Дублеры или Туда и обратно

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2345
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Антон Сапожников (Borey).
Основано на реальных фактах подготовки
российской марсианской программы.
Летит-летит кораблик
 
Плывет-плывет кораблик… Нет, не то.
Летит-летит кораблик к далеким берегам… Опять не то. Черт, никогда не думал, что это так сложно…
Летит-летит кораблик к неведомым краям,
К затерянным планетам… э…
К набитым фонарям. Бред!
Андрей в ярости вырвал лист из блокнота, скомкал его и отправил парить рядом с еще двумя десятками таких же. Вслед за листком отправились блокнот и карандаш. Затем Андрей побился немного головой о стену, вылез из спального ящика и принялся летать по жилому блоку, дергая себя за волосы, хватаясь за лицо и причитая о том, какой из него никудышный поэт.
В блок влетел Степа:
- Андрюха! – радостно крикнул он, проплывая мимо Андрея кролем. – Тебя шеф зовет.
- Иду. – Андрей принял серьезный вид и полетел в командный. Сзади, из жилблока до него доносилось Степино пение:
- Голубой вагон бежит-качается. Скорый поезд набирает ход. Ах, как жаль, что этот день кончается, лучше б он тянулся целый год.
А в командном нес вахту вечно серьезный, сосредоточенный и хмурый Владимир Шультович, командир экспедиции «Марс – Туда и обратно» (Более известная в народе как «Миссия - Хоббит»). И хмурился он тем сильнее, чем больше миллионов километров отделяло маленький межпланетный корабль от Земли.
- Звал? – Андрей завис возле Владимира.
- Да, - не оборачиваясь, ответил командир. – Оборудование в порядке?
- Естественно. – Ответил Андрей и в свою очередь нахмурился.
- Проверь еще раз.
- Зачем, Володь? – Возмутился Андрей. – Последняя проверка была два часа назад. Все было в норме.
- Проверь. – Владимир повернулся к Андрею.
- Да зачем? Я уже задолбался проверки проводить! Да там от постоянных тестов вся электроника сгорит к чертям собачьим!
- Я тебе сказал, проверь! Это твоя работа, черт возьми! Это приказ!
- Да понял я уже, понял. И нечего орать. С ума тут все по-сходили. Один вечно песни из детских мультиков напевает, второй на работоспособности сбрендил. А мне стихи писать надо, а не всякие идиотские тесты гонять.
Андрей вылетел из командного. Спину ему буравил ненавидящий взгляд Владимира. Нет, он не был злым. Просто он панически боялся, что что-нибудь откажет в самый неподходящий момент. Или кто-нибудь.
Андрей летел к посадочному модулю, самому большому, если не считать двигательный отсек. Пролетая сквозь инженерный и научный модули он все бормотал себе под нос:
Летит-летит кораблик к неведомым краям,
К затерянным планетам,
К несбывшимся мечтам…
В посадочном было тесно. Для команды было предназначено лишь три кресла. Ну и еще несколько узких технических коридоров. Андрей протиснулся на свое место и, запустив проверку всех систем, стал следить за показаниями приборов и данными на экранах мониторов. Все было в норме. Следя за результатами тестов, он постоянно твердил (как бы пробуя на вкус) одно и тоже:
Летит-летит кораблик к неведомым краям,
К затерянным планетам,
К несбывшимся мечтам.
                                Пока…
Закончив все тесты, Андрей вылез из посадочного и отправился в жилой блок корпеть над своими стихами:
Летит-летит кораблик к неведомым краям
К затерянным пла… Нет, лучше по другому.
К загадкам мирозданья, О, уже лучше.
К несбывшимся мечтам.
                                Пока…
Теперь бы продолжение…
Героев экипаж
Сыны Земли далекой
- Андрюха! – в жилблок с улыбкой от уха до уха вплыл Степан. – Поздравь меня!
- С чем? – раздраженно поинтересовался Андрей.
- Я с ума сошел, представляешь?
- С чего это ты взял? – Спросил Андрей Степу, но тот его, похоже, не слышал.
- Круто, да? Я и вдруг псих! А-ля-ля-ля-ля-ля, а я сошла с ума! Какая досада. – Пропел Степа не музыкально и, продолжая громко лялякать, полетел к себе в научный.
- Придурок, – пробормотал под нос Андрей, быстро написал несколько строчек, но тут же все перечиркал и, скомкав лист, отправил его в полет.
- Черт, из-за него вдохновение кончилось. Псих доморощенный. Хотя…
Сыны земли далекой,
Героев экипаж,
Слетят с катушек на хрен
Вдали от родных стен
 
Все люди на планете
Застыли у экранов.
Желают шоу люди,
Героев им не жаль.
 
- Круто! – воскликнул Андрей. – Я гений! Пушкин – отстой!
Андрей стал летать по всему жилблоку:
- Люблю грозу в начале мая. – Громко декламировал он. – Белеет парус одинокий! Погиб поэт невольник чести, нет, тестя, пал оклеветанный женой. Ура! И зал рукоплещет!
Андрей так раскричался, что его услышал Владимир. Вылетая из командного он наткнулся на Степана. Степа скрючившись сидел в люке между основным и научным. Завидев командира он протянул к нему руку жестом попрошайки и запел жалостным картавым голосом:
- Я был когда то стланной иглуской безымянной, к котолой в магазине никто не подойдет.
Владимир выругавшись сильно оттолкнулся и быстро преодолел те несколько метров, которые разделяли командный и жилой блоки. Из-за спины до него доносилась песенка Чебурашки:
- Тепель я Тебуласка и каздая дволнязка пли встлете слазу лапу подает.
В жилом от стены к стене летал Андрей и постоянно что-то записывал в блокнот.
- Володька! – Андрей заметил командира и подлетел к нему. – Зацени! Люблю зиму в начале мая. Как падает обильный снег, под многократно «во, дела!» и топот сотен ног прохожих. Круто, да?
- Сволочь! – командир схватил Андрея за грудки. – Кто тебе, козлу, позволил с ума сходить?!
- Тихо, шеф, ты лучше мои стихи послушай: Я памятник себе воздвиг, размалевал его я краской…
- Заткнись, гад! – Владимир с размаха двинул Андрея в челюсть. Андрея снесло отдачей к стене.
- О, нет! – запричитал он. – Я пал, сраженный командирским кулаком! Россия, Родина моя, погиб твой вопиющий глас просторов! Какой жестокий мир! Я таю! Таю. Таю… - И Андрей заплакал.
Ругаясь и брызгая слюной Владимир вернулся в командный, сел в пилотское кресло и стал активировать программу аварийного возвращения. Корабль стал ложиться на траекторию возвращения на Землю. Приборы показывали абсолютную готовность. Никаких поломок. И это лишь еще больше злило Владимира. Он стал летать по всему кораблю, материть диверсантов, саботажников и врагов народа (причисляя к ним всех, от проектировщиков оборудования, до отдельно взятых членов экипажа) и пинать этих самых диверсантов и саботажников.
Минут через десять после включения аварийного возвращения, Земля вышла на связь с кораблем. Перепуганным и от того очень серьезным дядям в ЦУПе никто не ответил.  Все, что они слышали, это раздававшееся не пойми откуда пение и матерщина. В ЦУПе поняли, что миссия «Марс – Туда и обратно» провалилась. На экстренном совещании было принято решение об отправки команды дублеров. Старт был назначен на следующий месяц.
 
До старта двадцать дней
 
Грузный и немолодой генерал ВКС стоял рядом с женщиной лет тридцати в белом халате. Они наблюдали за тренировкой двух дублеров в глубоком бассейне. Отрабатывали проведение ремонтных работ в открытом космосе.
- Неужели они действительно на это способны? – Спросил генерал у женщины. – Я имею ввиду весь полет.
Женщина повернулась к нему лицом:
- Не беспокойтесь, Аркадий Петрович. – Сказала она. – Они подготовлены по специальной программе и к тому же проходили те же тесты и тренировки, что и основной экипаж. И надо сказать, что их результаты были не хуже.
- Интересно, - нахмурился Аркадий Петрович. – И почему я об этом не знал?
- Все дело в том, что они тренировались для другой программы. Но не волнуйтесь, я лично принимала участие в их учебе и тренировках, и уверена, что они полностью справятся.
- Надеюсь, - генерал повернулся уходить, - а то эти американцы нам уже в затылок дышат. До свидания, Надежда Евгеньевна. – Аркадий Петрович водрузил фуражку на порядком облысевшую голову и вышел  из комнаты наблюдения .
Надежда Евгеньевна посмотрела на хронометр. У космонавтов было еще две минуты на исправление поломки. Надежда села на стул и продолжила наблюдение. Через минуту и тридцать семь секунд космонавты мягко оттолкнулись от корпуса аппарата и отплыли на некоторое расстояние. Это означало, что ремонт окончен. Надежда занесла в журнал тренировок время и включила микрофон.
- Молодцы, ребята. – Сказала она ласково, по-матерински. Ребята сказали пальцами: «О’кей».
 
До старта шесть дней
 
Аркадий Петрович стоял в окружении двух полковников и бравого космонавта – майора. На большом экране были видны все три космонавта-дублера, которые в этот момент отрабатывали посадку на Марс.
- Вот хоть убей, Аркадий, - сказал один из полковников, высокий поджарый мужик с легкой сединой в волосах. – Я все никак понять не могу, почему ты моих ребят не пошлешь? Чем эти лучше?
- Сеня, - генерал глубоко вздохнул, - ты пойми, твоих ребят надо готовить месяца три, а то и полгода. А эта троица, - он указал на экран, - уже готова. И месяц этот нам нужен был не столько для их тренировки, сколько для подготовки техники.
Семен нахмурился, ответ его явно не устроил.
- Все из-за этих американцев с их долбанной программой «Арес». У них старт через два месяца.
- Что, опять гонка? – спросил майор.
- А она и не прекращалась. Вот если мы сейчас обгоним американов и обоснуемся на Марсе, то они из кожи вон вылезут, чтобы нас переплюнуть. Может на Венеру нацелятся, или еще куда, не важно. А мы в это время так на Марсе укрепимся, что хрена лысого они нас оттуда вытеснят. Может даже и Луны кусок посолиднее оттяпаем.
Запищал сигнал, оповещающий всех о том, что произошла запланированная нештатная ситуация.
- Засекайте время, господа. – Сказал генерал.
- А что за нештатник? – поинтересовался майор.
- Отказ автоматики. – Пояснил генерал.
Повисла напряженная тишина. Все неотрывно следили за приборами дублирующих показания основных, в модуле с космонавтами. Приборы показывали, что корабль сильно болтает. Это было видно и на экране, но на него никто не смотрел. Последние несколько секунд растянулись на минуты. Модуль выпрямился, болтанка поутихла, все показания были в пределах нормы. Пять… четыре… три… два… один… Касание!
- Ух, ты! – выдохнул бывалый майор.
- Ну, что? – торжествующе спросил генерал. – Надеюсь, все вопросы о правильности выбора экипажа отпали сами собой. В понедельник старт. Не опаздывайте.
 
До старта несколько минут
 
В зале управления и слежения за полетами стоял гвалт. Шли последние предстартовые проверки. Все было в норме, в том числе и шум. Аркадий Петрович стоял в стороне и смотрел на большой экран. Экран показывал большую белоснежную ракету.
- Нервничаешь? – послышалось сзади. Генерал обернулся и увидев, кто стоял за спиной моментально подобрал живот, вытянулся и отдал честь.
- Так точно, господин министр. – Ответил он мужчине лет сорока в темно-сером костюме.
- Да ладно тебе, - махнул рукой министр, оставь ты эти церемонии. Здесь все свои.
- Хорошо. – Генерал расслабился.
- Ну, поведай мне последние новости.
- А что рассказывать то, Федор? Отчет я тебе отправил. Там все есть.
- Да, - согласился министр. – Но тебе не кажется что это как-то не в нашем стиле.
- Почему? Ты же видел результаты тестов и проверок. Да  к тому же нам удалось сократить время полета.
- Это все хорошо, но вот что вы собираетесь делать с основным экипажем?
- За этот месяц мы смогли получить доступ к компьютеру управления кораблем и изменили траекторию его полета так, чтобы он прибыл в нужное для нас время. А потом мы отдаем их медикам и те промывают им мозги.
- Думаешь получиться?
- А почему нет? Обязательно получится. Ты только проследи, чтобы парламентарии нам на радостях бюджет не урезали.
Тут объявили минутную готовность, и министр с генералом замолчали, уставившись на экран. Потихоньку гвалт, стоящий в зале, стих. В наступившей тишине был слышен только чей то голос, ведущий обратный отсчет. И каждый в зале отсчитывал последние секунды про себя.
Девять… восемь… семь…шесть… пять… четыре… три… два… Зажигание! Отрыв! Отошли опоры, и окутанная дымом ракета встала на пламя и медленно-медленно, но все быстрей, стала набирать высоту. Скорость все увеличивалась и через некоторое время, пронзив облака, ракета исчезла из вида. Отошла первая ступень. Затем вторая и третья. Ракета устремилась к Марсу. Через три с половиной месяца межпланетный корабль выйдет на орбиту красной планеты.
В зале управления разразился гром аплодисментов. Министр похлопал генерала по плечу и сказал:
- Если все получится, то готовься к правительственной награде.
 
Маленький шажок для человечества
 
Посадочный модуль отделился от остальной части корабли и по пологой траектории стал падать на Марс. Автоматика сработала четко, бережно опустила маленький и хрупкий  Земной кораблик на девственный (хотя это еще надо доказать) грунт красной планеты. На борту модуля было белой краской от руки написано «На Марс!». Как в военные годы писали на танках «На Берлин!». Хотя человечество действительно шло на штурм, только не Марса, а всей Солнечной системы.
Все человечество, как тогда в 1969 году, прильнуло к экранам телевизоров и сейчас наблюдало момент открытия люка корабля. Из люка появился облаченный в тяжелый скафандр космонавт. Он спускается по лестнице, протягивает к Марсу ногу и оттолкнувшись от лестницы мягко опускается на грунт. Вот он первый шаг.
По всему миру разнесся, похожий на Левитана, голос:
- Один маленький шаг для человека. Огромный прорыв для человечества.
Все были в восторге. Но особо внимательные зрители могли отметить странности масштабов. Если корабль и марсианский рельеф выглядели вполне естественно, то фигуры космонавтов были… слегка меньше, чем должны. Но те немногие, кто заметил, отнесли этот факт к погрешностям аппаратуры.
А в это время космонавты устанавливали флаги России и ООН, разворачивали оборудование и писали на скале «Здесь был Тишка», «Здесь был Тоха» и «Здесь был бы Женёк, но кто ж его выпустит с корабля». Надписи на скале остались за кадром. Когда трансляция окончилась, космонавты вытащили остальное оборудование и принялись за строительство.
В первую очередь был выровнен грунт. Затем на Марсе появились три ровные площадки залитые, похожим на бетон, спецраствором. Две побольше, одна поменьше. Очень скоро на площадках появились стены, метра два в высоту, и крыши. По периметру были расставлены несколько невысоких мачт ветряков. Затем в одно из больших зданий было перенесено все оборудование и весь груз. После чего модуль, под ликование миллиардов людей, вернулся на орбиту и, состыковавшись с основной частью корабля, отправился в обратный путь.
 
Наш ответ Козерогу-1
 
А на старушке Земле их встречали как героев. Доблестный экипаж в составе Владимира Шультовича, Андрея Кучкудукова и Степана Рожкина улыбался перед телекамерами, принимал многочисленные поздравления, подарки и признания в любви. А в это время, под прикрытием затопления старого спутника, в бескрайние просторы северного ледовитого океана плюхнулся посадочный модуль с той самой, ставшей знаменитой, надписью на борту. Его уже ждали. Под прикрытием военных учений в тихом океане и на черном море к модулю приплыла одна единственная, даже не атомная подводная лодка, которая, подобрав модуль и космонавтов, вернулась в Мурманск.
В тот день выдалась великолепная погода: небо ясное, солнце яркое. Благодать.
У причала, к которому пришвартовалась подлодка, стояли трое. Аркадий Петрович в военном, министр в дорогом пальто и Надежда Евгеньевна в шубе. Министр курил толстую сигару и переговаривался с генералом. Надежда Евгеньевна стояла чуть сзади и молчала. На палубу вышли матросы и построились в шеренгу. Капитан подлодки спустился по трапу, встал вытянувшись напротив министра и отдавая честь отчеканил:
- Господин министр, ваше задание полностью выполнено.
- И где же наши герои? – Поинтересовался министр.
- Уже идут, господин министр.
- Замечательно. Можете готовиться к повышению. Свободны. - И тут появились космонавты. Большие, где-то метр десять, метр двадцать ростом, в мешковатых теплых комбинезонах, с оскаленными в дружественной улыбке трехсантиметровыми клыками, обезьяны, напоминающие макак-резус. Они остановились напротив генерала и министра и отдали честь. Вперед вышла Надежда Евгеньевна:
- Господин министр, - начала она. – Хочу представить вам команду дублеров, состоящую из трех генетически измененных и специально подготовленных обезьян. Знакомьтесь. Особь справа – она указала на обезьяну с рыжеватой шерстью и лихо закрученной челкой – зовут Антон. В центре – она указала на обезьяну с каштановыми кудряшками и длинными ресницами – Евгений. Слева – теперь пришла очередь взлохмаченной обезьяны с черно-серой шерстью и странным огоньком в глазах – Тихон. К сожалению, они не могут произносить человеческие слова, но все понимают и могут отвечать жестами.
- Поздравляю вас, дублеры, с выполнение особо сложной миссии. – Сказал министр, и пожал всем троим руки. Рыжая обезьянка зажестикулировала.
- Что он сказал? – спросил министр у Надежды. Та потупилась и немного покраснела:
- Антон! – Сказала она с укоризной.
- Так что он сказал? – переспросил министр.
- Он спрашивает, нет ли у вас еще одной сигары для него.
Генерал и министр расхохотались.
- Держи, герой! – Отсмеявшись, сказал министр и достал из внутреннего кармана пальто сигару, запаянную в фольгу. Антон вскрыл упаковку, запихнул сигару в рот и принялся хлопать себя по карман. Министр, усмехнувшись, подал ему огоньку. Надежда Евгеньевна укоризненно смотрела то на министра, то на Антона. А довольный Антон выпустил клубы дыма и зажестикулировал:
- Он сказал, - перевела Надежда Евгеньевна, - Что теперь можно снова куда-нибудь отправляться.
19-21 апреля 2004 г.
Автор: Антон Сапожников (Borey).