Икона Зла

Среда, 20 июля 2011 г.
Просмотров: 3832
Подписаться на комментарии по RSS

 

15 октября.

Звонил Джордж. Сказал что в больнице. Этот умник догадался попасть в аварию. Нет, не то, что я его не люблю, но иногда мой младший брат подвергает сомнению собственную разумность. Кто как не он способен на совершенно бредовые поступки, вроде спора, что конфеты Мэнтос можно запивать шипучкой…

А наша мама….  Прививает мне родительский инстинкт, основанный на заботе над ее младшим сыном. И все бы ничего, но ему 27 и он уже женат.

 

17 октября.

Звонила Марка. Полчаса болтала с нашей мамой. Снова обсуждали, что меня пора женить. Ненавижу наблюдать такие бессмысленные разговоры, когда мама на тебя подло поглядывает, а реплики снохи на другой стороне провода ты не слышишь. Попросили завезти завтра Джорджу в больницу фломастеры.

 

18 октября.

Этот, терроризирующий медсестер, псих нынче бородат, с обеими ногами в гипсе, и он чем-то счастлив….  Но это меня не особо смутило. Куда больше меня смутили только несколько исписанных под разными углами блокнотиков - что мне, как члену семьи, ясно дало понять, что моего младшего брата преследует очередная навязчивая идея, о которых он стремится по максимуму распространиться в минимальные сроки. Медсестра в коридоре жалобным взглядом попросила занять его до конца ее смены. Ничего обещать не могу.

Джордж вновь начал рисовать – для чего, собственно, ему и понадобились фломастеры. Он не делал этого с тех пор, как ему исполнилось 8. Качество рисунков не изменилось за все эти годы. И это немного печалило его.

Упорно продолжает скрывать причину переломов.

// приписка другими чернилами, сделанная в другом времени//

 А то, что он на пьяную голову на спор решил преодолеть экстремальную полосу препятствий на свежеугнанной полицейской машине, скажет он, опять же на пьяную голову, но только в сентябре 1979го.

 

Я честно пообещал зайти через пару дней.

 

25 октября.

Снова звонила Марка. Напомнила о моем невыполненном обещании зайти к младшему брату в больницу. Пришлось нагло врать о внезапных делах в штате Иллинойс и экстренной командировки в Зимбабве, что в штате Юта (ввиду природной наивности и проведения молодости в рядах хиппи – география для нее – это нечто абстрактное и незапоминающееся). Рассказывала что-то про их с Джорджем работу. Слушал в пол-уха.

 

26 октября.

Мой любимый младший брат был на удивление флегматичен и малоразговорчив. Врач сказал, что вчера он что-то там повредил в еще не сросшихся костях, когда внезапно отбросив костыли, принялся прыгать вокруг медсестры, чем до трясучки напугал бедняжку. Джордж  вручил мне тетрадку своих рисунков с комментариями и попросил через Марку передать их на работу. Хм….  И только выходя из больницы, я задумался, что не помню, кем он работает.

 

27 октября.

За мной заехала невеста моего младшего брата, и мы вместе отправились в увлекательное путешествие к ним на работу. Тщательно рассмотрев рисунки Джорджа, она буквально щебетала от восторга.

Боже, в меня так верит только моя мама…. Может они действительно правы и мне пора жениться?!

На работе Марка познакомила меня с их коллегами. Довольно милые люди. И о да, я вспомнил о месте работы Джорджа, глядя на них. Выяснилось, что они – киношники. Не особо известная группа. На удивление скромны и лишены излишнего пафоса, что для творческих личностей как бы редкость.… Но все прониклись очередной гениальной, как сказала Марка, идеей моего младшего брата, что вызвало суету в их рядах и резко возникшие планы, где и как достать денег на реализацию.

Мне показалось, или молчащего в тряпочку меня, даже не спросив, каким-то фантастическим образом приняли в ряды работников этой студии?

 

28 октября.

Звонил Джордж. Поздравил меня со вступлением в ряды благородных служителей революции в недрах кинематографа. Просил заехать, привезти еще фломастеров, кучу книг и обсудить пару мелочей.

У меня, почему-то, какое-то странное ощущение.

 

29 октября.

Мой брат решил развить мысль в нечто масштабное. О подробностях аварии он так и не рассказывает, ровно, как и о мелочах в его голове, складывающихся в сценарий. Ему снова нужны источники, откуда можно незаметно для окружающих поворовать идеи. Из всей стопки книг, надиктованных мне по телефону, я привез только “Короля Артура” и “Властелин колец”. Какая наглая форма плагиата, - подумал я, - читать сторонние источники, чтобы впитывать идеи, пропускать их через себя и перереализовывать в ином плане. Вообще, меня удивляет такой подход, но как сказал Джордж – это весьма распространенный в его кругах метод сделать что-нибудь выдающееся на основе не менее выдающегося произведения.

Не знаю. Не люблю кино. Возможно, я просто старомоден.

А возможно мне попросту пора жениться.

 

31 октября.

Приезжала мама. Была очень рада. Поздравила меня с тем, что мы с Джорджем теперь работаем вместе. Странно, но, по ходу, я последний узнаю новости о себе.

И, по-моему, я единственный не в курсе чего-то очень важного.

 

1 ноября.

Завтра надо забрать младшего брата из больницы. Они с Маркой умудрились поссориться прямо перед выпиской. У него талант…. Она была злая как фурия. И, как и следует ожидать, Джордж с хитрой улыбкой в бороде навязался пожить у меня.

Нет, все-таки, пора жениться.

 

2 ноября.

На радостях весь мед.персонал устроил прощальное мероприятие. В коридоре висела растяжка “ПРОЩАЙ, Джордж!!!”, стреляли бутылки из-под шампанского, на головах многих (в том числе и больных) были праздничные колпачки, а не особо трезвые по случаю праздника медсестры строили мне глазки.

Джордж нацепил зеркальные “авиаторы” и старательно вел себя как рок-звезда.

Он улыбался во весь рот, подмигивал девушкам и давал автографы. И, в конце концов, попросил пафосно выкатить его через центральный вход больницы на коляске.

Люди махали нам из окон, пока машина не скрылась за поворотом.

// приписка другими чернилами, сделанная в другом времени//

 В следующий раз, но уже по въезду, подобный праздник они устроили в мае 1984го года.

 

Чуть позже в машине, когда состояние немного спало, Джордж сказал “А теперь, мой брат, нам предстоит самое сложное – мы должны придумать икону зла” и счастливый отрубился на заднем сиденье моего Форда.

А я еще долго сидел и думал, что бы это значило.

 

4 ноября.

Иногда мне хочется убить своего младшего брата. Этот бородатый черт сначала сутки отсыпался, а потом приковылял среди ночи на костылях и потребовал, чтобы я ему помогал.

Я клятвенно пообещал работникам больницы, что Джордж больше не попадет к ним с переломами,  поэтому весь мой творческий процесс помощи свелся к простому киванию и пропусканию мимо ушей всех его грандиозных предложений.

Судя по всему, он с другой планеты и для него норма не 24х-часовой суточный день, а где-то 36. Я сказал ему об этом. Мой брат воскликнул “А это отличная идея!” и радостно перенес место действия сюжета в космос.

Теперь я клинически не высыпаюсь…

 

9 ноября.

Джордж наловчился выдавать одну грандиозную идею за другой. Он уже придумал шаблон типажей людей, попавших в приключение.

Я сразу предложил выкинуть идею о супер-кольце с кучей волшебных свойств, под предлогом, что это уже где-то было. Он заметно погрустнел. И тогда он показал мне наброски, мне хватило иллюстрации мальчишки с мечом и старого мага. Я сразу сказал ему о параллели, которую провел мой мозг, на что мой брат обиженно надул губы и ушел в комнату размышлений, клацая костылями по белому кафелю.

 

11 ноября.

Сегодня посреди ночи звонила Марка. Она улетела в Европу. В тех местах в момент ее звонка, оказывается, еще светило солнце…. Но что я говорю о девушке, не знающей ничего полезного о часовых поясах. Поэтому ей простительно.

Спрашивала как там Джордж, не убил ли я его.

Я честно поведал все как есть.

Она обещала прилететь ближайшим рейсом.

 

 

12 ноября.

Все стены комнаты, где жил мой брат, были обклеены листочками с рисунками, что, сидя в центре и вращая головой, можно медленно сходить с ума, чем и занимался Джордж.

Он назвал этот метод каким-то хитрым околонаучным термином. На что я закатил глаза и поспешил ретироваться.

Последнее, что я заметил – был новый рисунок в центре “экспозиции” – все картинки были в светлых тонах, но именно этот лист сильно контрастировал на общем фоне.

Это была гротескная высокая фигура в черном.

 

15 ноября.

Марка все не появлялась, а у меня уже болит голова от интерпретационного мышления моего младшего брата. Первые концепты инопланетян наводили на мысль, что придумавший их, явно кушает ЛСД буквально альбомами для филателистов.

И, конечно же, Джордж придумал свою универсальную формулу. В итоге, запасшись пивком, он начал выдавать инопланетян буквально пачками.

Принцип был до безобразия прост:

1. Надо выпить.

2.Надо придумать животное. Чем нестандартнее – тем лучше. Например, морж.

3. И делаем гибрид с человеком – получается человек-морж.

 

Я посоветовал ему забросить кинематограф и начать писать сценарии к комиксам. Он выпятил костлявую грудь и заявил, что ему еще расти и расти до таких мэтров. После этого он потряс перед моим носом коллекционным изданием Черепашек-ниндзя и вновь скрылся в комнате для размышлений.

 

18 ноября.

Приехала Марка. Они опять поссорились.

И после этого они говорят мне нужно жениться?

К тому же, у меня появилась мысль, что гипс уже можно снимать – а то в прислугах у младшего брата, отнюдь, не весело.

 

19 ноября.

Именно этот день должен войти в анналы хроник великих сценаристов, как день когда был нарисован первый концепт-арт иконы зла.

Джордж думал несколько суток. Почти без сна и еды на одной лишь пивной диете, он выдал иллюстрацию.

Высокая статная фигура в черном плаще и пафосном металлическом шлеме должна вносить страх в сердца своих врагов и всех, кто им помогает.

Свои солдаты должны бояться его не меньше – он безжалостен, жесток, может покарать за неповиновение, логичен и не испытывает угрызений совести. Но в то же время он следует своему определенному “кодексу”, который основывался на Бусидо и владеет восточными боевыми искусствами….

Я хмыкнул, вернул обратно рисунок и посоветовал поменьше читать Черепашек-ниндзя.

 

22 ноября.

Сегодня ночью меня дико испугал Джордж. Я уж думал, что к нам пробрался вор. Надеюсь, седых волос на моей голове не прибавилось.

Этот… [censored]

Мой особо любимый младший брат при выключенном свете стоял на стуле посреди прихожей, завернувшись в штору, и смотрелся в зеркало. В конечном итоге он замотал низ лица длинным шарфом в клеточку, который подарила мне Марка на Рождество.

- Вот как то так… - задумчиво сказал он, - только шарф не в клеточку!

Я успокоил свою перепуганную мочеполовую систему и сказал придумать маску персонажу.

Икона зла в шарфе…. На дворе не 30е, и “Тень” не настолько круто, чтобы экранизировать. Да и вообще, я думаю, по комиксам никогда не будут снимать фильмы. Взять того же Бэтмена, например, или человека-паука.

 

25 ноября.

Акваланг тоже не подойдет.

Вот как объяснить Джорджу грань между “Круто, чувак” и абсурдом.

А вот робот – это уже интересно и оригинально.

Представьте, робот-злодей, полководец, убийца, умный и сильный.

Мой брат выписал откуда-то из Голливуда одного художника. Этот парень молча сидел и быстренько делал наброски, пока Джордж все рассказывал, обильно жестикулируя.

В итоге этот художник выдал нам профессиональный рисунок.

Но тут одно НО – нарисованный им персонаж не походил на холодного расчетливого и вообще непобедимого полководца Империи Зла.

//заметка на полях// Запомнить!!!

Лицо робота было… милым. Больше похож на девушку-робота из древнего фильма Метрополис. Внешний вид скорее выражал рассеянность, неуверенность, а не беспощадность и мощь.

Парень быстренько нарисовал его в черном плаще, потом пару рисунков в разных позах, на одном он душит какого-то солдата, подняв на вытянутых руках жертву за горло.

Я покачал головой. Джордж, конечно, расстроился, но ему так понравился изображенный на иллюстрациях персонаж, что он клятвенно пообещал использовать его где-нибудь в сценарии.

 

 

27 ноября.

Я окончательно насел на Джорджа с решением проблемы главного злодея – ведь харизматичный главный злодей – это половина фильма.

А остальные полфильма? – спросил я своего брата.

Спецэффекты! – шепотом поведал мне он, - тут у меня ребята таких умельцев нашли….

Как ни странно, но я начал в него верить.

 

29 ноября.

Сегодня посреди ночи я проснулся в поту. Мне приснился кусочек уже написанного сценария, где главный злодей пересекает на магнитных ботинках мрак бесконечного космоса пешком по стыкам его корабля с кораблем противников, который силы Империи берут на абордаж.

Источники света должны бликовать длинными эротичными полосами на полированном шлеме этого персонажа. Форма в стиле столь любимых Джорджем японских фильмов и легенд (откуда, собственно, и взялся тот же Шреддер из черепашек, например) идеально подойдет.

Осталось лицо.

Маска. Потому что никто не должен видеть его настоящее лицо.

 

 

30 ноября.

К Джорджу вернулась Марка, он признал, что надувал меня с гипсом, только потому, что его восхитил мой сон. Он сидел и слушал мой рассказ, открыв рот, потом долго рассматривал мои рисунки (а рисую я еще хуже, чем он).

Мы устроили мозговой штурм и долго, чуть ли не до крика спорили, почему он носит маску и в космосе и в корабле.

Марка переводила взгляд с одного спорщика на другого, пока не выдала: “ну может, потому что это ему жизненно необходимо?”

Мы разом замолчали.

Все кусочки начали складываться в единую картинку – Предводитель армии Империи Зла – калека, часть конечностей которого роботизированы, а шлем – потому что он не может без него жить. Привязка проста – нельзя жить без чего? – кислорода! – вывод? – маска для него это диковинный респиратор.

И сразу все трое бросились к столу с фломастерами.

 

31 ноября.

Раннее утро.

Мы все сидели опустошенные.

Опустошенные, но довольные.

Джордж с Маркой самозабвенно обнимались и тихо шептались, о чем известно только влюбленным. Я сидел, улыбался и думал, что все-таки пора жениться.

А на столе лежал рисунок, которому суждено изменить поп-культуру на все времена.

// приписка другими чернилами, сделанная в другом времени //

 Что, собственно, и произошло.