Эйн Соф

Пятница, 25 ноября 2011 г.
Просмотров: 4597
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Дмитрий Лазарев/Алексей Вашкевич.

Импозантный мужчина в черном костюме неторопливо помешивал кофе, стоя у кофейного аппарата. Юрий терпеливо ждал, пока тот отойдет. Ему давно хотелось пропустить чашечку – до обеда было еще далеко.

- Простите, вы закончили? – наконец не выдержал он. Любитель кофе посмотрел на него и благодушно улыбнулся.

- Конечно-конечно, простите меня пожалуйста. Задумался что-то… вот, позвольте поставить вам чашку.

Он вытащил нижний стаканчик из раструба приемника и поставил ее в лоток.

- Благодарю, - с неохотой проговорил Юрий. Мужчина кивнул ему и неспешно двинулся к дверям. Проводив его взглядом, Юрий сделал заказ, и кофе тонкой струйкой полился в стаканчик.

Он стоял на своем рабочем посту и пил не самый приятный на вкус кофе, как вдруг воздух пронзил тревожный визг пожарной сигнализации. Он повернулся к вахте и встретился глазами с Семеном, выходящим из подсобки.

- Беда, Юра. Только что позвонили из полиции, говорят, к ним поступил сигнал, что центр заминирован, - сказал Семен. – Выводи людей, а я пока в агентство отзвонюсь, сообщу.

Что-то екнуло в груди Юрия, и сердце забилось быстрее. Бомба, здесь, в комплексе «Мега»? Да нет, не может быть… наверняка это чья-нибудь идиотская шутка…

- Ясно.

Выучка охранника сделала свое дело, и он не стал задавать лишних вопросов. Такой звонок – дело серьезное. Лучше сто раз ошибиться, дуя на воду, чем один раз обжечься…

Первым делом Юрий открыл настежь двери, застопорил их и отошел, выпуская посетителей. Никто не бежал и не выглядел особенно испуганным – обычная пожарная тревога, зачем суетиться, если не видно никакого огня… затем он двинулся вдоль торговых рядов, подгоняя самых нерасторопных. Последние покупатели покинули торговые залы, и продавцы торопливо замыкали свои павильоны, беспокойно оглядываясь по сторонам в поисках дыма.

- Пожар? – поинтересовался у Юрия торговец турецкими джинсами китайского пошива, задержавшийся у своего прилавка – никак не мог совладать с замком. Юрий покачал головой.

- Не беспокойся, просто звонок о минировании. Возможно, чья-нибудь шутка. Придется немножко подождать снаружи, пока саперы все здесь проверят.

- Будь они неладны, только бизнес портят, – выругался продавец и отправился к выходу, что-то бормоча себе под нос. Через минуту пожарная сигнализация стихла, и из соседнего прохода появился Семен.

- Чисто?

- Да, здесь никого нет, - подтвердил Юрий. – С шефом поговорил?

- Да, сказал, скоро будет. Попросил оказать содействие копам, когда приедут.

- Ну пошли, встречать будем.

Они двинулись к выходу, заглядывая в стеклянные двери павильонов.

- Что думаешь? – поинтересовался Семен.

- Даже не знаю… я ж всего год в агентстве, такого у меня еще не было, - признался Юрий.

- У меня было, - сумрачно проговорил Семен. – Года три назад, бомба в супермаркете. Ложный звонок, дети какие-то баловались… только людей от дел оторвали.

- Вот бы и сейчас так.

- Да уж… знаешь, каждый раз когда сообщают о бомбе, вроде бы и не верится, думаешь, шутит кто… но напряжение-то – вот оно где, - Семен постучал себе по груди. – Не отпускает. Вдруг правда?

Юрий неопределенно пожал плечами. Они остановились на широком крыльце торгового комплекса. В сквере через дорогу столпился весь персонал комплекса и куча зевак, глазеющих на опустевшее здание. Издалека доносился вой сирен. Семен достал сигареты, намереваясь закурить, потом вспомнил, что инструкция запрещала подобные действия при сообщении о минировании, сплюнул и убрал пачку обратно.

- Надеюсь, это все не затянется надолго. Я только пожрать собирался, а тут звонок…

Завывая сиренами, напротив выхода затормозили два полицейских автомобиля; чуть поодаль остановились красная пожарная машина и карета скорой помощи. Трое пожарных отправились оттереть толпу от дороги, а высыпавшие из машин полицейские направились к охранникам. Один из них вел большую овчарку на коротком поводке.

- Майор Потапов, - представился высокий усатый мужчина, козырнув Юрию. – Мои ребята осмотрят здесь все, ваша задача им показать, где подвал, где подсобки… в общем, разберемся. Пошли, ребята.

Овчарка, натасканная на запах взрывчатых веществ, проигнорировала подвальные склады и весь первый этаж. На втором пес беспокойно заворчал и потянул за ошейник.

- Витя? – обратился майор к кинологу.

- Эйрел что-то учуял.

- За ним, - скомандовал Потапов. Лохматый Эйрел целеустремленно потрусил вдоль торгового ряда и остановился у одного из павильонов.

- Давайте ключи, - велел майор, протягиваю руку Семену. Тот пошарил по карманам и негромко ругнулся.

- Черт, забыл на вахте…

- Я сбегаю, - сказал Юрий и быстрым шагом двинулся к лестницам.

Он пытался бодриться, но страх никак не отступал. Кинолог сказал, что пес что-то почуял… неужели они в самом деле найдут взрывчатку?

«Прыгай в окно».

Он замер, словно налетел на стену. Боковой проход, ведущий вдоль внешней стены здания, был пуст, однако Юрию показалось, что он слышал голос.

- Кто здесь?

«Прыгай в окно, быстро!».

Он крутанулся на месте, убедившись, что никого рядом нет. Потом открыл окно и выглянул наружу. Второй этаж, маленький карниз, не спрятаться…

Он сам не понял, что произошло. Что-то оглушительно прогремело, опалив его жаром, и все вокруг неистово завертелось, а потом острая боль наполнила его тело. Пронзительно заверещала сигнализация над самым его ухом. Где-то на пределе видения полыхнула струя пламени, вырывающегося из прямоугольника оконного проема… а потом он услышал крики.

Ужасающе громко бухало сердце и отвратительно шумело в ушах. Взгляд, пытающийся сфокусироваться хоть на чем-нибудь, то и дело выхватывал тлеющие обрывки материи, кружащие в воздухе, а спина, казалось, превратилась в сплошной синяк. Он попытался пошевелиться и застонал.

Вокруг что-то происходило, голос вдали просил не подходить ближе, но шаги стучали по асфальту, как градины… в этот момент кто-то позвал его по имени.

- Юра! Юра, живой? Черт… как же это тебя…

Чьи-то руки осторожно, но твердо ухватили его за плечи и помогли принять сидячее положение – спина отдалась разрядом боли – и сфокусировавшимся наконец взглядом Юрий увидел Петра Евгеньевича, директора охранного агентства «Цербер», своего непосредственного начальника. Его лицо выражало крайнее беспокойство.

- Юра, ты меня слышишь? – он пощелкал пальцами перед лицом Юрия. Звук неприятно отозвался в голове, и Юрий поморщился.

- Слышу, - из горла вырвался хрип. Он скосил глаза и увидел, что сидит на капоте автомобиля, припаркованного на тротуаре. В стекле, покрытом сетью трещин, была солидная вмятина. Сигнализация уже умолкла, и лишь красный огонек контроля злобно посматривал на него через лобовое окно.

- Ничего, нехрен было на пешеходной дорожке парковаться, сам виноват, - сказал Петр Евгеньевич, проследив за направлением его взгляда. – Главное, обошлось… Юра, где Семен? Юра?

Юрий медленно повернулся к комплексу.

В здании не осталось ни единого целого окна. Жирный черный дым валил из пустых оконных проемов, и в воздухе летали тлеющие кусочки ткани. Пожарная машина подъехала вплотную к дому, и пожарники суетились у главного входа, а вновь подъехавшие полицейские оттесняли взволнованную толпу.

- Юра, ты слышишь меня? Где Семен?

- Его нет больше…

- Боже… - шеф отступил на шаг, и лицо его дрогнуло. – Ужасная новость… послушай, у меня сейчас здесь будет очень много проблем… эти парни захотят допросить тебя, а потом езжай домой… даю тебе две недели отпуска. Семена мы… я все сам организую. Когда придет время, я тебя наберу, приедешь проститься… а сейчас тебе нужен врач, пойдем. Давай, Юра, приходи в себя, ну же…

Он подставил Юрию плечо и помог подняться.

.

Горячая ванная и глоток обжигающего кофе с изрядной порцией коньяка так и не помогли Юрию окончательно прийти в себя. Еще пару часов назад он сидел в карете скорой помощи, отвечая на вопросы полицейских, пока врачи перебинтовывали его руку, а пожарные выносили из здания обгоревшие останки…

Он чудом уцелел. Отделался легкой царапиной, тогда как остальных выносили наружу в черных целлофановых мешках. Что-то спасло его от неминуемой гибели…

В торговом зале было пусто, Юрий знал это совершенно точно. Пожарные вынесли тела четверых человек – всех, кто приехал на вызов, и Семена… что же он тогда ощутил, прежде чем взрывная волна швырнула его в окно? Интуицию? Голос подсознания?

Математик внутри Юрия до последнего противился неестественным мыслям, пытаясь уцепиться за стремительно тающие рациональные доводы… однако математик Юрий Николаевич Федоров остался в школе, покинутой ради более прибыльной работы в охранном агентстве, и теперь он был наемником Юрием – уставшим, пришибленным и подавленным.

Внутренний голос? Чушь собачья…

Оставив пустую чашку на столе, Юрий прошел в комнату и обратился туда, где сегодня ищут ответы на любые сложные вопросы - в поисковик. Запустил поисковую систему и несколько минут рассматривал цветные буковки в браузере, размышляя, что именно он хочет найти. Затем ввел в строку поиска слова «внутренний голос». Его взгляд упал на одну из первых статей, озаглавленную «Внутренний голос спасает…». Заинтересовавшись, Юрий перешел по ссылке.

Статья содержала рассказ мужчины о том, как интуиция спасла его жизнь. Автор утверждал, что все люди рано или поздно принимали интуитивные решения, и многие из них имели более значимые последствия, чем результаты решений взвешенных и обдуманных. Юрий пролистал статью до конца и нашел красиво оформленное приглашение, добавленное автором статьи в самый конец: «Приглашаем всех на собрание Института Самораскрытия, где вы сможете поделиться своими историями о чудесах интуиции и выслушать их толкование с научной точки зрения от наших специалистов».

В другой раз Юрий никогда бы не клюнул на подобные россказни. Но теперь все было по-другому. Вытащив из ящика ручку и листок бумаги, он аккуратно записал адрес…

.

На входе ему выдали карточку, в которую Юрий должен был вписать свое имя, а затем прицепить к нагрудному карману. Все присутствующие носили такие же. Он прошел мимо Михаила и Владимира, мимо аппарата с бесплатным кофе, возле которого задержались несколько гостей, и сел в одно из кресел, в беспорядке расставленных по аудитории.

В какой-то момент Юрий пожалел, что приехал. Он чувствовал себя посторонним на дружеской вечеринке – многие из собравшихся сердечно приветствовали друг друга, как будто были давно знакомы. Лишь два или три человека, включая него, сидели по одному, с вежливым интересом рассматривая аудиторию.

Разговоры стихли, как только в дверях появился представительный мужчина в сером костюме-тройке. Кивнув поприветствовавшим его людям и улыбнувшись, он прошел за кафедру. У него было умное, но чем-то отталкивающее лицо, и стильная бородка, прикрывающая выдающийся подбородок.

- Добрый день, дорогие друзья! – мужчина вновь широко улыбнулся. – Я рад вновь приветствовать вас на собрании Института самораскрытия. Приятно видеть среди вас новые лица! Для тех, с кем мы еще не имели чести познакомиться, меня зовут Александр Петрович Житомиров, я профессор психологии и экстрасенсорики. Я занимаюсь исследованием скрытых возможностей человеческого сознания. И должен признаться, у наших собраний двоякая цель: во-первых, вы можете задавать мне вопросы или делиться своими историями, связанными с неординарными проявлениями ваших ментальных способностей, в особенности, интуиции; во-вторых, основываясь на ваших словах я провожу комплексное исследование развития современного человека с парапсихологической точки зрения. А теперь я бы попросил всех новичков выйти сюда и поделиться своими историями. Смелее, друзья мои, не стесняйтесь!

Поколебавшись, Юрий все же поднялся и двинулся к кафедре. Кроме него к профессору подошла молоденькая девушка с картонкой «Екатерина» и подросток, накарябавший на своей карточке «Мистер Х». Юрий почувствовал легкое смущение.

- Отлично! Очень хорошо! – Житомиров был полон энергии. – Давайте поприветствуем наших новых членов! – слушатели вежливо похлопали, а профессор обменялся вышедшими рукопожатием. – Спасибо, что не постеснялись и пришли к нам… Екатерина, прошу вас, поведайте всем свою историю!

- Ну… я даже не знаю, связано ли это с вашим предметом… - девушка смутилась. – В общем, неделю назад со мной произошел один случай…

История поразила Юрия. Девушка рассказала о том, как чудом спаслась от несущегося автомобиля, непостижимым образом увернувшись от удара – когда навязчивая мысль, по словам рассказчицы, пронесшаяся внутри ее головы, чуть ли не приказала ей уйти с дороги. С еще большим изумлением он выслушал сбивчивый монолог «Мистера Х» о том, как тот спас своего брата от падающего с крыши кирпича, повинуясь подсказке своего невидимого «ангела-хранителя».

А он-то думал, что бестелесный голос ему показался, что эта мысль была лишь плодом работы подсознания, ныне ищущего рациональное объяснение причине, по которой он открыл окно… Твердым голосом Юрий поведал о взрыве в торговом комплексе «Мега». Его внимательно выслушали – никто и не думал смеяться. Когда он закончил, Александр Петрович поблагодарил всех рассказчиков и предложил им садиться на места.

- Спасибо за откровенность, друзья мои, - сказал он. – Уверен, что в такой ситуации лучше не оставаться одному, и мы все собрались здесь чтобы поддержать друг друга… а теперь я расскажу вам, что же есть ваш внутренний голос.

Он вернулся за кафедру и продолжил:

- Эволюция не стоит на месте. Все живые организмы на Земле непрерывно совершенствуются: слабые уступают место более сильным и приспособленным. Этот процесс идет постоянно, но каждая его итерация длится слишком долго, чтобы человек успевал заметить какие-то изменения в окружающем мире. Планета живет по своему календарю, для которого вся история человечества – лишь небольшой эпизод. Миллионы лет прошли, прежде чем первые простейшие организмы развились в водоросли и примитивных морских животных. Спустя еще столько же обитатели морей впервые ступили на сушу. Потом, через много лет, возникли первые млекопитающие, а затем появился человек. За ничтожно короткий по земным меркам срок род человеческий создал цивилизацию, какой еще не видела наша планета. Благодаря своему изощренному разуму человек эволюционировал в сотни раз быстрее любого другого вида, приспосабливаясь к самым экстремальным условиям. Вместо шерсти, когтей и клыков человек наделен высоким интеллектом, позволившим ему быстро захватить весь мир, и стал самым распространенным на Земле видом.

Так чем же можно объяснить появление у некоторых людей внутреннего «я», приходящего к ним на помощь в трудной ситуации? Мы давно занимались изучением этого вопроса, и пришли к заключению, что это новый виток в человеческой эволюции. Да, друзья мои, - Житомиров улыбнулся. – Человечество продолжает эволюционировать.

Давно известно, что человек активно использует свой мозг всего лишь на два процента. Логично было бы предположить, что в процессе совершенствования эта цифра будет только расти… и вот передо мной сидят люди, являющиеся живыми доказательствами того, что завтра уже наступило. Я считаю, и уверен, что вы все со мной согласитесь, что мы не должны останавливаться на достигнутом и продолжать развитие своего сознания!

Он поднял со стола стопку листов и потряс ими в воздухе.

- Здесь, – сказал профессор, – информация о наших последних заключениях в изучении использования интуиции, а также рекомендации по развитию своего внутреннего «я». Ваш внутренний голос – это как усилие мышцы, которую можно накачать путем усердных тренировок. Сейчас вы получите такие бумажки, и я рекомендую всем, кто хочет совершенствоваться дальше, ознакомиться с их содержимым…

Когда собрание закончилось, в голове у Юрия был некоторый сумбур.

Профессор Житомиров поджидал его на выходе.

- Юрий, можно вас на секундочку, - позвал он, мельком взглянув на карточку с именем. – Вы знаете, ваша история чрезвычайно заинтересовала меня. Она в своем роде уникальна. По правде говоря, это ярчайший пример проявления подсознательного голоса на моей памяти…

Житомиров откашлялся.

- Дорогой друг, вы должны понимать, что выслушав вашу удивительную историю я не мог просто так отпустить вас. Ведь ваш феномен, уж извините за прямолинейность, может стать интереснейшим объектом для изучения – разумеется, все это за соответствующую плату и без причинения неудобств с нашей стороны!

Юрий, пораженный, попытался что-то ответить, но энергичный профессор не унимался.

- Вам не нужно давать ответ прямо сейчас, можете спокойно все обдумать и дать согласие, когда пожелаете! А сейчас я только хотел предложить вам съездить со мной и пересказать свою историю нашим ученым. Уверен, они будут счастливы с вами познакомиться! Разумеется, вечером мы доставим вас домой. Ну что, вы согласны?

Пока Житомиров говорил, они уже шли вдоль здания к припаркованному у обочины «Мерседесу». Юрий и сам не заметил, как оказался в салоне. Теперь возражать что-то было уже попросту нелепо.

- Если есть вопросы, задавайте, не стесняйтесь, - разрешил Житомиров, выворачивая с парковки.

Некоторое время Юрий рассматривал обивку автомобиля – слегка потертую, но совсем не старую. Потом спросил:

- Скажите, что у вас за институт такой? Никогда о подобном не слышал.

- О, ну разумеется не слышали, - засмеялся профессор. – Мы – негосударственная организация, у нас частные инвесторы, – он окинул взглядом салон, – и великолепное финансирование. Вообще говоря, мы – независимое объединение ученых, исследующих феномен внутреннего голоса. Сами понимаете, что многие люди заинтересованы в подобных исследованиях, ведь это следующая ступень в развитии человека.

- И что конкретно представляет из себя этот внутренний голос? Интуицию?

- Не совсем так. По нашим предположениям, есть некое информационное поле, слагающееся из отображений всех существующих в мире предметов и живых существ… назовем такие отображения векторами. Так вот, эта система векторов, взаимосвязанных друг с другом, находится в постоянном движении в направлении суммирующей этих векторов… соответственно, зная каждый вектор мы могли бы предсказывать будущие состояния такой системы.

Они давно выехали за город. За окном постепенно темнело.

- Вы что, говорите о предсказании будущего?

- Да. Знаете, что произошло, когда вы открывали окно в этом злополучном торговом центре? Ваш мозг почувствовал нестабильность будущего состояния системы и послал вам предупреждающий сигнал, воспринятый вами в виде внутреннего голоса. Конечно, к этому нужна определенная предрасположенность…

- Почему тогда я не предвижу будущее постоянно?

- Все не так просто, - сказал профессор. – Видите ли, мы считаем, что мозг способен улавливать вибрации информационного поля лишь в определенных состояниях. Например, в состоянии стресса, или, напротив, расслабленности. В любом случае, для того, чтобы контакт состоялся, ваш мозг должен войти в резонанс с информационным полем. Мы полагаем, что в будущем люди смогут делать это так просто, что интуиция станет еще одним органом чувств. Однако в наши дни доступ к полю открыт лишь немногим.

Надо сказать, что за предыдущие тысячелетия люди всегда смутно догадывались о существовании чего-то подобного, и всегда истолковывали это по разному – божьим промыслом, фортуной, или еще чем-нибудь – и только мы постепенно систематизируем знания об явлении информационного поля.

Автомобиль свернул с дороги и притормозил возле двухэтажного коттеджа, обнесенного глухим кирпичным забором.

- Приехали, - сказал Житомиров. – Удивлены? Резиденция института находится в частном доме. Я же говорил, что у нас отличные инвесторы…

Ворота сами собой отъехали в сторону, пропуская «Мерседес» внутрь.

Вдоль забора расположились четверо мужчин в черной форме, вооруженных дубинками. Еще один сидел в будке у ворот, окруженный мониторами.

- Это охрана, - пояснил профессор, проследив за взглядом Юрия. – В доме полно дорогой аппаратуры… прошу! – он открыл входную дверь и посторонился. – О, не беспокойтесь, разуваться не нужно! Проходите вот сюда, располагайтесь…

Юрий оказался в уютном зале, отделенном от кухни длинной барной стойкой. Житомиров предложил гостю диван, а сам устроился на высоком крутящемся стульчике.

- Михаил!

В зале появился один из охранников. Профессор извлек из внутреннего кармана своего пиджака маленькую плоскую бутылочку.

- Выпей.

Охранник молча взял у него предложенное питье и сделал глоток. Житомиров вновь повернулся к Юрию.

- Так… скажите, а сколько раз вы слышали ваш внутренний голос?

- Мне нечего добавить, - сказал Юрий. Происходящее нравилось ему все меньше, однако что-то внутри подсказывало, что все нормально, и Юрий решил не дергаться. – Я вам уже все рассказал.

- Вы рассказывали об этом голосе еще кому-нибудь?

- Нет. Такое не рассказывают обычно, это… ненормально.

- Отнюдь, - возразил профессор. – Существование информационного поля – доказанный факт. Более того, нам удалось создать препарат, приводящий мозговую активность в резонанс вибрациям этого поля… таким образом, после приема препарата человек находится в контакте с полем до тех пор, пока его срок действия не истечет. Сейчас я вам покажу, как это работает, – он повернулся к охраннику. – Миша, встань к стене.

Охранник отошел к дальней стене и отвернулся от них. Тем временем Житомиров вытащил из подставки большой кухонный нож и протянул его Юрию.

- Вы, кажется, работаете в охранном агентстве? Значит, холодным оружием владеете. – Он указал на Михаила. – Швырните в него нож.

- Что?

- Ну как хотите, - Житомиров пожал плечами и забрал у него ножик. – Тогда я сам.

Он коротко взмахнул рукой, и в воздухе блеснуло лезвие. Юрий вскочил на ноги, дернувшись к охраннику… и остановился, как вкопанный.

Михаил поймал нож. Продолжая пялиться в стену, он схватил летящий в него нож – неестественным, стремительным движением выбросив руку за спину.

- Впечатляет, не так ли? – сказал профессор. – Да вы присядьте, с ним все в порядке… Миша, ты можешь идти, - благодушно улыбнулся он охраннику. Потом повернулся к Юрию. – Как видите, наш препарат работает. К сожалению, на большинство людей, чей мозг почти не в состоянии войти в резонанс с информационным полем, он сильно не подействует. Другое дело мы с вами.

Он протянул Юрию еще одну бутылочку.

- Попробуйте, и почувствуйте разницу.

Машинально приняв бутылочку, Юрий поднес ее ко рту, и вдруг отчетливо почувствовал: «не пей».

На секунду замешкавшись, он сделал вид, что пьет, а потом сжал бутылочку в кулаке.

Минуту они просидели молча.

- Очень хорошо, - проговорил Житомиров. – Теперь вы с нами. Я не все сказал вам, - признался он Юрию, - об оплате. У нас налажено производство препарата, и мы согласны поставлять его вам, если вы будете с нами сотрудничать.

Он встал со стульчика и принялся мерить шагами зал.

- Таких людей, как мы с вами, людей, которые могут предвидеть те или иные события, очень мало. Поэтому было бы логичнее, если бы такие люди постепенно сменили нынешние власти, идущие на поводу своих амбиций. Не задумывались ли вы, что все в мире взаимосвязано, и одно проистекает из другого? Вот вы отказались здесь благодаря взрыву бомбы, но задумывались ли вы о том, почему она попала туда? Что послужило причиной для этого взрыва?

Вы слышали о Владимире Дорогине, кандидате в губернаторы? Он обещает усилить меры безопасности, что при нем таких взрывов больше не будет. Так вот, он из наших. Да, мы работаем на очень влиятельных людей, дорогой мой друг. Очень влиятельных. И скоро эти люди придут к власти. Согласитесь, что это разумно.

Теперь я должен вам сказать одну вещь. Вы вынуждены присоединиться к нам, потому что иначе у вас не будет доступа к препарату, а без него внутренний голос больше не поможет вам, и тогда с вами может случиться какая-нибудь неприятность. Надеюсь, вы понимаете меня. И такие прецеденты уже были. Поймите главное – мы хотим добра и процветания для всего будущего мира.

«Соглашайся», шепнул тихий голос в его сознании, и Юрий молча кивнул. Житомиров широко улыбнулся.

- Отлично! Вам выдадут запас препарата на две недели, и, разумеется, о том, что вы узнали сейчас, никому говорить не следует. Простые люди будут завидовать вашим способностям и, возможно, начнут преследовать вас. Мы сами свяжемся с вами, когда вы понадобитесь. Виталик отвезет вас домой.

Он подозвал охранника и что-то сказал ему на ухо.

.

Виталик завел автомобиль и медленно выехал из дворика. Юрий оглянулся – Житомиров стоял на крыльце дома и смотрел им вслед.

«Они поняли, что ты ничего не выпил», пронеслось в голове.

Внезапно тишину в машине нарушил звонок мобильного телефона. Виталик отвечал звонившему коротко и быстро: «Да» и через небольшую паузу «Есть!».

Уже совсем стемнело. Машина неслась по шоссе в сторону города, обгоняя попутные автомобили по встречной полосе… не стоило беспокоиться за безопасность на дороге, когда водитель видел будущее на пару шагов вперед.

Юрий сидел на заднем сидении, сжимая в руках бутыль с двухнедельным запасом препарата, и лихорадочно соображал.

Он смутно припоминал выступление политика Дорогина на телевидении. Кажется, тот основывал свою программу на борьбе с терроризмом и защите граждан… обещал не допустить никаких взрывов в регионе.

А еще тайно спонсировал научно-исследовательские лаборатории.

- Срежем чуток, - сказал Виталик, сворачивая на боковую дорогу. – Пробки объедем…

Машину затрясло по гравийке.

Житомиров сказал, что они скоро придут к власти… но сначала он дал выпить Юрию препарат. До того, как Юрий получил в руки бутылочку, профессор говорил только о своих исследованиях. А это значило, что…

Машину ощутимо тряхнуло. И они остановились. Виталик негромко ругнулся.

- Подожди, надо посмотреть…

И он вылез из машины.

«Ему приказали убить тебя», шепнул голос.

Дверь справа открылась.

- Слушай, мы колесом в яму угодили, помоги подтолкнуть, - сказал Виталик. В темноте он не разглядел смертельную бледность лица Юрия.

- Да, сейчас…

Юрий неуклюже выбрался из машины – мышцы, казалось, одеревенели. Побелевшими пальцами он сжимал в кармане бутыль с препаратом.

Они подошли к багажнику.

- Встань вот сюда, навались…

Виталик сделал резкое движение, но в следующий момент бутыль с глухим стуком опустилась на его голову, и водитель рухнул на землю. Из его руки выскользнул пистолет.

Юрий оперся на автомобиль, пытаясь унять дрожь, охватившую все его тело. Потом, совладав с собой, наклонился и пощупал пульс неудавшегося убийцы. Парень был жив. Что-то блеснуло в свете фар. Маленькая бутылочка. Запечатанная.

- Да ты, значит, препарат забыл принять, герой, - пробормотал Юрий.

Он подобрал пистолет и отщелкнул обойму, проверяя наличие патронов. Потом засунул оружие за пояс.

Что происходит? Зачем водитель Житомирова хотел его убить? Кто ему приказал?

Во вспышке внезапного озарения Юрий вспомнил о звонке сразу после отъезда из частного дома.

Но зачем?

Они поняли, что ты ничего не выпил – так сказал голос. Юрий посмотрел на бутыль. Он не попробовал препарат, но все равно ощущал внутренний голос, причем все чаще…

Значит, для этого никакой препарат вовсе не требовался.

Профессор начал рассказывать о причастности деятельности Института Самораскрытия к надвигающимся выборам, когда решил, что Юрий отпил из бутылочки. Значит, он думал, что Юрий стал безопасен для них…

Стало быть, препарат не только помогал слышать внутренний голос, стимулируя мозг, но и, видимо, вызывал привыкание, как обычный наркотик, и все однажды попробовавшие его попадали в зависимость от института, производившего это пойло…

Открутив крышку, Юрий вылил содержимое бутылки на землю. Он не выпил ни капли препарата, и Житомиров через какое-то время понял это.

Он был независим от препарата и знал слишком много.

«Поторопись», пронеслось в голове.

«Я знаю», ответил Юрий. Профессор, конечно же, уже догадался о провале Виталика и выслал новых убийц по следу. Ему становится известен каждый мой шаг…

Значит, нужно опережать его на два шага.

Он сел за руль и легко тронулся с места.

Юрий устал. Ныла ушибленная спина, и каждый поворот руля отдавался болью в забинтованной руке.

Автомобиль мчал по ночному городу.

Нужно было скрыться, исчезнуть, хотя бы на время. Понять, чем именно он так насолил Житомирову.

Он не сразу заметил черный «Мерседес», следующий за ним по соседней полосе. На всякий случай Юрий сделал несколько поворотов – преследователи не отставали. В салоне угадывались два силуэта.

Юрий выругался. Значит, хотите по-плохому…

Двигатель взревел, и машина прыгнула вперед. Он вдавил педаль акселератора в пол, намертво вцепившись в руль, и черный «Мерседес» порядком отстал. После очередного поворота Юрий влетел в подворотню между двумя заброшенными домами и резко затормозил.

Нельзя было терять ни минуты.

Выбравшись из машины, он обошел один из домов и притаился за углом, сжимая в руке пистолет. Осторожно выглянул.

«Мерседес» преследователей медленно въезжал в подворотню. Юрий видел, как из машины вышли двое в черной одежде. Вышли и двинулись в его сторону, игнорируя оставленный автомобиль.

Он прижался к стене, пытаясь унять дрожь, и замер, прислушиваясь. Ладонь, сжимающая рукоять пистолета, стала мокрой от пота.

Шаги – тихие, крадущиеся – зашуршали совсем рядом. Затем он очень слабо ощутил мысль, словно прилетевшую откуда-то издалека:

«Юрий в этом переулке. Он устроил западню».

Шаги смолкли.

«Но… это не мой внутренний голос», подумал Юрий. «Почему я слышу его?»

«Обойди с другой стороны», - снова донеслась чужая мысль до его сознания.

Послышались еле слышные удаляющиеся шаги. Юрий лихорадочно соображал.

«Я слышу внутренние голоса других людей… значит, связь действует как телепатическая… и если я могу слышать мысли другого человека, может быть, я смогу их и передавать?»

Второй убийца уже наверняка обошел небольшой дом и подкрадывается к нему с другой стороны…

«Посмотри налево», в отчаянии послал мысль Юрий. Потом выглянул за угол.

Киллер, стоявший в двух шагах от него, пялился в противоположную сторону. Не долго думая, Юрий оглушил его рукоятью пистолета, и немедленно послал новый мысленный сигнал: «Беги, или он убьет тебя!» – и с облегчением услышал удаляющиеся шлепки бегущих ног. Кажется, второй убийца перепугался не на шутку.

Как они слышали это в своей голове? Наверное, решили, что эти мысли послал им внутренний голос, еще ни разу не подводивший, голос, которому они привыкли бездумно подчиняться…

Предвидел ли это профессор?

Юрий быстро вернулся в машину. Как бы то ни было, все это зашло слишком далеко. Пойти в полицию он не мог – кто поверил бы во весь этот бред с невидимым полем?

Ему нужно было временно уехать из города. Придется забрать из дома деньги и документы.

Он не стал включать свет в квартире, хотя интуитивно чувствовал, что сегодня ему больше ничего не угрожает. Документы вместе с деньгами хранились в одном из ящиков стола, запирающемся на ключ, и Юрий без труда отыскал их среди накопившегося там хлама.

Он не мог выехать из города на чужом автомобиле, без прав и документов. Значит, нужно было уезжать на поезде или самолете. Поколебавшись, Юрий выбрал первый вариант – задумка с самолетом чем-то не нравилась ему.

Он поднял телефонную трубку, намереваясь предупредить престарелую мать о своем отъезде, но передумал. Незачем ее втягивать во все это, наверняка начнутся вопросы – зачем, почему… хорошо, что она давно уже не смотрела в телевизор и не видела подробностей взрыва в торговом центре – в кадре репортажа могло мелькнуть его лицо… мать точно бы с ума сошла от волнения.

Юрий запер квартиру на все замки и спустился к автомобилю, сжимая пакет с документами в руке. Сел за руль и поискал глазами, куда можно было их пристроить. Открыл бардачок – и оттуда выпал плотный лист бумаги, сложенный в несколько раз.

Это была карта города. Повинуясь внезапному порыву, Юрий расправил ее полностью и увидел три красных крестика, помечающих различные дома. Первый крестик был нарисован на здании областной администрации, второй – на популярном городском кинотеатре, а еще…

Третий крестик указывал на торговый комплекс «Мега».

Стоп.

Обрывки мыслей в его голове сложились в цельную картинку.

После того, как Юрий рассказал о взрыве на собрании, Житомиров немедленно пригласил его на встречу с коллегами, чтобы обсудить его удивительный дар… однако никакой встречи не было, зато Юрию предложили попробовать препарат, якобы стимулирующий работу мозга, после чего профессор разоткровенничался, рассказав ему о сотрудничестве института с политиком Дорогиным. «Теперь вы с нами», сказал Житомиров.

Программа Дорогина основывалась на борьбе с терроризмом. Кандидат в губернаторы обещал пресекать любые попытки террористических атак самыми жесткими способами.

Пару дней назад был взорван торговый комплекс «Мега», однако некто позвонил в полицию и предупредил о готовящемся взрыве, и они с Семеном успели вывести людей из здания… слишком непохоже на обычные теракты, когда смертники подрывались на самодельных бомбах в многолюдной толпе.

Когда Житомиров понял, что Юрий не попал под влияние препарата, он приказал разгильдяю-водителю устранить его, пока Юрий не сболтнул лишнего… со временем он становился все более опасным для организации, называющей себя Институтом Самораскрытия.

Институт был связан с взрывами, иного объяснения Юрий просто не мог предположить. Именно поэтому Житомиров забеспокоился, услышав его рассказ, и решил вызнать побольше, прежде чем решить, что же с ним делать. А сами собрания задумывались, несомненно, для того, чтобы больше людей зависело от препарата и действовало в целях Института…

У него по-прежнему не было достаточных доказательств, чтобы в чем-то обвинить Житомирова, но теперь появилось кое-что, с чем можно было пойти в полицию – карта. Они не смогут проигнорировать столь странное совпадение отмеченных зданий, и обязательно все проверят.

Он достал из кармана мобильник начал набирать номер.

.

За какие-то десять минут областная администрация полностью опустела. Давно наступило утро, и люди, всего пару часов назад приехавшие на работу, вынуждены были спешно ее покинуть.

С подземной парковки выехал последний автомобиль, и полиция оцепила здание. Вокруг кордона уже собирались толпы зевак, а неподалеку от главного входа в бронированном транспортере сидели высшие полицейские чины, лично руководящие операцией.

Юрий, приехавший в патрульной полицейской машине, теперь стоящей в оцеплении, с тревогой наблюдал за отрядом саперов, готовящихся войти здание. Он не спал уже сутки, но напряжение бодрило его лучше любого энергетика.

- Ну, дай бог, чтобы ты ошибся, - негромко сказал опер, сидящий за рулем. – В торговом центре-то свезло тебе, приятель. Я видел в новостях.

Он посмотрел на Юрия в панорамное зеркало. Тот неопределенно кивнул.

«Ты должен идти с ними», подсказывала интуиция, однако Юрий медлил. Теперь он сомневался в своем внутреннем голосе – не была ли эта мысль внушена ему извне? Он не знал.

- Ничего, парни у нас умелые, если найдут чего – обезвредят без труда, – казалось, полицейский успокаивал сам себя, а не Юрия. – Не стоит беспокоиться.

- Послушай, - наконец решился Юрий, - мне нужно пойти с ними.

- Что? Отдыхай, друг, гражданским туда нельзя!

- Но я догадываюсь, где может быть спрятана бомба! – воскликнул Юрий, пытаясь, чтобы его голос звучал как можно более убедительно. – Я помню, где они спрятали ее в торговом комплексе, и могу показать. «Ну же, соглашайся!», - попробовал он послать мысленный сигнал.

- А что ж ты раньше молчал? – хмыкнул опер, открывая дверь. – Погоди, я сейчас все выясню…

Через окно Юрий увидел, как полицейские что-то обсуждают. Затем его водитель махнул рукой – выходи.

- Надень вот это, - высокий плотный коп протянул ему каску и бронежилет. – Когда покажешь ребятам, что хотел, сразу же дуй назад. Они получили распоряжение не начинать разминирование в случае нахождения взрывного устройства, пока ты находишься там.

- Отлично. – Юрий торопливо снарядился. – Я готов.

Саперы, поджидающие его у входа, зафиксировали двери, и он первый вошел в здание. Группа оказалась в просторном холле. Все двери внутри здания были распахнуты настежь.

- Туда, - указал Юрий.

Они прошли по длинному коридору и поднялись по лестнице на четвертый этаж. Наконец Юрий обнаружил, что хотел – запертый кабинет.

- Это здесь, - уверенно сказал он.

Саперы переглянулись.

- Уверен?

- Да. Во время эвакуации персоналу было приказано оставить все двери открытыми, но эта заперта на ключ. Такое же я видел в торговом комплексе «Мега».

- О’кей… тогда спускайся и дай знать, когда будешь снаружи. Мы не можем начать, пока в здании находится гражданский.

- Ясно. Тогда смотрите в окно, когда я выйду. – Юрий двинулся к лестнице, переходя на бег.

Теперь никто не будет ему мешать.

«Налево», шепнул внутренний голос, когда Юрий оказался на втором этаже, и он свернул в боковой коридор.

«А теперь направо и прямо».

Они все равно не дали бы ему обезвредить бомбу – и все погибли бы, Юрий отчетливо чувствовал это. Но теперь, с его новыми возможностями, он просто будет знать, что делать – и не ошибется. Не имеет права ошибиться…

Предчувствия не обманули его. В большой кладовой он обнаружил широкую колонну, облепленную ремешками с взрывчаткой, соединенными множеством проводков, сходящихся в пластиковой коробочке. И никакого таймера, как в фильмах…

Юрий извлек из кармана припасенный перочинный ножик и аккуратно подковырнул крышку. Здесь находился детонатор – проводки были присоединены к нему припоем. Юрий внимательно все осмотрел.

«Ну же», подумал он. «Где же подсказки, сейчас, когда они так нужны?»

Но внутренний голос молчал. Его план не работал. Но почему?

Он постарался самостоятельно вникнуть в схему устройства для подрыва, но все его знания о подобных вещах ограничивались выбором между красным и синим проводком. Здесь же проводков было пять.

Шансов на удачный исход – двадцать процентов, подсказал математик внутри него. Один к пяти.

Но что могло бы увеличить вероятность удачного исхода? Только отбрасывание неверных вариантов.

Юрий взялся за первый проводок и почувствовал – нет, не этот. Протянул руку к следующему... и попытался представить, как собиралась эта бомба – провод за проводком – и внезапно словно бы наяву увидел руки, конструирующие детонатор. Но самого главного – какой провод отвечал за детонацию заряда, он все равно не понял.

- Давай же, - пробормотал Юрий, напрягшись. – Давай…

Человек, собирающий бомбу – вот кто был сейчас нужен. Он знал механизм, знал, как его обезвредить… его мысли – вот что сейчас было необходимо Юрию больше всего.

С последним, отчаянным рывком его сознание будто раздвоилось – и поток чужих ощущений и мыслей хлынул в его голову…

И тут он понял все.

Профессор ошибался. Интуиция оказалась совсем не тем, чем представлялась на первый взгляд... Люди не могли подключаться к информационному полю – все они и были этим полем. Разум – вечный и всеобщий, но каждому доступна лишь малая его часть. Абсолют, представляющий из себя все. Основа без основы. Единственная реальность. То состояние бесконечности, которое было с начала, и кроме которого нет ничего…

И если все люди – части абсолюта, значит, и мысли их едины…

Вновь – теперь уже без труда – Юрий соединился с разумом Житомирова, и по цепочке воссоздал в своем сознании мысли всех причастных к организации. Словно в графическом редакторе, в которых он нередко строил графики, Юрий отобразил иерархическую структуру Института.

Он увидел всю их незаконную деятельность, все прегрешения и планы, направленные на захват власти насильственным путем…

Решение не заставило себя ждать. Один мощный импульс, посланный в Абсолют, и Житомиров с подручными отправились в полицию писать чистосердечные признания.

Дело оставалось за малым – обезвредить бомбу. Теперь это не составляло ни малейшего труда. Несколько мгновений – и все было кончено. Юрий спрятал ножик в карман и с облегчением выдохнул.

- Отличная работа, Юрий, - услышал он голос за спиной. Как ни странно, Юрий даже не удивился.

- Вы знаете, я догадывался, что увижу вас, профессор Эрлих - сказал он, обернувшись.

Перед ним стоял импозантный мужчина в черном костюме, встретившийся Юрию в торговом центре в день взрыва. В его руке дымилась чашка кофе.

- Как вы уже поняли, препарат появился совершенно случайно. Испокон веков люди постоянно совершенствуют себя и всё, что их окружает, чтобы облегчить своё существование. В этом и состоит сама суть научно-технического прогресса. Но, возможно, пришла пора остановиться, пока прогресс не причинил непоправимый вред… - он сделал глоток. - Тесты лекарственного средства, проводимые на крысах, выявили необычный побочный эффект: крысы пробегали лабиринт, словно заранее зная, куда мы положим сыр. А потом, как настоящий ученый, я попробовал лекарство на себе… и черт меня дернул дать опробовать его и своим нескольким коллегам.

- Среди них был профессор Житомиров, - сказал Юрий. – Причем достаточно большой специалист в данной области.

Мужчина кивнул.

- Это было главной моей ошибкой. Житомиров давно уже выделялся своей склонностью к политической активности, но я к тому моменту еще не научился полноценно слушать свой внутренний голос.

- И, кроме того, лекарственная формула была неидеальной.

- Но мы поняли это слишком поздно, - сказал Эрлих и отпил кофе. – К этому моменту все уже бывшие участники проекта, подтолкнувшие этот самый проект к закрытию, стали ограниченными в своих телепатических возможностях. Так появился Институт Самораскрытия.

- И когда вы поняли, что деятельность Института приведет к таким последствиям? – спросил Юрий, внезапно осознав, что уже не знает этого.

- Через пару лет. И с того времени я вел собственные разработки, которые мне приходилось тщательно скрывать от бывших коллег. Итоги моей многолетней работы вы ощутили на себе.

- Вы знаете, я не ожидал от столь интеллигентного человека такого грубого хода. Вы наглым образом подлили мне препарат в стаканчик с кофе.

- Новый препарат не потребовалось подливать, он был в таблетке, более того – в единственном экземпляре. И как вы уже только что поняли, препарат имел срок действия. К счастью, вы смогли уложиться в отведенное время. Я словно чувствовал, что вы успеете…

- Не понимаю, - сказал Юрий. – Почему именно я?

- Житомиров тоже ведь обладает внутренним голосом, пусть и ограниченным, - ответил Эрлих сделал еще один глоток. – И я рассудил: если бы я сам взялся за дело, он бы это сразу почувствовал, и нанес бы упреждающий удар. А вас, Юрий, он впервые видел, пусть и ощущал угрозу от вас – стало быть, думал, что вы действуете по собственному почину, не зная всех его дел. Мне понадобился человек из того здания, в котором планировался первый взрыв. Вероятность того, что Житомиров заинтересовался бы вами, была чрезвычайно высока. Короче говоря, вы просто оказались не в том месте и не в то время.

- Неприятно чувствовать себя марионеткой, но ради благого дела…

- Цель однозначно оправдывала средства, - отрезал профессор. – К сожалению, любое изобретение ученого можно использовать не только во благо. С помощью моего Житомиров организовал секту с жесткой дисциплиной и тотальным контролем. Фактически, он сформировал личную армию, подчиняющуюся ему во всем.

- И посредством выдачи препарата он осуществлял контроль над ними, - сказал Юрий.

- Они никак не могли отказаться от своего внутреннего голоса. Да и кто бы отказался от такого? Препарат делал их сверхлюдьми, хоть и ограничивал их в ментальном развитии.

- Но почему люди, получившие в свои руки препарат, так и не научились действовать нравственно, ведь он позволил бы принести столько добра человечеству?

- Препарат ведь развивал только интуицию, а не гуманность. К сожалению, ни одно научное изобретение не влечет за собой моральный прогресс. И я посчитал, что человечество еще не готово взвалить на себя груз ответственности, связанный с появлением телепатических способностей.

Они немного помолчали.

- А как же оставшиеся запасы препарата? Что с ними будет? – поинтересовался Юрий.

- Я планировал, что вы нейтрализуете Институт – не так важно, каким образом. Интуиция подсказывает мне, что вы отправили их сдаваться. Теперь я смогу спокойно уничтожить все разработки и оставшееся количество препарата.

Эрлих взглянул на часы.

- Что ж, нам пора идти, пока я, в отличие от вас, еще не потерял внутренний голос. Собственно, он и выведет нас отсюда незаметно от полиции.

.

На оживленной улице, в двух кварталах от здания администрации они остановились. Эрлих пожал Юрию руку.

- Извините, что я использовал вас, пусть и в благих целях. Не держите на меня зла. Прощайте.

Он отвернулся и пошел прочь.

- Профессор, - позвал Юрий. Эрлих обернулся, и Юрий задал вопрос, мучавший его с самого начала разговора:

- А у вас точно не завалялось больше тех волшебных таблеточек?

Эрлих ухмыльнулся, махнул рукой на прощание и двинулся дальше.

Автор: Дмитрий Лазарев/Алексей Вашкевич.