Икс-джет-250

Пятница, 11 ноября 2011 г.
Просмотров: 3650
Подписаться на комментарии по RSS

Штат Нью-Мексико. 3 июля 2026 года. Я выехал из ангара и направился на третью взлетную полосу на полигоне Розуэлл. Неба синь, и не единого облачка на горизонте. Слабый боковой ветер, северо-восточный, пять метров в секунду. Я развернулся перед стартовой линией, приоткрыл элероны и ожидал команды из диспетчерской. Погода сегодня хорошая, летная. Прогноз тоже благоприятный. Предполетная дрожь от двигателей передавалась на фюзеляж и крылья. Я чувствовал вибрацию, и она наполняла меня ощущением эйфории. Через несколько минут я начну разбег, а мгновением позже перегрузки ускорения приблизят критический звуковой барьер, после которого я разовью небывалую скорость - двенадцать махов. На сегодняшний день - это мировой рекорд. От нетерпения мое тело дрожит.

Сегодня у меня пассажир на борту. Я с интересом разглядываю его. Русые волосы, короткая стрижка. Лицо овальное, выражение сосредоточенное. Рост сто восемьдесят. Вес чуть ниже нормы, семьдесят шесть килограмм. Добро, значит должен выдержать все дополнительные «же». Высотный костюмчик, ботиночки - на нем подогнаны безупречно. Шлем и кислородная маска наготове. Я молчу, мне не хочется первым заводить с ним разговор. Я мысленно обдаю его презрением, и приклеиваю ему ярлык «пешеход».

С чего бы начальство решило подсунуть мне пассажира? Дублер, что ли? Я и один хорошо справлялся с заданиями до сих пор. Сам себе и командир экипажа, и экипаж. Дисциплина, прежде всего. Увы, не поспоришь, оно начальству виднее. Я знаю про него немного, он прошел предполетную подготовку на всех последних моделях сверхзвуковичков, включая штурмовики, разведчики и бомбардировщики.

- Привет! Меня зовут Алекс, - нарушает тишину пассажир. - Будем знакомы?

- Мой код «Икс-джет-250». Ты можешь называть меня Икаром, если хочешь.

Я стараюсь говорить с ним сухо. Не люблю фамильярщину. От психологов наслышан, что дистанция в отношениях позволяет добиваться лучшего выполнения полетного задания. Наконец, включается диспетчерская.

- Борт Икс-джет-250, минутная готовность.

- Есть минутная готовность, - подтверждаю я команду и смотрю на пассажира.

Алекс надевает гермошлем, прилаживает кислородную маску, проверяет переходной клапан, связывающий ее с баллоном, и наличие давления в нем. Потом он застегивает противоперегрузочные ремни.

- Я готов, - он машет мне рукой. - Включаю зеленый экран и обшариваю локатором ближний горизонт. Чисто.

- Отсчет пошел, - говорит диспетчер.

Я заглушаю прогретые двигатели, чтобы переключиться в турбо режим, и снова запускаю их. Обороты повышаются. Все приборы в норме. Ровный звук турбин меня радует. Они сыграют свою роль на взлете и при наборе высоты до двадцати километров, то есть до границы плотных слоев атмосферы. Затем на высоте сто двадцать два километра, где плотность воздуха ничтожная, к ним добавятся ракетные ступени. А при выходе на нижнюю орбиту я переключусь на ионный двигатель. Именно его испытания и входят в мое полетное задание. На хрена мне пассажир? Не понимаю. Я бы и сам справился.

- Икс-джет-250, старт, - командует диспетчер.

- Поехали, - отвечаю я и поворачиваю ключ зажигания…

***

И вот мы на орбите. Цель - дальняя точка Лагранжа в сторону Солнца.

- Икс-джет-250, Розуэлл на связи. Доложи обстановку.

- Все системы работают в штатном режиме. Алекс в порядке. Борт Икс-джет-250 готов к запуску ионного двигателя.

- Добро! Запускайте. Мы видим вас на радаре. Взяли на слежение.

Я посмотрел на пассажира. За зеркальным гермошлемом не лица не видно. Он сидел неподвижно. Я проверил датчики - частоту дыхания, пульс, давление, снял показатели активности с лобных долей. Порядок.

- Алекс, как себя чувствуешь?

- Великолепно, дружище. А ты?

- Аналогично. Пора включить ионник.

- Давай!

Я втянул крылья в фюзеляж и подключил отсек ионного движка, разблокировал программу резервации и получил доступ. Как должен работать он, я даже не представлял, просто выполнял приказ. Пуск. Алекс мог следить за приборами глазами. После каждой ступени ускорения длительная пауза, чтоб организм мог адаптироваться. Десять Махов, Одиннадцать, Двенадцать. Предел достигнут. Казалось бы, и хватит. Но далее произошло невероятное. Ионный двигатель продолжал набирать скорость в прежнем режиме. Когда мы достигли пятнадцати Махов, я стал опасаться, что корпус Икс-джет-250 не выдержит. Я попытался выключить ионник, но мои команды не проходили.

Розуэлльская диспетчерская не отвечала. Восемнадцать Махов. Я боялся смотреть на Алекса. Хотя датчики показывали, что он жив. Впервые какая-то система вышла из-под моего контроля. Пройдя точку Лагранжа, я заложил вираж и направился обратно. Двадцать Махов. Приборы зафиксировали магнитное облако, движущееся к Земле. Машину закрутило, завертело еще до подлета к нему. Между тем я пытался отключить злополучный контур, питающий ионник. Наконец-то нашел поломку в управлении и ионник замер. Магнитное облако обволокло и обтекло нашу машину, остановилось безумное вращение, и мы вышли на орбиту вокруг планеты. Ввожу координаты посадки. Придется сообщить дублеру обстановку.

- Так, кажется, навигатор вышел из строя. Не коннектится ни с одним спутником «ДжиПиЭс». Придется нам полагаться на оптику. Возможно, из-за этого незначительное отклонение от курса.

- Хочешь, я возьму управление? - Предлагает Алекс.

- Отдыхай! Справлюсь.

Для торможения делаю несколько витков. Настроил максимальный размах крыльев. Скорость большая. Выдвинул дисковое кольцо под крыльями и включил горизонтальный винт. Нормально!

- Снижаемся, - кинул я в эфир, - и ринулся в облачное море.

***

Планирую. Сверяюсь с компасом. Большая погрешность. Розуэлл изменился. Ангар исчез. Пустыня и какие-то кустики. Взлетную полосу занесло песком, но сонаром я нащупал твердый грунт. Эх, жалко шасси полетят. Выдвигаю аварийную систему посадки - полозья и выбрасываю тормозные парашюты. Полозья подломились, и мы оказались на брюхе.

- Сели как смогли. Алекс, ты жив? - Окликнул я пассажира.

- Вполне, - ответил он и снял гермошлем. - Ты хороший пилот, Икар.

- Спасибо, не ожидал, что оценишь. Там надо бы проверить, что-то за бортом изменилось, и диспетчер Розуэлла не отвечает. Рискнешь?

- Кофейку выпью и выйду. Не боись, открывай люк и трап спусти.

- Алекс, ты это… перед выходом, одень гермошлем. Мало ли что, и пробу воздуха сделай.

- Ладно, инструкции мы все читали.

Он спустился по трапу и направился к шоссейке. Я и отсюда вижу, дорога - дрянь, не «хай вэй». Что ж дам ему самостоятельности, пусть проветрится. Я отключился от обзора и позволил взять паузу. Включил музыку. Алекс гулял полчаса, и поднялся по трапу с круглыми глазами. Тяжело опустился в кресло.

- Икар, у тебя инструкции на все случаи жизни имеются? - Осторожно спросил он.

- Докладывай!

- Я остановил попутную машину, под предлогом узнать о ближайшей бензоколонке. Заодно у водителя уточнил, какой день недели и число. Могу обрадовать, друг, сегодня 3 июля 1947 года. Представляешь? Мы попали в 1947 год. Первая половина двадцатого века!? Я еще не родился даже! Если вспомнить историю с Розуэлльским инцидентом, то через трое суток, примерно, 7 июля сюда прибудут силы быстрого реагирования ВВС США Пентагона или как они там сейчас называются.

- Я не историк, проясни ситуацию.

- Фермер Мак Брейзел, владелец ранчо «Фостер плейс», утром 3 июля 1947 года объезжал окрестности на джипе и искал своих пропавших овечек, а на пустыре наткнулся на «Летающий диск» и множество блестящих предметов, рассыпанных кругом. В том числе ему попались бруски из очень легкого материала (наверное, куски наших полозьев). Все, что ему глянулось, фермер погрузил на джип и поехал на ранчо. Пару дней он рассказывал о «тарелке» друзьям. А 6 июля по их совету Мак Брейзел прямым ходом покатил к шерифу не то Джеку, не то Джорджу Уилкоксу на авиабазу Розуэлл. Там он проторчал до 8 июля, и молол языком везде, где можно было выпить пива и найти свободные уши. Первые сообщения по радио о крушении НЛО появились утром того же числа. Однако радиостанцию Уокера быстро прикрыли, прервав радиопередачу. Охочие до новостей писаки кинулись по своим редакциям, кто куда. И их никто не смог отловить.

- Икар, ты слушаешь?

- Внимательно, Алекс. Продолжай.

- К западу от Чикаго после полудня вышли экстренные выпуски газет об аварии НЛО. Например, «Розуэлл Дэйли Рекорд» напечатала передовицу с заголовком «Летающая тарелка захвачена на ранчо вблизи Розуэлла». Редакция ссылалась на официальное лицо, офицера ВВС США, Вальтера Хаута. На следующий день, 9 июля 1947 года, по радио выступило другое, не менее официальное лицо, генерал Рейми, с опровержением прежних фактов. Он признал «НЛО» метеозондом. Наш болтун Мак Брейзел тоже выступил по радио с опровержением, но между делом успел высказать свои сомнения в эфире. Известно, что после 14 июля фермер не вернулся домой.

«Теперь понятно, почему система «ДжиПиЭс» не отвечала. В этом времени ее еще не изобрели», - подумал я про себя, но не стал Алекса отвлекать.

- Твой прогноз?

- Сегодня 3 июля, и этот болтливый фермер, Мак Брейзел, возможно, уже едет на своем джипе сюда. Далее, нас примут за НЛО и пришельцев. Шестого или седьмого июля, точнее сказать не могу, Икс-джет-250 отбуксируют в специальный Ангар, и возможно разберут на части. А меня даже и не знаю, куда отправят.

- Понял. Алекс, у меня есть компактный жесткий диск - это программный клон Икс-джет-250. Вся информация. В бардачке справа отодвинь крышку и забери его. Он замаскирован под радиоприемник. А заодно, там же лежит и микрофон для связи со мной, сунь его в ухо. Слушай приказ. Покинуть борт Икс-джет-250, слиться с местными жителями. И во, чтобы то ни стало, ты должен выжить.

- Я против такого плана.

- Не обсуждать! Любознательный мистер Мак Брейзел не должен тебя увидеть. Без комментариев. Давай, иди, время не ждет.

- Я буду по тебе скучать, беспилотничек Икс-джет-250.

- До сих пор я оперировал лишь глаголами. Как ты понимаешь, я машина. Мне приказали. Я исполнил. А сейчас мой слог потянуло на лирику. Я по тебе тоже буду скучать, Алекс. Ну и пока вояки ничего не разобрали в нашем «НЛО», выходи друг, на связь. Запасные частоты помнишь? Беги. Не забудь, переоденься где-нибудь. В этом времени ты и вправду похож на пришельца. Шучу. Да, еще, важно, в случае аварии, я должен уничтожить все двигатели.

- Мне искренне жаль. Сочувствую нам обоим. Икар, до связи!

***

С этой минуты мы разделились. Я, беспилотный космический самолет Икс-джет-250 остался там, где приземлился. Зеркальная полировка корпуса отражала лазурное небо, белые плывущие облака и весь прилегающий пейзаж. Астронавт Алекс побежал к шоссе и дальше к кукурузному полю, где он заметил пугало огородное.

- Привет, Боб, - поздоровался он с пугалом. - Одолжи одежку, будь добр.

«Пришелец» быстро переоделся в нехитрую крестьянскую робу. Свою форму он, как мог, прикопал в колее и пошел к ближайшему ранчо, повесив на шею радиоприемник и бинокль.

***

Алекс дошел до таблички с надписью: «Фостер плейс». Он огорчился. Ближайшее ранчо и было владением того самого фермера Мака Брейзела. Крепкий двухэтажный дом виднелся на фоне зеленого пастбища с клевером. Деревянные сараи с загоном для скота стояли поодаль. Слева имелся длинный кирпичный сарай. К нему примыкал большой навес. Под навесом разбросана солома. Мужчина, одетый примерно также как и он, сидел под навесом, надвинув шляпу на лоб.

- Мистер, добрый день, можно Вас спросить?

Ковбой, похоже, дремал. Алекс окликнул его еще раз. Тот сдвинул шляпу на макушку и посмотрел на пришельца.

- Чего надобно?

- Мистер, я ищу работу, не поможете чем-нибудь?

Ковбой нехотя поднялся и подошел к забору.

- Привет, коли не шутишь. Ты кто?

Алекс снял шляпу, позаимствованную у пугала. Что ж придется придумать себе легенду, ибо сильно хотелось есть.

- Я Фокс Браун. (Лишь бы не забыть.) Родом из Коннектикута. Мой дед был фермером, а отец рабочим. Вообще-то, я много умею: и шоферить, и автомобили чинить, и коров пасти, и кушать готовить.

- Да, кашеварить можешь? - Заинтересовался ковбой. - Омлет с колбасой? Или мясо с бобами?

Алекс мысленно перекрестился. (Господи прости за вранье!)

- Это мои любимые блюда, мистер …

- Меня зовут Николас Уокер. Просто Ник. Ну, заходи, Фокс Браун, а то жрать хочется, сил нет! Все женщины сбежали отсюда из-за небывалой жары и слепней. А наш временный повар лишь продукты переводит. Идем на кухню. Хозяин приедет позже, он говорил, что в доме нужен повар. Да кто ж из города на дальнее ранчо летом поедет? Ты в Розуэлле был?

- Там нет рабочих мест, все занято.

- Точно, а я что говорю? Тепленькие места забиты. - Он смачно сплюнул себе под ноги. - Горожане, типа. Ну, вот кухня. Пошарь по шкафчикам, вон в углу - холодильник. Давай, приступай.

Новоявленный повар Фокс Браун вооружился большой сковородкой, яйцами, луком и копченой грудинкой. Поджарил мясо. Нарезал лучок. Смешал яйца с молоком. Вылил в сковородку и накрыл крышкой. (Хоть бы получилось!) Нашел кукурузные лепешки, выложил на тарелку. Накрыл стол.

- Приятного аппетита, мистер Уокер!

- Садись, составь компанию, Фокс. Голодный?

Алекс кивнул, и накинулся на еду.

***

После полудня приехал сам хозяин ранчо, мистер Мак Брейзел, дородный мужчина, чуть выше среднего роста, около пятидесяти лет. Большая голова с пышной седоватой шевелюрой, крупные черты лица, густые нависшие брови над увесистым носом и полные губы варениками. Обладатель такой внешности явно любил жизнь со всеми ее утехами. Лицо выразительное, доброе.

Николас Уокер представил хозяину претендента на должность повара. Цепким взглядом фермер прошелся по облику Фокса Брауна.

- А что еще ты умеешь делать?

- Автомобиль водить и маленько чинить доводилось.

- Чинить, говоришь? Уже интересно. Садись в мой джип, давай-ка прокатимся до тех сараев и обратно до дому, а я посмотрю, какой ты водитель.

- Алекс сел за руль, послушал пару минут мотор, нажал газ и лихо крутанул баранку. У сараев он развернулся и быстро доехал до крыльца.

- Неплохо. Ладно, оставайся, будешь водителем, а когда приспичит, как нынче летом, то и поваром. Много платить не обещаю, кормежка там, комната, ну и с доходов от продажи скотины не обижу.

Так Алекс поселился на ранчо того самого фермера, которого знал только по газетным архивам. Мак Брейзел и вправду оказался охочим до разговоров.

- Пошли в дом, - пригласил он работников, - чаю попьем с бутербродами, которые Фокс нам смастерит. Ха-ха! А я вам расскажу, что я видел на пустыре, когда овец искал. Это что-то!!!

Мужчины прошли в дом. Алекс занялся бутербродами, поставил чайник на плиту, чтоб заварить чай. А хозяин дома с Ником сели за стол. Вскоре к ним присоединился семилетний любопытный племянник фермера и сын соседа, Тимоти Проктор. Щупленький и проворный, он поспевал везде, и отцу помочь скотину загнать, и на лошади покататься, и на кухне плюшку стянуть, и дядю Мака проведать. Но разговоры взрослых были для мальчишки самым любимым развлечением. Он их впитывал как губка воду. Карие глазенки так и сверкали от нетерпения, что нового расскажет сейчас дядюшка.

- Ну, слушайте, - начал Мак Брейзел. - Вчера, то есть второго июля, в ночь разразилась мощная гроза. Беспрерывно сверкали молнии, гремел жуткий гром. Потоки Ниагарского водопада низвергались с небес. Под утро я хорошо услышал какой-то сильный грохот, не похожий на раскаты грома. Я, было, подумал, что это шум от взрыва при падении какого-то самолета. Полигон Розуэлла с военной авиабазой от нас всего-то в ста двадцати километрах. А после завтрака я обнаружил, что загон с овечками пуст, разбежались со страху. Мне пришлось искать их. Завел джип и поехал по окрестностям. Доехал до кукурузного поля, а напротив него, как вы помните, есть пустырь. Подъезжаю ближе, и обомлел. Мать честная! Лежит огромный диск на земле. Обшивка блестит, и как зеркало отражает все кругом. Под ногами разбросаны блестящие предметы - ткань, которая не рвется, и обломки чего-то непонятного, а также какие-то бруски. На ощупь они твердые, но легкие. Я их набрал, сколько смог и загрузил в машину. Может быть, в хозяйстве пригодятся? Кругом ни души, и тишина…

***

Что мне, беспилотнику Икс-джет-250, оставалось делать? Включил радио, поймал местные частоты и стал собирать информацию. Метеослужба Розуэлла работала исправно, она зафиксировала, что в ночь со второго на третье июля 1947 года в этом регионе была мощнейшая гроза. Ее последствия наблюдали фермеры на ранчо, страдающие от бессонницы, горожане, слушающие хлопающую черепицу на своих крышах и любители отдыха на природе, ночующие в палатках. Мы ее тоже засекли из тропосферы, когда выбирали время для спуска.

Седьмого июля в зеркала обзора я заметил приближение вереницы машин с отрядом военных. Они выспались как горох из своих джипов и окружили борт Икс-джет-250. Через пробоину, оставшуюся после взрыва ионника, некоторые пробрались в кабину, и стали изучать внутренности. Заметив кресло, где сидел Алекс, они решили, что это и был пилот, который управлял «диском». В салоне горе-вояки нашли еще три кресла. В результате обследований они заключили - экипаж состоял из четырех существ, и один из них, наверное, был человеком. Все происходящее я транслировал в ухо Алексу. Он от души хохотал, но мне казалось, что он готов расплакаться от бессилия.

Между делом борт Икс-джет-250 вояки отбуксировали в новенький ангар авиабазы Розуэлла. Я же развлекался и ловил новости по радио. Радиостанции наперебой сообщали об «аварии летающего диска», и ссылались на различные официальные источники. Да-а, история с пришельцами набирала обороты. Самое смешное случилось позже, когда из Белого Дома поступил приказ спецслужбам найти «НЛО-навтов». Как я понимаю, лучших агентов Пентагон бросил на поиски инопланетян. Долго искали. Безрезультатно. Тогда генерал Рейми принял гениальное решение. Надо найти, хотя бы одного пришельца, но неживого и снять научный фильм о вскрытии останков. Ученые биологи и голливудские специалисты по декорациям, гриму и прочему кинематографическому реквизиту приняли живейшее участие в создании облика и «НЛО-навта». Они подписали контракт о работе и о неразглашении «государственной тайны».

Осенью в прессе США появилась заметка, датированная 19 сентября 1947 года: «В результате секретных аналитических обследований, организованных генералом Туайнингом и доктором Бушем по прямому указанию Президента, составилось предварительное и единодушное мнение о том, что диск - разведывательный аппарат ближнего радиуса действия. Такое заключение основывалось главным образом на размерах диска и отсутствии достаточных припасов еды…». Выдержку из газеты прочитал один дежурный офицер другому, стоявшие в карауле около корпуса Икс-джет-250…

Через пару лет связь с Алексом пропала, и я не смог узнать его дальнейшую судьбу. А жаль, он был мне единственным другом. Может быть, чудом ему удалось вернуться в свое время? Не знаю.

***

Сегодня человечество стоит на пороге новых открытий в двадцать первом веке. Скоро создадут первую версию моего будущего облика. А следом появлюсь и я - беспилотный летательный аппарат (БПЛА). Мой клон, переданный Алексу, попал в надежные руки и прождал своего часа более пятидесяти лет. Скоро я, обновленный, выйду в свет, и начнутся первые испытательные полеты. Тогда я приоткрою завесу тайны. Я, БПЛА Икс-джет-250, смогу прокомментировать историю самой загадочной катастрофы двадцатого века, так называемого Розуэлльского инцидента, и создания мифа Пентагона о космических пришельцах.