Franklin street

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2506
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Никита Кузнецов (Roland).
Прекрасен ли мир, в котором художник может стать звездой современности? Современности, в которой широко развита космонавтика. Ей пользуются только в случае необходимости, ибо время нездорового увлечения звездами прошло, а возможно и не наступало. Прошлым тут не интересуются. Зато любят прекрасное настоящее, в котором искусство занимает ведущие роли. Картины в метро и на улицах, магазинах и кафе благополучно заменяют рекламные вывески. Ну что, представили? Именно здесь мы с вами сейчас побываем.

Маленький, удивительно красивый город.

Иногда кажется, что в таком месте не бывает дождей, холода и других погодных издержек. Возможно, так оно и есть, но узнать это нам не суждено, ибо мы проведем здесь не слишком много времени.

Да, это действительно реальное место, ведь повсюду ходят люди! Их здесь, кстати, много, но (о чудо!) они не толкутся в метро в час пик, не набивают «доверху» ночные клубы, если в оные приезжает какая-то суперзвезда.

Надо сказать, что в этом замечательном городе присутствует дух безысходности. Это заметно отнюдь невооруженным взглядом. Жизнь в этом месте крутится вокруг отдельно взятых персон, что само по себе не удивительно. Странно же, что эти персоны – гости города. Местные не бывают на тех же самых концертах, не посещают кинотеатры, не отдыхают с друзьями на природе. Работа – дом – работа. Да их вообще не бывает на улице! Отсюда, видимо, и вытекают столь свободные улицы.

Глухое безмолвие.

Пустые лица.

Я лично очень сомневаюсь, что местные ничем просто не интересуются и тупо бродят по городу в двух направлениях исключительно из удовольствия. Смею полагать, что это правительство ставит своих подопечных в столь унизительное положение, нагло наваривая капиталы на туристах. Что за страна…

Ну да ладно, речь не об этом. Давайте, обратим внимание на западную часть города. Да, ту, что у океана. Взберемся по Мостовой на Зеленый пригорок, где отыщем маленькое непримечательное кафе, каких в городе, наверное, тысячи. Главный отличительный признак – большая черная вывеска, на которой кроваво красным намазано – SinSity. Да-да, именно там, у поворота на Французский проспект.

В этом маленьком уличном кафе сидит миловидная парочка, возможно замужняя, хотя, как кажется, они еще слишком молоды. Лет по двадцать – двадцать пять. Девушка выглядела ослепительно. Красивое юное тело, прикрываемое лишь черной джинсовой мини-юбкой и легким топиком яркого оранжевого цвета. Правильные черты лица не сильно смазанные косметикой, ослепительная улыбка, русые волосы и волшебный огонек в глазах.

Счастье.

Думаю, в девушке намешано много кровей, ибо внешность нестандартная.

Действительно особенная.

Парень же был обычным: белокурые волосы по плечи, «бритвы мы уже два дня не знаем», джинсы и футболка того же цвета, что и у его спутницы.

- Мне так хорошо… - потягиваясь, простонала девушка.

- Я тоже себя замечательно чувствую, – парень смотрел на спокойные воды океана, которые здесь, на возвышении прекрасно обозревались, – правда, сейчас не откажусь пообедать, давай уже сделаем заказ.

С этими словами он раскрыл мирно лежащее на столе меню.

Куриное филе.

Мараканский салат.

Апельсиновый сок.

- Так, теперь вы… - эти слова официантка адресовала девушке.

Русский салат и молочный коктейль.

Она никогда не закажет то же самое, что и другие. Девушка всячески выражает свою индивидуальность.

Не хочет быть как все.

Боится.

Парень значительно проще, он просто радуется жизни пока все, слава богу, хорошо. Он любит свою девушку такую, какая она есть и, наверное, сможет пройти с ней через любые трудности.

Ну ладно, вернемся к происходящему. Пара уже доедала свой скромный обед, когда к ним подошел юный парнишка с предложением купить сегодняшний номер «Пекла». Сидевшие переглянулись, отметив достаточно странное название для культурного ежедневника. Тем не менее, парень достал из заднего кармана портмоне и заплатил необходимую сумму, за что был «награжден» небольшой газетенкой.

Вы, наверное, замечали, что самые прекрасные моменты в жизни очень быстро от вас уходят. Время – вредная штука, которое действует человеку только во вред.

У нашей молодой пары сейчас действительно прекрасный период, они совсем не следили за временем. Не успели оглянуться, как сумерки накрыли город. Вернувшись домой, девушка, на ходу раздеваясь, отправилась в душ.

- Курт, - обратила она на себя внимание парня, - я надеюсь, ты сможешь меня согреть после душа? Я на тебя рассчитываю. – С этими словами девушка скрылась за дверью в ванную.

Да, нашего героя зовут Курт. Более того, назову вам имя девушки – Джессика.

«Чем бы занять столь томительные минуты…» - Курт заходил по комнате, оглядываясь по сторонам. В конце концов, он наткнулся на брошенную буквально пять минут назад газету…

Днем ранее.

Сидя за компьютером, мужчина беспрерывно, настойчиво барабанил по клавиатуре.

Совсем не останавливаясь.

В движении били только руки.

Этот человек, безусловно, знал, что пишет и, осознавая важность происходящего, не позволял никаким мелочам себя отвлекать.

Что же могло быть столь важным для угрюмого человека средних лет? Работа? Женщина?

Игра.

«Мне почему-то всегда не нравились беззаботные люди. По одной очень простой причине: беззаботный человек – счастливый человек. Это как неотъемлемая составляющая сконцентрированных на одном человеке факторов (они бывают как обязательными для каждого, так и индивидуальны). В совокупности они складываются в короткое, удивительно яркое слово – счастье.

На самом деле это простой рецепт.

Странно, что стоит вышвырнуть из этой каши лишь один ингредиент – остальные развалятся незамедлительно.

Пирог не склеится.

Пожрать нечего.

Таким образом – стоит растерять свое счастье, в человеке просыпается неформальный инстинкт. Он хочет вернуть улыбку на лицо. Жить в удовольствие. Радоваться той жизни, которой хочешь.

За то время, что ты здесь находишься, не было зафиксировано ни одного воспоминания о прошлом. Думаю, имей такое место быть – я бы заметил удивление от отсутствия воспоминаний…»

Курта прошиб пот. Маленькая капля потихоньку скатилась к подбородку. За ней, осторожно, но, неизменно наращивая темп, двинулись другие.

По уже проложенному маршруту – от виска к подбородку. Из пункта А в пункт Б.

Все это время Курт в бесплодных попытках терзал свой разум, пытаясь вспомнить хоть что-то из событий своего прошлого. Того, что случилось до появления здесь. В мире радости и счастья.

Пусто.

«Как видишь, ничего нет. Безмятежное ничто.

Не советую слишком долго об этом думать, ибо по прошествии времени (отнюдь недолгого периода) разыграется фантазия, и то, во что она выльется – ты будешь воспринимать как свое прошлое.

Я наивно полагаю, что жить фальшивой жизнью хуже, чем быть никем. Самое странное, что ты со мной согласен, не так ли?

Ты – танцующее и поющее дерьмо. Ни больше, ни меньше.

Ладно, я предлагаю… говорю, что мы сыграем с тобой в игру.

И она уже началась.»

Газета выпала из рук и, к глубочайшему удивлению Курта прошла сквозь пол. Утонула в паркете, словно тот был нематериален. Словно он был лишь плодом воображения нашего маленького героя. Шок от увиденного длился недолго и по его окончанию Курт начал топтать ногой то место, куда минуту назад провалилась газета. Ничего удивительного, обычный паркет.

Тем временем со стенами начало твориться что-то неладное, силуэты на обоях смазывались, подключая к утопичному танцу предметы, стоявшие близко. Это длилось до тех пор, пока все вокруг не вылилось в одну, бесконечно повторяющуюся фразу: «Ты пойдешь вслед за ней. С четвертого на первый»

К сожалению, Курт не умел летать, этот пустяковый нюанс волновал его сейчас больше, чем все остальное.

Облаченная в теплый халат из душа выглянула Джессика. В ритмичном танце девушка двинулась в сторону тумбочки, когда обратила внимание на изменения.

Удивленный, совершенно ничего непонимающий взгляд на Курта.

- Дорогая, мы уходим.

- Что… что здесь произошло?

- Ничего, мы просто покидаем это место. Хорошо? – сделав два шага на встречу девушке Курт схватил её за локоть.

- Черт возьми, Курт, я хочу знать, что здесь произошло!

- Я сказал – мы уходим!!! – теперь он кричал, подталкивая спутницу к выходу.

Шаг.

Теперь быстрый.

Он уже мчится вниз по лестнице, то и дело, дергая Джессику за руку. Та уже не бежала, а просто летела на руке Курта вниз.

Все это длилось недолго, лишь минуту, после которой наступил миг, о котором были сложены все мечты ребят в последние мгновения.

Улица встретила их теплым летним ветерком, отчего у Джессики не возникло необходимости вспоминать о своем несколько неуместном наряде. Да, просто она еще не была поглощена ужасом происходящего.

Джессика просто не знает про газету. Она её не читала, она не видела, как с ней распрощался Курт. Более того, девушка даже не удосужилась прочесть, что было написано на стене.

Джес, смотри… - слова прозвучали как-то глухо, но принадлежал голос, несомненно, Курту. Пальцем он указывал на Иствильский замок, что возвышался напротив гостиницы, через широкую Редовую площадь. – По-моему, с ним что-то не так.

Теперь Джессика была действительно шокирована. Замок медленно размазывался, становясь бледнее по мере увеличения степени искажения. Через какие-то секунды в постройки появилась плешь, начавшая стремительно расти.

Словно фонарные столбы замерли наши герои с широко открытыми ртами.

Когда Иствильский замок исчез окончательно, на район обрушилась абсолютная тишина.

В голову Курту пришла поистине шальная мысль, в попытке, опровергнуть которую он обернулся к тому месту, откуда еще секунды назад доносилась музыка, и понял, что сошел с ума. Он или мир.

Гостиницы, которую пара покинула три минуты назад, не было. Лишь площадь, выложенная аккуратными кирпичиками.

Раз девушка видела те же видоизменения в обстановке, Курт был в здравом уме. Неужели мир съехал с катушек?

Размышлять времени не было, оглядевшись, Курт вновь схватил спутницу за руку и побежал в ту сторону, где еще не давно красовался великолепный замок. Там, прямо за этим местом заканчивалась площадь, перетекая в малозастроенный район Ногхвиль.

И они бежали. Бежали до тех пор, пока не стало жечь в мышцах, и в жилах не потекла кислота из аккумуляторов вместо крови.

И потом бежали еще.

Город тем временем начал «рябить». Так, как это бывает с телевизором. Только рябь не имела цвета, она создавала дыры в зданиях, отчего те прямо-таки мигали.

Курт понимал, что это для обычного человека уж слишком, но пока сжимал теплую руку Джессики, верил в хороший конец.

Надеялся.

В один прекрасный момент он резко остановился. Повернувшись к спутнице, он схватил её вторую руку за запястье, прижал к своей груди и сказал:

- Все будет хорошо, понятно?

- Ты ненормальный! Как все может быть…

Курт видел, как слезы капали с подбородка Джессики.

Ритмично.

- Я нас когда-нибудь подводил?

В ответ Джессика отрицательно покачала головой.

- Теперь же нам нужно бежать дальше, понимаешь?

Девушка высвободила одну свою руку и махнула: вперед. И вот парочка уже снова мчится сломя голову, оставляя все больше домов позади. Пробежав два квартала с момента остановки, Курт увидел, как на одном из «картинных» щитов появляются буквы. Резко, по одной, словно кто-то медленно шлепает по печатной машинке.

«Тебе нравится? Мне очень. Теперь нашего Курта наполняет море радости и счастья?»

- Я все пройду. Меня тебе не сломить. Тебе не сломить НАС!

Курт даже не остановился в ожидании того, что надпись изменится. Встретив непонимающий взгляд Джессики, он махнул рукой – все потом.

Прошло еще несколько минут, когда случилось нечто особенное в нынешнем состоянии мира. Они наткнулись на вывеску с названием улицы – наверное, единственный предмет, не подвергшийся постоянным изменениям. По крайне мере, он не подвергался им сейчас, когда мир стал похож на парк аттракционов. Отнюдь не детский.

Вывеска гласила: Franklin Street. А под ней, маленькими буквами: поцелуй её.

- Нет, дружок, я не буду делать то, что ты хочешь! – Курт был зол, очень зол.

И тут Курт пожалел о том, что не послушался.

Он повернулся к Джессике, посмотрел ей в глаза… и она исчезла.

Просто растворилась.

Моментально.

Словное и не было вовсе.

Курт даже ничего не сказал, не мог говорить, ибо случилось НЕВОЗМОЖНОЕ! Он упал на колени в том месте, где только что стояла его любимая Джес.

«А я ведь говорил» - гласила табличка. Теперь.

- Ублюдок! Кто ты?

Теперь там была стрелка, указывающая на высокое, очень высокое здание через дорогу.

Больше Курт решил не упорствовать и пошел в указанном направлении. Пока он двигался, необходимое здание перестало рябить, превратившись в самый обычный небоскреб.

Дверь была открыта. Комната, в которую он попал, занимала весь этаж. Почти пустой этаж. В центре помещения расположилось стандартное «рабочее» место: стол, кресло ноутбук.

Всю дорогу Курт повторял про себя: «Я же сказал, что мы одолеем его ВМЕСТЕ, детка. Я не хочу оставаться один. Не могу без тебя.»

Упав в мягкое кресло, Курт раскрыл ноутбук, на экране которого сразу стали появляться буквы.

Так же, как прежде.

Так же, как на щите.

«Что скажешь?»

«Почему она исчезла?»

«С места в карьер? Ну что ж… потому что она не существует, потому что я лишь создал тебе идеальную девушку. Ты меня, кстати, разочаровал. Внешне она, безусловно, прекрасна. Но все остальное… самая, что ни на есть среднестатистическая женщина.»

Курта била дрожь, он отшвырнул от себя ноутбук.

-Я тоже создан? Этот мир не реален? У меня нет прошлого? И вообще, что теперь? И… я еще её увижу?

Курт заплакал. Сильно.

Так, как на улице плакала Джес.

Буквы стали появляться прямо в воздухе

«Тебя больше не переполняет счастье? Ты больше не радуешься каждой прожитой минуте? Дело в том, что так бывает всегда. Этот пирог кончается. Всегда.»

«Ты не ответил»

«У тебя будет вечность»

- Да пошел ты! У меня есть минута.

«Твое право…»

Автор: Никита Кузнецов (Roland).