Хроники Змея

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2791
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Анна Панагушина (Анитра).
Москва, 31 декабря, 13:00, до старта мировой новогодней эстафеты остался один час.

Иван шёл с работы и никого не трогал.

Настроение было возвышенное, хотелось обниматься с прохожими и кричать на всю улицу, на весь город «С наступающим!». И люди все шли навстречу такие радостные, по-новогоднему…

- Ёлки! Лучшие ёлки! – К Ивану подскочил карлик в колпачке с бубенчиком и продолжил орать: - Купи ёлку!

- Пшёл вон! – бросил Иван. Карлик сбил его с мысли. Племянник просил подарить на Новый Год какую-то дивидишку, но Иван никак не мог вспомнить, как называется фильм. Не то «Ночной надзор», не то «Ночная смена», не то вообще, прости господи, – «Ночное дежурство». Мысль отчаянно пыталась найти воплощение в слове, но… не могла. А тут ещё эти ёлки-палки, как назло.

Иван судорожно искал это слово вокруг, шарил взглядом по стенам домов, по улыбающимся лицам прохожих.

У одной стены развратно улыбалась Снегурка в короткой голубой шубейке… Через мгновение видение исчезло.

Притормозив на автобусной остановке в ожидании собственно автобуса, Иван попытался вспомнить ещё раз. Сосредоточился и… Ярким светом полыхнула мысль во тьме зимнего утра!.. Иван нахмурился – мысль и вправду прибавила света. Свет лился откуда-то сверху. Иван медленно поднял голову…

Орбита Земли, 31 декабря, 11:30 утра по Гринвичу, до старта мировой новогодней эстафеты осталось полчаса.

…Кто-то позвал его по имени, потом ущипнул за щеку. Потом опять ущипнул, но гораздо больнее. Потом, видимо, устал церемониться, и залепил пощёчину. Такое панибратство Иван не был намерен терпеть.

Он решительно проснулся.

Над ним нависало чьё-то лицо.

- Эй, ты как? – дружелюбно поинтересовалось лицо.

- Непонятно.

Толстая физиономия с двухнедельной щетиной расползлась в улыбке.

- Это пройдёт. Я – Илья.

- Очень приятно, - фальшиво сказал Иван. – А я – Иван.

- Да я знаю! Ну, друже, вставай! Времени осталось мало, а у нас дел невпроворот!

- Каких ещё дел? – Иван вставать не спешил. Он внимательно осматривал помещение, в котором находился. Белые мягкие стены с еле различимой дверью, низкий белый потолок, низкая же лежанка в углу, банально белая – в общем, ни дать ни взять - палата в дурдоме. Хотя Иван в дурдомах раньше не бывал, но представлялись они ему именно такими – белоснежными убежищами аскетов, избравшими путь изгнания… Ну не бывал человек у дурдомах!

«Загребли!» - в ужасе подумал Иван.

Тот, что представился Ильёй, отличался могучим телосложением. Кожаные штаны, рубаха грубая, на лбу - тесёмка, а длинные волосы стянуты в хвост. Престранный тип.

Хотя, учитывая сложившиеся обстоятельства, может, ничего странного в нём и не было. Если всё это – один большой розыгрыш, пафосный вид этого господина вполне объясним…

- Жизненно важных!.. Что разлёгся-то? Некогда нам тут разлёживаться. Идём, совет держать будем, люди же ждут.

- Люди, - понимающе кивнул Иван и приготовился к очередной дивной встрече. По ходу дела, пребывание здесь (ещё в точности не известно – где) сулило множество сюрпризов.

Дверь перед ними самовольно отъехала в сторону.

Соседняя комната была побольше. Но такая же белая. Там стол стоял, солидный, круглый, богато оснащённый продуктами первой необходимости (жидкости, содержащие в себе спирт). Впрочем, продуктов необходимости второй (закуска) было представлено тоже навалом.

За столом степенно заседали какие-то люди – пять человек, три места оставались свободными.

- Здрасьте, - скромно заметил Иван.

- Здравствуй, Иван, - хором ответили люди.

Илья подвёл Ивана к одному из свободных стульев и настойчиво усадил на место. Ивану ничего не оставалось, кроме как подчиниться.

- Ну, знакомься. Это Аэлита. – Илья сделал нехарактерно изящный жест рукой в сторону девушки, сидящей напротив Ивана. Девушка была очень похожа на ту Снегурку, что померещилась Ивану, только…

- А чего она такая…синяя? – шёпотом спросил Иван.

- Да она не местная! – пророкотал Илья. – Со звезды другой. Да ты не думай об этом, а то мозг вывихнешь! Я вот тоже раньше думал: звёзды, они эвон какие крохотные, мельче комаров. А вот поди ж ты – живут на них люди, не хуже нас с тобой. Ну, только…синенькие…

- Это, - продолжил интродукцию Илья, уже не так изящно показывая на молодого человека рядом с синей девушкой, - Антон Городецкий. Он вообще парень хороший, я бы даже сказал, светлый… - Антон криво усмехнулся и надел тёмные очки. – Но бывают и у него задвиги…

По другую руку Аэлиты сидел ещё один молодой человек – одет строго, несколько старомодно.

- Это Родька Раскольников, - прокомментировал Илья. – Хороший во всех отношениях, но вот пожилых тётенек не любит…

- Не любит? – переспросил Иван. Имя-фамилия этого молодчика задела что-то, крепко спавшее в его памяти, но он ещё не вспомнил, что именно.

- Просто на дух не переносит, - кивнул Илья. – Ага. А это, - он указал на мужика, причудливо разодетого, с копной рыжей косичек на крупной голове, - Вигмар-лисица. Ты лучше с ним не спорь, даже если будешь прав. Он немного нервный, далеко не уйдёшь.

Иван устало вздохнул. Этот маскарад ему уже частично приелся. Синекожая девушка, конечно, была очень даже ничего, но…

- Слушайте. - Иван встал. – Не знаю, что это за передача – «Скрытая камера» или ещё какая-нибудь лабуда, но я хочу домой. Меня ждёт семья…

- Обожди, - утихомирил его Илья, многозначительно вдавив Ивана в стул. – Сейчас ты всё узнаешь. Вот Люк Скайуокер. – Русый паренёк в халате по-доброму улыбнулся Ивану. – Он так, в поддержку идеи интернационализма, а толку от него практически никакого… Сядь! – Илья снова усадил непоседливого Ивана. – Я – Илья из города Мурома, то есть Муромец…

«Точно! Загребли!» - пронеслось в голове у Ивана.

- Мы…кхм… - Илья обвёл товарищей взглядом и быстро сказал: - Хроники. Понимаем всю трагичность ситуации… - Люди за столом согласно закивали: «Понимаем, мол». - …Но никак со своим проклятым недугом бороться не можем, права не имеем. Без нас же Система Солнечная порушится…

- Ты вообще о чём говоришь, а? – В глазах Ивана читалось недоумение.

- Так. Начну с начала. Нет, начала я не упомню, память уже не та, но началось всё очень давно. Раньше люди назывались первобытными, потому как были они первыми. Первыми стали людьми, первыми социум создали, первыми же и пить начали. Да так, что целые деревни месяцами из запоя выйти не могли. Это, значит, хитромудрый Змей… - Общественность опять в ужасе загудела. - …Мир порабощал. Змей Гориллыч, Алкозавр всея Солнечныя система. И собрались тогда лучшие умы со всей системы – зло из мира спровадить, славу вечную геройскую сыскать. – Общественность скромно потупила взоры. – И вызвали Змея на справедливый поединок: семеро против одного. И победили герои!.. Но, чу! – через год снова вернулся Змей, и давай цивилизации спаивать. И снова семеро вышли супротив супостата, и снова побили его… Так мы, милок, кажный год и боремся с мировым злом – пьянством. Но Змея становится победить всё труднее и труднее. В прошлый раз еле-еле к истечению новогодних суток ухайдакать его успели. Посмотрели мы фильмы всяческие земные и пришли к выводу, что надо бы нам пригласить в команду одного простого-простого, как валенок, обывателя. Потому что именно он на поверку оказывается самым крутым. Типа избранным…

Илья Муромец остановился, восстановил дыхание и спросил:

- Вопросы?

- Э-э… - Иван был в откровенной растерянности.

Аэлита пригляделась к обывателю и заметила:

- Да он не просто Иван. Он – дурак…

Общественность ахнула.

- Ты на себя посмотри! – А вам бы понравилось, если бы вас прилюдно дураком обозвали? – Синий-синий иней! Лёг на провода!..

Илья Муромец отвесил Ивану освежающую оплеуху.

- Не хами даме! Она тебе, можно сказать, комплимент сделала. Был у нас Иван-дурак, хороший был товарищ… Был, да весь кончился… Вспоминаем мы о нём редко…

- Умер? – сочувственно спросил Иван.

- Что ты! Живее всех живых! Завязал!.. – Илья весь враз посерьёзнел. - Так, а теперь послушай меня, друже. Знаешь такую поговорку: как новый год встретишь, так его и проведёшь? Не зря она такая есть. Вот не усыпим Змея Гориллыча, погрязнет мир в пьянстве и другом разврате!..

- Внимание! – прозвучал в помещении металлический голос. – В зоне видеоохвата обнаружен опознанный летающий объект. Начать состыковку?

Илья Муромец махнул рукой.

- Начинай!.. Ну всё, закрутилось…

Орбита Земли, 31 декабря, 12:00 по Гринвичу, мировую новогоднюю эстафету прошу считать открытой!

- Здрасьте-здрасьте! – В комнату ввалилось чешуйчатое чудище умеренных габаритов. От него явственно несло перегаром. – Скучаем-с? А ты кто будешь? – Чудище неприязненно уставилось на Ивана.

- Кто надо. – Иван решил не уступать в неприязненности.

- Метеорит тебе промеж глаз! Ты хоть знаешь, с кем разговариваешь?.. Он знает? – спросил Змей у Аэлиты. Девушка кивнула.

- Да мне плевать, - искренне заверил чешуйчатого Иван. - Меня дома родные ждут, а я чего-то сижу с вами тут, бред ваш выслушиваю…

- Новичка, значит, привлеки? – Змею, видимо, эта затея была не по душе. – А где же справедливость? Как там? Шестеро против одного?

- Семеро, Гориллыч, семеро. Дурак-то от борьбы отступил, но воплотился в этом парнишке.

- Ладно, так уж и быть. Ну что, начнём? А то и так из графика выбились с вашими новенькими. Не солидно мне как-то фору от вас получать…

Змей уселся на стул рядом с Иваном, по-хозяйски взял гранёный стакан, откупорил бутылку водки. Налил три четверти, выпил.

- Штрафной, - довольно хохотнул Змей. – Чего сидите-то, как бояре в Думе? Работать надо! Кто первый?

- Будем действовать по традиции, - перебил Змея Илья. – Люк, давай.

Остальные из-за стола встали. Как выяснилось, Люк Скайуокер был героем какого-то длинного и весьма однообразного фантастического фильма. Просмотр этого кино-шедевра и устроили, Люк занудно комментировал. Змей держался, запивая демонстрацию портвейном.

Потом раздался храп – отважный змееборец Скайуокер не выдержал первым. Одни боги знают, в который раз видел он эту эпопею.

- Дальше! – потребовал следующую жертву Змей…

Орбита Земли, 31 декабря, 14:15 по Гринвичу, Камчатка медленно, но верно передаёт эстафету Японии.

Родион Раскольников представлял собой типичного меланхолика. Один вид его, сказать по правде, наводил сон. После десятой рюмки водки он разрыдался и с непередаваемым раскаянием кричал, что Лизавету убивать не собирался, что это случайно вышло. Что где-то зарыты сокровища, но он сам забыл – где именно. Во время этой истерики Иван нервно покашливал и вообще старался смотреть в иллюминатор на пролетающую внизу Землю. Змей же лишь чуть морщился, но, в общем, держался мужественно.

Через некоторое время вынесли и Родиона…

Орбита Земли, 31 декабря, 15:34 по Гринвичу, к празднованиям подключился Китай.

- Снегурочка моя марсианская! – Змей расплылся в пьяной улыбке, приветствуя Аэлиту.

Аэлита пела. С чувством, даже слезу выдавила. Но на совершенно непонятном языке. Змей щёлкал в такт чешуйчатыми пальцами, топал лапой.

- Что-то он сегодня в ударе, - пробурчал Илья Муромец.

Аэлита осоловело взглянула на соратников и самостоятельно покинула арену…

Орбита Земли, 31 декабря, 16:20 по Гринвичу, всё в самом разгаре!!!

За дуэльный стол сел Вигмар. Невозмутимый житель северных земель тихим голосом рассказывал мифы своего народа о подвигах всяких богов, но Змея, казалось, не брало ничто.

Спустя час, Вигмар стал потрясать своими рыжими косицами и призывать на голову Змея Асов, но Асы молчали. Ещё через час Вигмар обессилено сполз со стула, а его место занял Антон Городецкий.

Антон вёл себя, как настоящий… вампир? Очки так и не снял, пил что-то красное из миски, страшно шипел. Иван грешным делом подумал, что если это Свет, то что тогда Тьма? Змей против «чего-то красного из миски» ничего не имел, и, по-видимому, даже наслаждался процессом.

Ивана мутило. Илья Муромец брезгливо фырчал, но Ивану сказал, что после крови спирт особенно хорошо в голову даёт.

Антон пошатываясь встал.

- От имени этого… Света! Всем уйти в Сумрак! – И куда-то исчез.

До наступления Нового Года в Москве осталось 3 часа.

Илья незадачливо почесал затылок.

- Змей – закоренелый холостяк и, при этом, феминист. По тому, что с нами Аэлита, легко догадаться, чем закончилась одна из встреч. А ещё он – глобалист, растаман, мужеложец и некрофил… Это ж беспредел начнётся!.. Ванюша, за нами общегалактическая нравственность. Прикрой меня, кабы чего не…

Поединок предстоял серьёзный.

Илья Муромец сел за стол, нахохлился, как воробей, и дипломатично хлопнул рюмку водки. Чуть скривился. Дальше пошло легче. И гораздо быстрее. Если от процесса поглощения водки можно получать хоть какое-то удовольствие, то развернувшееся действо было лишено всякого гедонизма напрочь.

Змей был мрачнее тучи. Илья мутнел с каждой минутой всё больше. После очередной рюмки закусил маринованным огурцом, выпрямился и уставился грозно на Змея.

- Всё. – Змей удручённо мотнул головой. – Готов боец. Забирай, Ванька, своего командира.

Иван подошёл у Муромцу, заглянул ему в лицо.

- Что с ним?

- Вырубился. У него всегда так. Организм меру знает: принял своё и отключился.

- И как… И куда мне него? – растерялся Иван.

- А, да хоть тут рядышком брось. Ему всё равно, где отсыпаться.

- Да не удобно как-то…

- Значит, похищать тебя среди бела дня удобно, а устроить пьяненького похитителя под столом – не удобно? Я тебе покажу «неудобно»!.. Возьми другой стул, пусть сидит.

Иван послушно подтащил один из выстроенных в ряд у окна стульев, сел, руки перед собой сложил на столе, как школьник, и затих. Рядом также послушно сидел Илья Муромец.

- А сейчас, май френд, я расскажу тебе свою версию этой истории. Раньше люди назывались первобытными: первыми появились, первыми фермы построили и первыми искусу поддались. Меня, тогда ещё зелёного и неопытного змеёныша, из-за нескольких мелких провинностей отправили на Землю – человечество в курс дела вводить. Я ввёл. Так ввёл, что заработал очередное наказание. Изгнали меня и отсюда. С тех пор я маюсь. Нервы у меня с рождения ни к чёрту, а после того случая – псих психом. Спать совсем не могу. Только глаза закрою – думы в голову лезут странные. А открою – и вспомнить не могу, о чём думал. Устал я, Ванятка. Устал, как собака. Вернулся я как-то на Землю, а тут эти чудики, дебилы хронические! Я им – мол, спать хочу, сил нет, но заснуть не могу. А они – vade retro, Змий, типа изыди! Не усыпить, а замучить пытаются. Ну, я разозлился и продолжил миссию по вводу в курс дела. Демократия, свобода вероисповедания, самоопределения… Каждый раз, как им не удаётся меня измотать, я что-нибудь новое распространяю. В этот раз я настроен очень, очень плохо, май френд. Вот не усыпишь меня через… - Змей глянул на наручные часы. – Через четыре часа, дальше бузить пойду. Предпочтения мои ты знаешь, здесь Илюша не соврал…

Иван старательно рылся в карманах.

Змей меланхолично рисовал на неподвижном лице Ильи Муромца неприличные слова. А на лбу, над самой тесёмочкой – слово из трёх букв с поясняющей литерой в скобках – РКП(б).

Змей довольно хихикнул. Иван торжествующе завопил и протянул Змею упаковку таблеток.

- Димедрол! – выпалил он. – Будешь спать, как убитый!

- Чего? – недоверчиво протянул Змей. – Брешешь?

- Да зачем мне? Российская фармакология – любого ухайдакает!

- Ну, смотри… - преудпредил Змей и проглотил сразу пять таблеток.

Подождал, прислушался к процессам внутри себя.

- Ну, и… - Не окончив реплики, ткнулся носом в стол.

Иван радостно засмеялся.

- Я ж говорил! – пихнул Илью локтем в бок. – Любого! – Илья глубокомысленно свалился со стула, наверное, проникся.

- Из-под потолка донёсся железный голос:

- Обнаружен опознанный летающий объект. Начинать состыковку?

- Начинай, титановая башка!

- На себя посмотри, - отчеканил голос.

- У меня, в отличие от некоторых, всё натуральное, - злорадно заметил Иван.

Робкий шёпот отвлёк его от дальнейших рассуждений на эту тему:

- Он спит?

В комнату заглядывала чья-то красноносая морда с белой бородой.

Иван удивлённо кивнул.

- Хорошо! – Бородатый бодро вошёл в помещение. – Ты, Иван, молодец! Выражаю тебе всеобщую признательность и вручаю эту медаль!..

Борода протянул Ивану здоровенный мерцающий золотом диск и тихо проговорил:

- Ты – парень горячий, так что сильно её не сжимай. Растает. Она шоколадная… Ну, что ты пялишься на меня, как Снегурка на купальник? Я же Дед Мороз, а не нобелевский комитет! Ну, хорошо, вот тебе ещё шоколадный заяц… «Я – шоколадный заяц»… - пробубнил Дед Мороз песенку. – И одно желание, эксклюзив для победителя. А потом – быстро домой, иначе не успеешь к Новому Году!

Иван долго и мучительно молчал. Затем засопел смущённо и выдал:

- Слушай. Дед. Племянник дивиди-диск просил. Подсобишь?

- А, знаю-знаю! Как не подсобить? Ну, летим скорее!

Дед Мороз помахал руками, покричал чего-то, посохом постучал по полу. Холодно стало, темно…

…Иван стоял в своём подъезде. Это он сразу…почуял. Хотя было всё так же темно и холодно. Стал подниматься. На своём этаже разглядел, что руки испачканы чем-то коричневым. Посетила нехорошая мысль об источнике дурных запахов в подъездах. Принюхался – руки пахли шоколадом. Эх, растаяла медалька…

Дверь распахнули сразу, как знали.

- Вань, привет! Вынеси мусор. – Сестра стояла в дверях с причёской, в халате и с завязанным пакетом.

Иван вынес мусор на нижний этаж и, счастливый, вернулся наконец домой после тяжёлого трудового дня…

Здорово всё-таки, что мировое зло снова было побеждено!..

С Новым Годом! Ура!

Автор: Анна Панагушина (Анитра).