком. Из круглой двери, в дальнем углу комнаты, вышел еще один скелет.
- Уведи их, - сказал ему писарь. Затем он повернулся к Маше и утопленникам. - Идите за ним.
- Куда нас ведут? - спросила Маша Харона.
- Там дадут название. Иди.
- Какое название?
- Узнаешь, - злясь, ответил старик. - Не мешай. Молчи!
Харон вышел на улицу. Тела нестройной колонной шли за скелетом. Маша пристроилась в конце и, не спеша, пошла следом.
Скелет привел их в большой шестиугольный зал с обсидиановыми колоннами и беломраморными арками в центре каждой грани. У зала не было крыши. Двенадцать колонн уходили ввысь и терялись в низких облаках. Из пяти арок выплыли пять полупрозрачных призраков. Они закружились над залом. По очереди они спускались вниз и пролетали сквозь тела утопленников. Когда призрак пролетел сквозь Машу, она почувствовала холод и, как будто, он откусил что-то от нее. Вскоре призраки прошли сквозь всех и вновь закружились над залом.
Из арок выбежали скелеты и увели утопленников. Маша осталась одна. Призраки закружились быстрее. Рванулись вниз, пролетая через нее. С каждым таким проходом холод и боль усиливались. Девушка попыталась убежать в арку, из которой пришла, но натолкнулась на глухую черную стену. Когда боль стала невыносимой, она закричала:
- Хватит! - Призраки застыли в воздухе. - Пошли прочь!
Призраки исчезли в арках. Маша постояла в одиночестве, немного отдышалась. В ней вскипела злость. Она резко развернулась и вошла в арку. Стена взорвалась перед ней. Но девушка не обратила на это внимания.
Скелет-писарь по-прежнему сидел на своем месте и что записывал. Когда Маша вошла в комнату, его глаз провернулся в глазнице и уставился на нее сквозь череп.
- Куда вы меня отправили? - закричала девушка, подскочила к столу и со злостью смахнула свитки на пол. - Куда я вообще попала?
Скелет молчал и, не обращая на девушку внимания, продолжал работу. Глаз тоже отвернулся от нее.
- Уроды! - крикнула Маша, топнула ногой и запустила чернильницей в стену. Она вышла из дома, громко хлопнув дверью.
Корабль Харона уже отошел от причала. Маша побежала за ним и остановилась только на краю. Она кричала Харону, чтобы он вернулся и забрал ее. Но старик не вернулся. Маша стояла на краю причала, смотрела на удаляющийся корабль и в ее глазах наворачивались слезы. Но она взяла себя в руки и ни одной слезы не обронила. Только разозлилась.
- Сколько? - спросил скелет в костюме, когда мрачная как туча девушка проходила мимо него.
- Да пошел ты! - ответила Маша и ударила его рукой. Скелет развалился. Череп отлетел далеко в сторону и запрыгал по мощеной камнями набережной.
 
Королева сидела на троне, выточенном из цельного куска обсидиана, украшенном золотом, серебром, драгоценными камнями и костью. На ней было длиннополое черно-зеленое платье, корона, сделанная из черепа бывшего короля, с драгоценностями в качестве украшений. Королева величественно спала.
Тронный зал был пуст. Между обсидиановых колонн с серебром и костью, подпирающих хрустальный свод прокатывался королевский храп. Трон вознесен на пьедестал из белого, как молоко, камня с пятью ступенями. От трона, через весь зал, протянулась широкая линия красного как венозная кровь камня. За троном была величественная фреска во всю стену. На ней была изображена Королева, захватывающая власть в городе во время организованного ею восстания горожан.
Громкий звук открывшихся дверей тронного зала и цокот каблуков Камердинера прервал монарший сон.
- Ваше Величество, - проговорил высокий и прямой как жердь Камердинер, склоняясь в церемониальном поклоне. В своем парадном мундире он был похож на павлина. - Вам срочное донесение.
- Говори, - зевая и без всякого интереса, сказала Королева. Она не удосужилась даже сесть прямо.
- С гарнизона на Дальнем Рубеже сообщили, что к Городу идет огромная армия под предводительством Императора Тьмы.
- Что еще за Император? - чуть заинтересовалась Королева.
- Это мне неведомо, Ваше Величество.
- Пошли Войско. Пусть их остановят. Где Генерал? Позвать его сюда.
Камердинер низко поклонился и вышел из тронного зала. Королева вновь погрузилась в сон.
Вошел Генерал. Он был в золотом доспехе, украшенном рубинами, в золотом шлеме с плюмажем из перьев гром-птицы и с золотым мечом в дорогих ножнах.
- Ваше Величество, - Генерал в почтении преклонил перед Королевой колено.
- Иди, уничтожь нападающую с Дальнего Рубежа армию и приведи мне этого Императора Тьмы.
- Слушаюсь, Ваше Величество, - Генерал встал с колена, поклонился и вышел.
- Еще приказания? - спросил вошедший Камердинер.
- Нет, ступай прочь и сегодня больше никаких дел.
- Слушаюсь, Ваше Величество.
Королева лениво зевнула, поерзала немного на троне и закрыла глаза.
 
Королевская армия, состоящая из скелетов, вампиров и простых тел, построившись ровными колоннами, входила в черную воронку портала. Выходила армия такими же стройными рядами, но уже в совсем другой местности. Вместо растрескавшейся темно-серой земли, покрытой серыми валунами - ровный, искрящийся белый снег. Армия вышла из портала. Белая воронка раскрутилась и исчезла.
Генерал на белом, отполированном скелете-коне вышел перед строем и скомандовал "Марш". Вскоре они попали в засаду.
Налетела сильнейшая метель. Вместе со снегом, с неба падали камни и тяжелые ледяные осколки. С грохотом обрушились валуны. Засверкали молнии, одна из которых ударила в Генерала и сбила его с коня. Генерал, немного дымясь, встал и побежал вперед, вытаскивая на ходу меч. Войско неотступно следовало за ним. Обстрел прекратился. Усилилась пурга. Сквозь снежную пелену загорелись два больших красных глаза. Генерал резко остановился.
- К бою! - успел крикнуть он, перед тем, как на него налетел огромный черный конь с горящими красным огнем глазами, несущий одетого в черный доспех всадника.
Генерал от сильного удара в грудь - смявшего кирасу - упал в снег. А всадник, размахивая мечом, несся сквозь его армию, оставляя за собой груды костей рассыпавшихся скелетов и разрубленные тела.
За всадником - который и был Императором Тьмы – черной, как безлунная ночь, стеной летели призраки. Следом, оглашая снежную равнину воем, бежали оборотни и упыри. Генерал, опираясь на меч, тяжело поднялся. Сзади раздалось конское фырканье. Он резко обернулся. Меч Императора Тьмы уже опускался на его голову.
 
Разозленная Маша шла по главной и самой большой улице Города. Горожане, в основном это были скелеты и вампиры, поспешно расступались перед ней. В Городе текла обычная, можно сказать привычная жизнь. Такая же, как и в любом другом городе. Горожане ходили по лавкам и магазинам за покупками, сидели в кафе и ресторанчиках, гуляли поодиночке и компаниями. Домохозяйки мыли окна и подметали дворы. Здесь все казалось обычным, и Маше тяжело было принять, что два скелета в женских платьях могут сплетничать на лавочке в сквере. Малыши, вампирчик и оборотень, с хохотом борются в пыли. Тела утопленников, часто с отсутствующими кусками плоти или даже с оголенными костями азартно играют в карты и домино.
Чем ближе к центру, тем больше дома походили на привычные для Маши. Сам центр Города, как и королевский Замок, был построен полностью в готическом стиле. Маша остановилась посреди большой площади окружавшей Замок и с любопытством осматривала барельефы, шпили и горгульи.
На площади было полно горожан. Маша протолкалась сквозь толпу к резной ограде Замка. Ворота охраняли два высоких крепких скелета в парадных доспехах и с алебардами. Кости стражников были старательно отполированы. За оградой буйными красками цвел парк. Это так бросалось в глаза, что Маша даже заморгала, подумав, что ей просто показалось. Нигде в городе она не видела столько сочных и ярких цветов.
По парку прогуливались скелеты и вампиры в ливреях и платьях, мундирах и костюмах. Листья деревьев шумели на ветру. Желтоватые ветки облепили большие черные вороны. Маша огляделась вокруг. Нет, не показалось. Вороны действительно были повсюду. Сидели стаями на каждом столбе и крыше.
Внезапно все вороны разом сорвались со своих мест и, оглушительно каркая, закружились над площадью и Замком. Горожане обеспокоенно всматривались в небо, но, не заметив ничего опасного для себя, возвращались к своим делам.
С громкими хлопками появились белые воронки порталов. Из них с клекотом и криками вылетели гарпии, гигантские нетопыри, черные призраки и вирмы. Горожане в ужасе заголосили и в паники побежали прочь от Замка. Началась давка, в которой больше всего пострадали скелеты. Их кости, тщетно пытавшиеся собраться воедино, растаптывались и разбрасывались сотнями ног по всей площади. Сверху на город лилось пламя вирмов и сыпались, острые как стрелы, перья гарпий.
Со столбов ограды, стен и башен Замка взлетели горгульи, мгновенно сбросив каменную шкуру. На стенах появились скелеты-лучники. Вампиры королевского гарнизона, обратившись в летучих мышей, вступили в бой с нетопырями. Горгульи набросились на вирмов. Лучники стреляли в гарпий. Королевские призраки сцепились с призраками Императора Тьмы.
На очистившейся от горожан площади открылись новые воронки порталов. В бой вступили оборотни, упыри и бегемоты. Ограда двора была моментально разрушена. Тщательно отполированные кости скелетов-охранников смешались с костями простых горожан. Из Замка, с оружием наголо выбежал гарнизон и вступил в бой.
Все это время Маша стояла на одном месте и смотрела на побоище как на кино. Только один раз она отскочила в сторону, когда огромный пепельно-серый бегемот отбросил в ее сторону вырванные ворота ограды. Рядом с девушкой открылась воронка. Маша повернулась к ней и столкнулась лицом к лицу с черным всадником. Пламеглазый конь обдал ее жарким смрадным дыханием.
Девушка подняла глаза вверх, пытаясь разглядеть лицо всадника, но разглядела лишь устрашающий шлем. Император занес меч для удара. Маша остолбенела. До нее только сейчас, глядя на черный клинок, дошло страшное осознание реальности всего происходящего. Она слышала свист рассекаемого мечом воздуха. Она видела падающий на нее меч.
- Нет! - что было сил, закричала Маша, рефлекторно закрывая глаза и пытаясь прикрыться руками.
Все движения в Городе прекратились. Армия нападавших, как и гарнизон защитников застыли на месте, кто в воздухе, кто на земле. Только конь Императора злобно фыркал и испепелял взглядом. Но не двигался.
- Пошел прочь! - Маша ударила коня раскрытой ладонью по морде. Появившаяся внезапно черная воронка портала засосала Императора Тьмы и всю его армию.
 
Королеву разбудил грохот падающих камней. Секунду спустя в тронный зал вбежал запыхавшийся, испуганный Камердинер.
- Ваше Величество! На Город напала армия Императора Тьмы! Он разбил войско Генерала и прислал вам его голову.
Из-за спины Камердинера выкатилась седая голова Генерала.
- Ваше Величество, я не справился с Вашей задачей. Я прошу вас, дайте мне дело.
- Замолчи, - прошипела Королева, разгневанная неудачей Генерала. - Ты ни на что больше не годен, жалкая черепушка! Делай что хочешь.
- Слушаюсь, Ваше Величество, - голова Генерала качнулась, изображая поклон, и закружилась волчком. В разные стороны полетели куски кожи и клочки волос. Голова Генерала остановилась, превратившись в голый череп.
- Теперь я Череп, - довольно и немного хамовато осклабился он.
- Поднимай гарнизон, - приказала Королева Камердинеру, не взглянув даже на перевоплощение головы Генерала в Черепа.
Камердинер быстро поклонился и вышел из зала. Череп подлетел к Королеве и стал рассказывать ей, как же ему хорошо без тела. Королева пропускала его болтовню мимо ушей. Она зашла за трон, где скрывалась потайная дверь, ведущая в личные покои королевы и на смотровую башню Замка. С башни она следила за битвой. Череп висел над ее правым плечом и насвистывал марш. Когда бегемоты проделали брешь в ограде Замка, Королева поняла, что проиграла. Точно так же было, когда она сама пришла к власти. Только тогда нападала она. Королева - тогда ее звали иначе, но уже никто, даже она сама, не помнит как - пришла в Город и подняла восстание против Короля. Весь город сражался друг с другом подчиненный воле двух Сильных. Победила Королева. Тогда она еще не была такой уставшей от однообразия, не была такой сонной и ленивой. Король был сражен ее вампирами и обезглавлен. И Королева взошла на трон.
Ее воспоминания прервало появление Императора Тьмы. Черный всадник выскочил из воронки портала и тут же ударил мечом отчаянно закричавшую девушку. Какую-то нищенку в старой рваной одежде. Но вместо падения разрубленного тела, все застыло. Даже Королева могла только наблюдать, не более. А ведь она все еще одна из Сильных этого мира.
- Пошел прочь! - вскричала девчонка и ударила коня Императора по морде. И к величайшему изумлению Королевы Император и вся его армия исчезли в вихре черной воронки портала.
Ошарашенная Королева спустилась с башни. Тронный зал был полон придворными и гвардейцами. Когда Королева села на трон шум и гам и стихли. Только Череп летал по залу и насвистывал легкую веселую мелодию.
- Та девчонка на площади, - сказал Королева. - Нищенка. Приведите ее ко мне. Немедленно!
Придворные и гвардейцы всей толпой бросились выполнять приказание.
 
Когда Маша увидела, как на нее надвигается толпа разодетых скелетов и вампиров, она испугалась.
- Стойте! - крикнула она, когда толпа была от нее в нескольких шагах. Придворные остановились и уставились на девушку.
- Что вам от меня нужно?
Придворные начали объяснять каждый на свой лад. Маша не смогла понять ни слова.
- Тихо! - толпа мгновенно замолчала. Маша ткнула пальцем в ближайшего вампира. - Ты, отвечай, что вам от меня надо?
- Королева приказал привести тебя к ней, - быстро, но четко ответил вампир.
- Зачем я вашей Королеве?
- Не знаю, Сильная.
- Как ты меня назвал? - удивилась Маша.
- Сильная, - повторил вампир.
- Почему ты так меня назвал?
- Потому, что ты Сильная.
- Да с чего ты взял?
- Потому что ты Сильная, - и как бы Маша ни пыталась выяснить, почему же ее так называют, вампир повторял одно и то же. Да и остальные придворные говорили то же самое.
- Ведите меня к вашей королеве.
 
Королева в нетерпении восседала на троне. Уже очень давно она не испытывала ничего подобного. В ее глазах засиял огонек интереса. Движения стали четкими и энергичными. Сонливость как рукой сняло.
За дверями затопало множество ног. Двери распахнулись и в зал вошла Маша. За ней, на почтительном расстоянии шли придворные и гвардейцы.
- Наконец-то! - Королева вскочила с трона и быстрым шагом подошла к девушке. - Благодарю тебя, ты спасла меня и мое королевство от этого ужасного варвара и тирана. Я вижу, ты новая здесь и странно одета. Позволь, я помогу тебе, Спасительница.
Маша оглядела себя и поняла, что, испачканная кровью футболка, выглядывающая из-под ветхой кофты и старые истлевшие джинсы - не совсем подходящая одежда. Раньше она не обращала внимания на такую мелочь, но сейчас, перед Королевой, почувствовала себя неловко.
- Платье нашей Спасительнице! - приказала Королева. Придворные засуетились, забегали, и вскоре Маша стояла перед огромным выбором платьев разных фасонов, размеров, цветов и количества украшений.
Маша выбрала себе длинное, изящное, черное платье, украшенное жемчугом, изумрудами и серебром. На ее взгляд оно было самым скромным.
- А теперь пир в честь нашей Спасительницы.
Не прошло и пяти минут, как в тронном зале появились накрытые всевозможными яствами столы. Маша села на предложенное ей место справа от Королевы. Немного опасливо она оглядела стоящие перед ней блюда. Воображение рисовало ей всяких червяков, плесень и грибы, загробный мир все-таки. Но все было не так. Перед ней стояли, пускай и не привычные, но вполне человеческие блюда. Конечно, все было по-королевски: серебряная и золотая посуда и приборы, деликатесы и экзотические блюда, обслуживание и сами пирующие. Если не обращать внимания на то, что все они были вампирами и скелетами.
Маша почувствовала сильнейший голод и с жаром набросилась на еду. Тактично отказавшись от кубка с кровью, предложенного ей одним вампиром, она пригубила красного вина, оказавшегося сладким и крепким.
Во время пира было и представление. Танцы скелетов были весьма необычны, и Маша не могла смотреть на них без смеха. Но больше всего ей понравился белобородый маг-иллюзионист в синей мантии. Иллюзии двигались, разговаривали, танцевали и сражались между собой. Когда тронный зал превратился в лесную поляну, окруженную огромными деревьями высотой до неба, Маша ощутила под ногами сочную траву, запах хвои, ветер и шелест листьев. Затем зал окунулся в жерло вулкана. Маша ощутила запах серы и жар пламени, видела, как ее ног течет лава. Искусство мага перенесло их и на дно океана, в город морских жителей. Мимо Маши проплыла русалка, легонько задев ее хвостом. Затем иллюзия растаяла.
 
После пира, Королева пригласила захмелевшую и разомлевшую Машу на смотровую башню.
- Посмотри, Спасительница, - Королева обвела открытый, как на ладони Город, рукой. - Это самый великий и процветающий город. Естественно многие завидуют нашему благополучию, созданным долгим и тяжким трудом. Император Тьмы самый сильный из них. И самый опасный.
- Это тот самый всадник, с которым я столкнулась?
- Да, это он. Император хочет захватить наш Город. Поработить нас. Забрать то, что по праву наше. Ради этого он не остановиться ни перед чем. Ты сама была свидетельницей его нападения. И если бы не ты, то Император Тьмы уничтожил бы меня, узурпировал мой трон и разорил бы Город.
- Но, как же я смогла его остановить?
- Ты - Сильная.
- Меня так уже называли, но что это значит?
- Сильные - это те, кто не потерял свою Волю. В этом мире Воля - это самое главное. Чем сильнее Воля, тем сильнее ты. И тем большим количеством возможностей ты обладаешь.
- Я тоже могу пользоваться магией?
- Ты способна практически на все. Одним словом ты парализовала Императора Тьмы и его армию. Одним словом ты вышвырнула их из Города. В тебе скрыта великая сила. И поэтому я прошу помочь мне. Ты видела нападение и видела, что моя армия оказалась бессильна перед Императором Тьмы. Только ты смогла противостоять ему и победить.
- Вы хотите, чтобы я сразилась с Императором?
- Да. Помоги мне. Помоги моему народу. Помоги нам.
- Но я же не солдат. Может у меня и сильная воля, но я не умею воевать.
- Я знаю. Ты пойдешь не одна. У тебя будут помощники. Ты согласна? Я... Мы все тебя просим. Спаси нас.
Маша задумалась. Хмель будоражил, хотелось действия. И не этого ли она хотела? Королевских балов, приключений, даже сражений, в которых она непременно победит. А еще ей хотелось встретиться с Императором Тьмы. Чем-то его мрачная фигура привлекала Машу. Но чем, она не могла объяснить.
- Я согласна, - кивнула девушка.
 
Уход Маши из Города на битву с Императором Тьмы сопровождался народным торжеством. Вместе с ней в путь отправился седовласый, длиннобородый Маг. Тот самый иллюзионист, который показывал свое искусство на пиру. И закутанный в черный плащ с красным подбоем Вампир. Облаченный в черные доспехи Рыцарь и ухмыляющийся Череп. Маша перед походом переоделась в более удобную одежду - короткую юбку, легкую кофту и кожаные босоножки.
Первый час похода шел по бесплодной серой земле. Украшали бедный пейзаж только холмы и валуны.
- Послушай, Спасительница, - начал разговор Маг. - Я должен научить тебя, как правильно пользоваться той огромной силой, которой ты обладаешь.
- Ты говоришь про магию?
- Это не магия. Это сила воли и вера в себя.
- О, да, - вклинился в разговор Череп. - Вера - наше все. Без веры никуда. Даже поесть не сможешь, если не веришь в еду.
- Зря злорадствуешь, Череп, - холодным голосом сказал Вампир. - Если бы ты в свое время больше бы верил в себя и в свою армию, то не был бы сейчас Черепом.
- Эй, зубастик, кто старое помянет, тому и глаз вон. К тому же мне так больше нравится. Нет ничего лишнего, и ничего не мешает. Могу делать все, что захочу.
Вампир пожал плечами и снова погрузился в состояние полудремы, в котором и шел.
- Вера в себя и воля к победе - вот лучшее оружие, - внушительно сказал Рыцарь.
- Ты прав, - поддержал Маг его слова. - Спасительница, ты должна поверить в свои силы.
- Но я даже не знаю, что я могу.
- Ты можешь все.
- Вот так прямо и все?
- Да, тебе нужно лишь поверить в это. Подними, например, в воздух вон тот камень.
Маг указал рукой на большой круглый валун в нескольких шагах от них. Маша засомневалась.
- Я, конечно, попробую, - сказала она. - Вот только как это сделать?
- Просто прикажи. Заставь его подчиниться своей воле.
- Просто приказать, значит? - Маша изучила камень взглядом, подошла на пару шагов и, протянув к нему руку, громко и четко сказала: - Камень, вверх! - валун не шелохнулся. - Вверх, - повторила девушка более громко, но и это не помогло. - Вверх. Вверх! Вверх!!!
- Не получается, - сказала она извиняющимся и слегка осипшим голосом.
- Попробуй представить, что камень - человек, и ты просишь его встать.
Маша попыталась, но вновь безуспешно.
- Эй, крошка, не пыжься, - перебил Череп Мага. - Сострой глазки этому черному металлисту и он для тебя не то, что валун, гору поднимет.
- Я не смогу поднять гору, но валун мне по силам, - ответил Рыцарь.
- Ха, вот видишь? Он не верит, что сможет поднять Гору. Так же и ты не веришь, что сможешь поднять этот камень. Но разве не ты одним словом разогнала шайку Императора и вышвырнула вон его самого? А он двигает горные хребты, чтобы дать дорогу своей армии. Ты сильнее его во много раз и при этом ты сомневаешься, что сможешь поднять какой-то камушек? А ну, живо, пошла и зашвырнула этот валун в небо.
Маша задумалась над его словами. Подошла к камню, положила на него руку и закрыла глаза, сосредотачиваясь. Затем она напряглась, как для рывка штанги и с криком "Вверх!" взмахнула руками. Валун взлетел в небо.
- Вот видишь, ты смогла, - довольно улыбнулся Маг. - Но подниманием тяжестей твои возможности не ограничены. Попробуй поэкспериментировать. Делай что хочешь. Верь, что это получится.
Маша, довольная успехом принялась за эксперименты. Вскоре в воздухе вокруг нее танцевали сотворенные из камней и земли сказочные животные. Она придавала свинцовым облакам различные формы. А затем она захотела увидеть вместо местного серого неба настоящее, яркое и голубое. Облака вмиг рассеялись, открыв взору нежную синеву. Маша захотела увидеть солнце и золотой шар величаво выплыл из-за горизонта. Маша улыбнулась солнцу и солнце улыбнулось ей.
 
Император Тьмы, мрачный, как туча, ходил кругами в своем тронном зале. Золотой трон, на котором он так любил сидеть и чувствовать себя всесильным, пустовал. Император не мог сидеть, не мог стоять. Он был зол. Он был просто в не себя от ярости. Какая-то девчонка сорвала его гениальный план по захвату Города. Его, Сильнейшего этого мира, как нашкодившего щенка, вышвырнули в пустыню Дальнего Рубежа. Его и всю его армию. Такого оскорбления он стерпеть не мог. От обуревавшей Императора злобы все вокруг чернело, плавилось и дымилось. А когда он вспоминал Машу, вокруг него вспыхивало пламя.
Снаружи раздался тяжелый свист, а затем оглушительный грохот. Император вспыхнул, тронный зал загорелся. Чертыхнувшись, он подошел к окну. Посреди дворцовой площади, на которую выходило окно, стояла статуя Императора гигантских размеров. Сейчас же она оказалась разрушена падением большого круглого валуна. Обломки статуи разбросало по всей площади. Император зарычал от гнева. Весь его черный замок, от основания до похожих на клыки шпилей вспыхнул столбом пламени. Император носился по замку, сокрушая все, что попадалось под руку, а небо освобождалось от туч и облаков. Император резко остановился, сжимая кулаки, и посмотрел на небо. Взошедшее солнце улыбнулось и подмигнуло ему.
- Я сильнее... - еле слышно проговорил он. - Я сильнее тебя. - И заорал что есть мочи: - Ты не сможешь меня победить! Я самый сильный в этом мире! Я сильнейший!
А золотое солнце смотрело на него и улыбалось.
 
Со временем Император успокоился. Усилием воли восстановил замок и сел на свой золотой трон. Через небольшую боковую дверку скрытую гобеленом, вошел маленький сгорбленный человечек.
- Император звал Раба, Раб пришел, - сказал горбун, склоняясь в нелепом поклоне. - Что Император хочет от Раба?
- Император хочет, чтобы ты отправил Ворона найти мне ту девчонку, которая посмела встать у меня на пути.
- Раб исполнит приказ, - не разгибаясь, ответил горбун.
- Иди.
- Раб идет, - горбун скрылся за гобеленом. Он прошел через темный, неосвещенный коридор, с трудом поднялся по узкой винтовой лестнице и протиснулся в круглый люк. Это была вершина одной из башен замка. Здесь жили вороны. В центре этой воронятни, на персональной жердочке, сидел огромный черный Ворон.
- Лети, - сказал Раб Ворону. - Найди девчонку. Ту, которая посмела остановить Императора.
Ворон посмотрел на него человеческими глазами, кивнул головой, громко каркнул и вылетел из башни через высокое и широкое окно. Остальные вороны с карканьем вылетели вслед за ним. Огромная черная стая сделала несколько кругов вокруг башни и полетела в сторону Города, по две-три вороны разлетаясь в разные стороны.
 
Маша, Маг, Вампир, Рыцарь и Череп шли широкой лесной тропой. Лес, животных в нем и тропу создала Маша. Она переделывала и изменяла все вокруг. Создавала пейзажи различной степени экзотичности. Создавала и населяла деревни и целые города. И все это делала с легкостью и непринужденностью, одной мыслью.
За ними увязались вороны. Сначала всего парочка, но с каждой минутой их становилось все больше и больше. Вскоре над ними кружилась целая туча. Маша пару раз посмотрела в небо, но ничего не стала делать. Лишь череп проявил интерес к туче в виде грязных шуточек и замечаний. Остальные, казалось, не замечали, что творится в небе.
На горизонте появилась туча пыли. Вороны закаркали и еще быстрее закружились над Машей.
- Сейчас нас будут заливать, - сказал Череп, взглянул вверх и стал летать из стороны в сторону. - Всем найти говноубежище!
- Маг рассеянно посмотрел в небо. Вампир и Рыцарь глядели в сторону пыли.
- Будет бой, - сказал Рыцарь и вышел вперед, обнажив меч.
На них бежала внушительная толпа различных существ. Самыми крупными из них были циклопы и бегемоты. Они бежали впереди, в окружении пауков и скелетов. Вампир оскалил клыки в предвкушении боя и, обернувшись огромной летучей мышью, растворился в стае ворон.
Первого бегемота Рыцарь разрубил одним мощным ударом, но сам был отброшен дубиной циклопа. Маг сражался молниями, делая в рядах врагов длинные прорехи. Череп взмыл в небо и плевался огнем. Маша же заворожено на это взирала, не зная, что делать. Она хотела помочь, но в молниях, огненных шарах и прочих боевых заклинаниях она не была уверена.
Вскинув руки, девушка сотворила из земли клетку с толстыми и высокими как деревья решетками. Тут же на запертых в клетку монстров налетел Череп со своими огненными плевками и бранью. Бегемот с опаленной шкурой попытался разбить клетку, но лишь обломал себе когти. Вороны с громким карканьем ринулись на Машу. Ее спас Маг, создав над девушкой защитный купол. Из тучи ворон вылетел Ворон, преследуемый Вампиром. Ворон бил его клювом. Вампир рвал Ворона когтями. Они кружились друг вокруг друга, сталкиваясь и разлетаясь вновь.
Вороны перестали атаковать Машу, всей стаей кинувшись на защиту Ворона. Череп, распевая боевую песню и пыхая при каждом слове огнем, набрал высоту и таранил их лбом.
Один из циклопов подбежал к Маше и ударил дубиной.
- Замри! - крикнула Маша, пригибаясь. Циклоп замер и вскоре окаменел. Дубина остановилась в нескольких сантиметрах от девушки.
- Черт! - выругалась Маша. - Уроды! Надоели! Стоять!!!
Поле боя застыло.
- Маг, Вампир, Череп, Рыцарь, - позвала девушка. - Идите сюда, вас это не касается.
Через минуту ее спутники собрались вместе.
- Их надо уничтожить, - Вампир кровожадно оглядел застывших врагов и облизнул пересохшие губы.
- Обойдешься, - отрезала Маша.
- Но мне нужна кровь! - взревел Вампир и бросился к ближайшему врагу.
- Не смей!
Циклоп, на которого набросился Вампир, превратился в глыбу камня.
- Кровь! - ревел Вампир, подбегая то к одному врагу, то к другому, но каждый превращался либо в дерево, либо в камень. Обезумев, Вампир бросился на Машу. Рыцарь и Маг встали у него на пути, но были отброшены в стороны одним ударом, как кегли. Маша оцепенела. Взгляд полный безумной жажды и ненависти сковал ее движения. Длинные острые клыки приблизились к шее. Еще чуть-чуть и укусит. Маша закрыла глаза...
- Не тронь девчонку! - громоподобный голос привел ее в чувства. Маша огляделась. Вампир лежал на земле. Над ним кружился вечно довольный Череп. - Будешь знать, как лапать мою девочку.
- Спасибо, Череп, - поблагодарила Маша. - Я... Я не знаю, что на меня нашло.
- Это всегда так. Есть у этих клыкастых такая особенность. Но им можно противостоять.
- А как?
- Не бояться их и все. Вот я, например. Мне он ничего сделать не может, вот я его и не боюсь. Поэтому и взгляд Вампира на меня не действует.
- Но меня-то он может укусить.
- А ты можешь сделать с ним все, что угодно. Сама посмотри, это что? Армия врага? - Череп внушительно указал нижней челюстью на поле боя.
- Вообще-то это больше похоже на сад камней. - Поле боя было усеяно валунами и засажено деревьями и кустами. В середине сада стояла клетка с камнями.
- И после того, что ты сделала с ними, ты боишься какого-то комара-переростка?
- Есть в нем что-то такое, жуткое.
- А, забей! - презрительно бросил Череп. - Ничего он тебе не сделает. А попытается, так я снова прикрою твою красивую, юную попку.
- Спасибо, Череп, - улыбнулась Маша. Череп галантно качнулся в ответ.
Кряхтя, с земли поднялся Маг.
- Ты в порядке? - первое, что спросил он.
- Да, со мной все хорошо, - к Маше подошел Рыцарь. На его доспехе сильной вмятиной отпечатался удар Вампира.
- Прости меня, Сильная. Я не смог тебя защитить.
- Да ладно, со мной все в порядке.
- Все равно. Я не выполнил свое назначение. Я должен исчезнуть, если вы не дадите мне другую службу.
- Службу? - переспросила Маша. - Какую службу?
- Эй, детка, скажи ему, пусть тебе служит. Так ты и его спасешь, и нам легче будет, - подсказал ей Череп.
- Прошу тебя, Спасительница, дайте мне службу. Или я должен буду исчезнуть.
- Хорошо, - Маша кивнула и торжественно продолжила: - Рыцарь, служи мне верой и правдой. Защищай и оберегай меня. И выполняй все, чтобы я ни сказала.
- Слушаюсь, Сильная.
- Молодец, детка, - похвалил Череп, довольно улыбаясь.
- Нам надо продолжать путь, - сказал Маг.
- А этих когда расколдовывать?
- Да никогда, - ответил за Мага Череп. - Они все равно безвольные, как утопленники. Сейчас от них даже больше проку. И гораздо меньше вреда.
- Но...
- Они существуют только служением, - вступил в разговор Рыцарь. - Без приказа их не существует. Как и меня. Если мне некому служить, или я не выполню приказ, то я не смогу существовать. Я исчезну без следа.
- А Вампир? - не унималась Маша.
- Вампир скоро исчезнет. Ты здесь новенькая. Ты не знаешь наших правил и законов. То, что он сделал, не позволит ему существовать дальше. Он останется здесь и скоро исчезнет.
 
Император Тьмы сидел на своем золотом троне и крутил в руках бриллиант размером с футбольный мяч. Из-за гобелена к нему подошел Раб.
- Император, - сказал он. - Раб пришел сообщить.
- Что сообщить? - недовольно спросил Император.
- Вернулся Ворон, Император. Он рассказал все что видел. Я пришел сообщить.
- Рассказывай.
- Император, армия разбита. Ее уничтожила та девчонка и те, кто был с ней.
Император воспламенялся от каждого слова Раба. Когда Раб замолчал, горел весь тронный зал.
- Собирай мои войска, - прорычал покрытый пламенем Император. - Собирай всех. Я лично поведу войска и раздавлю ее как червяка.
На последних словах бриллиант, сжатый руками Императора, взорвался тысячью осколков.
 
Компания Маши остановилась на привал под тенью столетнего дуба, на молодой, сочной травке.
- Ты уже многому научилась, - Маг присел на травку рядом с девушкой. - Но тебе еще не хватает веры в свои силы. Даже не смотря на все, что ты уже сделала. Ты еще не знаешь всех своих возможностей, поэтому и не уверенна в результатах.
- У меня хорошо получается всех останавливать и превращать одни предметы в другие.
- Да, это так, - согласился Маг. - Пользуйся этим.
- Ага, - Череп закружился над ними. - А еще почаще превращай наших врагов в цветущие сады. Это, во-первых, красиво, а во-вторых, памятник нам.
Маша покраснела, вспомнив оставленную сзади армию, превращенную в камни деревья и кусты. Но потом она вспомнила дубину циклопа, его безумный, злой взгляд и совесть затихла.
Рыцарь стоял возле девушки, одновременно оглядывая окрестности и ни на мгновения не выпуская ее из вида.
Маша решила попрактиковаться в кулинарии, создавая различные продукты и целые блюда. Поначалу получалось плохо: то хлеб будто гипсовый, то сок без вкуса, хотя и с запахом. Зато получился шашлык. Правда он был без специй и слегка пережарен. Девушка еще немного потренировалась и вскоре, Маша и ее спутники, принялись за еду.
 
Рев боевого рога известил всех, что Император Тьмы идет в бой. Из десятков белых воронок вышли и построились бесчисленные войска. Когда появился сам Император, в пылающих черных доспехах, на огромном черном, огненноглазом коне, над рядами его воинов, из черного дыма и огня образовался в небе знак императора - огромный Меч Смерти.
- Как же их много, - Маша оглядела бесчисленные ряды армии Императора.
- Не робей, детка, - Череп завис рядом с девушкой. - Ты их сделаешь, как и раньше. А вообще, ты что? Хуже? Создай свою армию.
Эта идея пришлась Маша по душе. Из облаков, из воздуха, из деревьев и травы, из земли и лучей солнца выросла ее армия. Серебряные драконы, каменные големы, единороги, ангелы, золотые рыцари, фениксы, грифоны, сверкающие гром-птицы, лучники-эльфы и могучие великаны. Затем Маша передвинула солнце так, чтобы оно висело над ее армией, как знамя.
 
Император сидел на своем золотом троне и пылал. Его конь стоял рядом, злобно осматривая армию Маша. Император махнул рукой. Заревел рог, и его армия с жадными криками бросилась вперед. Драконы, грифоны, фениксы, ангелы и гром-птицы взмыли в небо и первыми атаковали войска императора. Его костяные драконы и черные вирмы, вместе с вивернами и призраками выдержали натиск, но завязли в сражении. Циклопы и бегемоты столкнулись с великанами и големами. Упыри и оборотни сошлись в рукопашную с золотыми рыцарями.
Император следил за сражением. Пламя вокруг него не разгоралось, но и не угасало. Он видел, что силы равны и тогда в бой вступила магия. Император ударил молниями и огненным дождем. Но эта атака оказалась безрезультатной. Огонь и молнии поразили вместо противника искусные иллюзии Мага. Император вспыхнул и взглянул на поле по-другому. Вмиг иллюзии Мага рассеялись, и армия Маши сократилась почти вдвое. Император возликовал. Его воины удвоили напор.
Маша вспрыгнула на золотого дракона и, взлетев, атаковала молниями и вихрями. Она ощутила ни с чем несравнимые чувства полета и неба. Она ощутила всемогущество и, громко смеясь от восторга, она летала над своими и чужими войсками.
В нее летели стрелы и огненные шары, но ни один не попал в цель. Маша визжала от переполнявшей ее радости, а чешуя дракона сверкала в лучах улыбающегося солнца. Девушка управляла драконом мыслью, но предпочла дать ему волю. Дракон спикировал на строй врага. К его огненному дыханию Маша прибавила мощные удары молний и сжигающие лучи солнца.
Маша расправила руки, подставляя лицо ветру и направляя дракона вверх. С высоты она взглянула на поле боя и оно предстало перед ней во всем своем реализме. На поле, выжженном огнем, лежали сотни тел, разрубленных или сожженных, корчащихся от боли. Запах крови и горелой плоти наполнил воздух.
Радость полета покинула девушку. Миг, и обе армии исчезли. Остались только Череп, Маг, Рыцарь и золотой дракон, на котором она летела. Напротив них, под знаком Меча Смерти, на троне пылал Император. За его спиной стоял Раб и что-то тихо бормотал. Маша опустила дракона вблизи Императора и спрыгнула на землю.
- Хватит этих игр, - угрюмо, но твердо сказала она Императору. - Хватит драк, успокойся.
Император медленно, через силу, как будто преодолевая какое-то сопротивление, встал, взобрался на коня и поднял меч. Конь, угрожающе фыркая, приблизился к Маше.
- Успокойся, - девушка смотрела на Императора снизу вверх. Черный конь злобно заржал. Император мгновенно вспыхнул и с ревом ударил мечом.
Маша не успела даже пошевелиться...
Металл ударил о металл. Раздался тяжелый выдох. Черный рыцарь, пронзенный мечом Императора, медленно клонился вбок.
- Его сила и слабость в собственном страхе.
Рыцарь схватился руками за клинок меча и, резким движение, сбросил Императора с коня. Затем он вытащил из себя меч и отбросил его далеко в сторону. Черный конь негодующе заржал, его глаза вспыхнули зловещим огнем. Рыцарь обнажил свой меч и ударил коня. На большее у него не хватило сил. Пальцы медленно разжали рукоять и Рыцарь упал на тело коня.
Император взвыл. На четвереньках добежал до меча и взяв его в руки встал. Его фигура потеряла величие и силу.
- Я убью тебя! - мечом вперед Император бросился на Машу. Пламя вокруг него исчезло. Только редкие и хилые язычки вспыхивали то тут, то там. Шлем слетел с его головы и Маша увидела бледное, худое, юношеское лицо. И это лицо со смесью страха и ненависти смотрело на нее.
Маша с легкостью уходила от его неуклюжих ударов. Она не просто чувствовала себя сильнее его, она была сильнее. Император, из внушающей страх и трепет фигуры превратился во что-то мелкое и жалкое. Маша не злилась на него, она его жалела.
Император размахивал мечом, девушка уходила от его ударов. Наконец он выдохся. Тяжелый меч выскользнул из рук. Маша медленно подошла к нему. Император, согнувшись, тяжело дышал и смотрел на нее. Их глаза встретились. Наступила короткая пауза. Маша обняла его, и Император заплакал в ее объятьях.
- Я - слабак, - сквозь его плач услышала девушка. - Я ни на что не способен. Я всегда был слаб и всегда был посмешищем. Мне так хотелось быть сильным. Чтобы мной восхищались. Чтобы... Чтобы... Чтобы всем показать, какой я на самом деле!
Маша ничего ему не говорила. Да и не нужны были ее слова. Она обнимала его и просто давала ему выговориться.
- Я так хотел быть сильным. Сильнее всех. Лучше. Но у меня ничего не получалось. Всегда находился кто-нибудь сильнее меня. Всегда. Я ничего не мог сделать. Ничего не получалось. Ни-че-го... - он всхлипнул и заорал. - Я - слабак! Я ничтожество!
- Тихо, - мягко сказала Маша. - Успокойся.
Императора била мелкая дрожь, но от спокойных и уверенных слов Маши, от ее теплого объятья, он стал успокаиваться.
- Я думал, что у меня получиться, - уже без слез и с твердостью в голосе сказал он. - Что здесь-то я стану самым сильным. Начну все с начала и добьюсь своего, - он стер последние слезы рукой и немного грубо отстранился от Маши. Она его и не держала, стояла рядом и слушала.
- Так все и получилось. Я стал здесь сильнейшим. Я захватил власть за Дальним Рубежом. Я сверг тамошнего короля. Заставил князей признать меня своим повелителем. Я построил замки и города. Моя армия не знала поражений. Весь Дальний Рубеж склонился передо мной. Кто не захотел добровольно, того я склонил силой. Мне осталось только покорить Город. Королева слаба. Она уже слишком долго на троне. Ей все наскучило настолько, что она почти все время спит. И вот, когда остался один лишь шаг, появилась ты, - вокруг него снова началось разгораться пламя. С каждым словом все сильнее и сильнее. - Ты! Ты во всем виновата! Зачем ты здесь? Это мой мир. Я здесь самый сильный, а не ты.
- Успокойся, - только и сказала Маша. Пламя угасло.
- Что мне теперь делать?
- Найди себя.
- Что?
- Найди себя. Свое место в этом мире. Или в другом.
- Я не понимаю.
- Смотри, - сказала Маша и передала ему без слов, одной мыслью, все то, что хотела сказать. И еще чуть-чуть уверенности в своих силах. Он просветлел лицом.
- Я понял, - Император вскинул голову вверх, посмотрел на улыбающееся солнце и улыбнулся ему в ответ. - Я понял. Спасибо тебе. Я знаю, что мне нужно сделать.
Он развернулся и сделал несколько шагов, но вернулся.
- Ты здесь тоже не на своем месте. И, я думаю, ты это знаешь. Но куда бы ты ни ушла, пусть твой знак всегда будет с тобой.
Он взял ее за правую руку и пальцем, который зажегся теплым белым огнем, начертил на ее коже смайлик.
- Прощай, - он стал медленно таять в воздухе, не отпуская руку девушки. И в его глазах Маша увидела себя и свою жизнь, но как бы со стороны. Она увидела не только свое прошлое, но и то, что стало после ее смерти с ее друзьями и родными. Сердце болезненно сжалось и забилось. Маша вскрикнула от боли и схватилась за грудь.
Император исчез. Боль прошла, только сердце тревожно колотилось, как бы в напоминание. Маша похоронила тело Рыцаря в земле и отправилась в обратный путь. Она уже знала, чего хочет и что нужно делать.
 
Маша и Череп ждали перед тронным залом. Маг уже был внутри и помогал Королеве и придворным готовить зал к торжественному пиру.
- Что-то мне все это не шибко нравится.
Непривычно хмурый Череп нервно щелкал челюстью. Маша была несколько отстранена. Она прислушивалась к стуку своего сердца и о чем-то думала.
Наконец улыбающийся Камердинер в необычайно пышном мундире, провел их в раскрывшиеся двери тронного зала. Зал был обставлен торжественно и напыщенно. Богатство било в глаза, затмевая все вокруг. От блеска золота Маше сделалось дурно.
- Ну, точно, какая-то гадость затевается, - еще больше помрачнел Череп.
Маг взмахнул руками. Золото вспыхнуло и стены зала раздвинулись. Казалось, весь город сейчас находится в тронном зале. Зазвучала торжественная музыка. Королева встала с трона и спустилась на предпоследнюю ступеньку. Маша и Череп приблизились к ней.
- Ликуйте, - торжественно и с пафосом начала речь Королева. - Сегодня мы празднуем победу над страшным врагом, чуть было не поработившего всех нас. И эту победу принесла нам Спасительница. Сначала она остановила вторжение Императора Тьмы в Город. Разогнала его армию и отбросила его самого назад, на Дальний Рубеж. Он объявил на нее охоту. Но она разбила напавший на нее отряд и в решающей схватке лично уничтожила Императора Тьмы. Теперь мы свободны и все благодаря ей.
Зал взорвался оглушительными аплодисментами. Маше рукоплескал весь Город.
- Вообще-то я его не уничтожила, - сказала Маша. Королева спала с лица.
- Что? - по залу пронесся ропот.
- Я его не уничтожила. Император ушел из этого мира.
- Как ушел?
- Просто. Он теперь в другом мире и в этот больше не вернется.
- Ты в этом уверена?
- Да, он больше не вернется.
Лицо Королевы вновь приобрело приветливость и улыбку.
- Это все равно победа. Сейчас у нас будет пир в твою честь. Переоденься в подобающее платье и присоединяйся к нам.
- Я не могу, Ваше Величество. Мне нужно идти.
- Что? - гневно вскрикнула Королева, но тут же собралась и холодно проговорила: - Как ты смеешь отказываться? - ропот зала перерос в негодующий рев. - Я оказываю тебе честь, устраивая пир. А ты смеешь отказываться. Наглая девчонка!
Толпа, воя от ярости, начала смыкаться вокруг Маша.
- Присмотрись повнимательней, - прошептал Череп. Маша всмотрелась в толпу, пытаясь разглядеть то, что увидел Череп.
Очертания зала, фигуры и одежды придворных и горожан растаяли как туман. Тронный зал сжался, приобретая прежние размеры и вид. Торжественно одетые горожане и придворные превратились в вооруженных скелетов и вампиров. Со всех сторон на девушку смотрели мечи и копья.
- Убить ее, - прошипела Королева.
- Убить, - повторила толпа.
Маша упала в воду, сразу погрузившись с головой. Она всплыла на поверхность и огляделась. Вокруг было только море. Что-то ударило по ногам. Девушка отплыла чуть в сторону и всмотрелась в воду. К ней, быстро работая хвостами, подбирались мечеголовые рыбы. Маша глубоко вдохнула и, погрузившись в воду, оказалась в тронном зале. Рыбы вернулись в свой истинный облик скелетов и вампиров.
Вокруг Королевы стояло не меньше сотни гвардейцев охранявших ее и повторяющих все ее слова.
Череп летал над залом и выискивал Мага.
- Эй, Маг! Седая башка! Вылезай!
На третьем круге Маг нашелся. Он стоял в толпе и натужено колдовал.
В это время Маша скатывалась по дюне прямо в клешни гигантских мечехвостых скорпионов. В лицо ей ударил сухой перегретый воздух. Скорпион, быстро перебирая членистыми ногами, подбежал к девушке и ударил ее хвостом. Маша не стала уклоняться. Она спокойно, с улыбкой, смотрела, как жало ударило ее в грудь. Маша улыбнулась шире. Схватившись за жало, она раскрутилась всем телом и швырнула скорпиона в толпу таких же, как он. Скорпион, превратившись в полете в вампира попал в своих, свалив их наземь.
Пустыня превратилась в тронный зал, в середине которого стояла Маша и улыбалась.
- Уничтожить ее! - вопила Королева голосом сотни ее гвардейцев. Маша взмахнула руками и тронный зал погрузился в тишину.
Стоявший в толпе Маг был слишком занят и ничего вокруг не замечал. Череп резко сорвался вниз и завис напротив его лица. Глаза в глаза.
- Бу!
Маг от неожиданности отскочил назад.
- Вот ты и попался, добрый старичок, - Череп нависал над Магом, заставляя его отступать назад. Маг забормотал заклинание.
- Ничего не выйдет, - ухмыльнулся Череп. - Она верит мне и верит в меня.
Маг натолкнулся на скелета, оступился и упал. Череп завис над ним, не позволяя встать.
- Вот и все, конец твоей службе, - в голосе Черепа звучало злорадство и твердые, приказные нотки. - Передавай последний привет Королеве и… Исчезни!
Последнее слово было сказано с такой мощью, что Маг не смог не подчиниться. Он моргнул и растаял в воздухе.
 
В тишине зала раздавался только голос Королевы призывающей всех ее подданных уничтожить Машу. Но никто больше ее не слушался. Маша прошла сквозь расступающуюся толпу королевских гвардейцев к трону. Глядя снизу вверх, но с большой властностью она сказала:
- Твоя сила в толпе. Без нее ты - ничто. Но и толпа без тебя - ничто. Оставайся тут, на своем месте. Правь дальше. Но не смей меня задерживать.
- Да, Сильная, - покорно ответила Королева.
- Да, Сильная, - спустя мгновение повторила толпа.
Маша повернулась к Королеве и в сопровождении Черепа, вышла из зала.
 
Харон уже отчалил от пристани. Гребцы исправно работали веслами. Сегодня он привез скудный груз, всего трое утопленников. Но что-то подсказывало ему, что новый поход будет более результативен.
Кто-то звал его с причала. Услышав свое имя, Харон оглянулся и увидел девчонку, которую совсем недавно подобрал на берегу. Он ее запомнил, потому что, такие, как она, большая редкость. Не так много людей обладало достаточной силой воли, чтобы выдержать испытание водой Реки Жизни. Когда вся боль, которую испытывал за свою жизнь человек и которую доставлял другим, вливается в него разом. Когда чувства расставания и потери превращаются в физическую боль. Когда от всех жизненных неудач, разрушенных планов и несбывшихся желаний разрывается сердце и сводит судорогой мышцы.
Когда-то Харон сам так решил, чтобы Река проводила отбор. Не он создал этот мир, но благодаря ему, этот мир стал таким, какой он есть сейчас. Харон уже и сам не знает, зачем он все так сделал. Все его существование - это отлов и доставка в Город новых утопленников и, изредка, Сильных. Он уже давно позабыл, что есть и другое существование. Для всех он был простым Перевозчиком, сохранившим толику воли, но позабывшим свое имя, мечты и желания. Потерявший цель. Маша вернула ему имя. Харон снова обрел цель. И пускай эта цель не отличалась от его извечной работы. Зато он осознал собственную значимость. Необходимость своей работы.
 
Маша кричала и махала ему руками.
- Он не вернется, детка, - сказал Череп. - Он такой же, как все, только самый старый из всех.
- Если он не вернется, тогда я поплыву к нему сама, - с непоколебимой решимостью сказала Маша.
- Вперед.
Маша посмотрела на него, затем схватила и поцеловала его в лоб.
- Прощай, - сказала Маша и прыгнула в воду.
Ее пронзала и давила сильнейшая боль, но она лишь придавала ей сил и решимости. Она плыла к своей цели.
- До встречи, - еле слышно сказал Череп и усмехнулся.
 
Харон увидел, как Маша прыгнула в воду и быстро поплыла к нему. Он остановил корабль и сбросил лестницу. Харон не стал подплывать к ней. Он захотел испытать ее волю и целеустремленность. Впервые, быть может за тысячу лет, у него появились желания.
Маша плыла, не издавая ни звука. Плыла быстро и только на своих силах. Она уцепилась за лестницу, вскарабкалась по ней и устало, но от всего сердца улыбнулась Харону.
- Здравствуй, - сказала она. - Вези меня назад.
Харон улыбнулся ей сквозь бороду, кивнул и поднял парус. Впервые быть может за вечность.
 
- Мы на месте, - уверенно сказал Харон, останавливая гребцов и спуская парус.
- Но здесь только вода, - Маша осмотрела ровную гладь Реки Жизни.
- Прошлое ушло. Посмотри вниз.
Маша заглянула за борт. Под толщей воды покоились знакомые ей руины города.
- Не хочу я больше в воду, - девушка взялась руками за борт и закрыла глаза. Вода заколыхалась, забурлила, выпуская из себя сушу. Руины поднялись из воды.
- Прощай, Харон, - Маша обняла старика. - Было весело.
Харон улыбнулся. Маша перепрыгнула через борт корабля и побежала по мокрому асфальту.
- До встречи, - тихо проговорил Харон и посмотрел на небо. Солнце улыбалось ему. Харон поднял парус и корабль пошел прочь от берега.
 
Маша бежала к своему дому. Вода шла за ней попятам, забирая сушу назад, в свое лоно. Девушка вскарабкалась на груду кирпичей и вошла в распахнутую дверь ванной. Маша постояла немного на пороге, глядя, как вода поднимается выше и выше. Затем она закрыла дверь и легла в ванну.
Маша взглянула сквозь дыры в потолке на солнце. Оно подмигнуло ей. Девушка улыбнулась и спокойно закрыла глаза. Вода Реки Жизни перелилась через край, быстро заполнив ванну.
 
Маша пришла в себя лежа на чистой больничной койке в окружении близких, родных и любимых.
Автор: Антон Сапожников (Borey).