Договорная цена

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2502
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Валерий Декин (DarkIce).

 

Посвящается, с благодарностью

за приятно проведенные часы,

Нику Перумову

Роджеру Желязны

Анджею Сапковскому

и многим-многим другим

прекрасным авторам.

 

(Постарайтесь не обращать внимания на

излишний пафос, рассказ таким и задумывался)

Приятного прочтения! Автор.

 

 

***

 

…Его не запомнят как героя. В памяти и друзей, и врагов он навсегда останется предателем: повелителем, бросившим своих людей на бойню, рыцарем, поправшим слово чести… Его портрет никогда не будет висеть в парадном зале в строю благородных предков и сквозь смертное забытье он услышит не яростные клятвы о мести, а глухие проклятья. Само имя его будет навсегда предано забвению…

 

***

 

Седьмой легион погибал.

Шеренги тяжелых латников давно утратили первоначальную стройность, сверкающий, непобедимый строй на глазах распадался на отдельные островки. Королевские арбалетчики, рассеянные черными стрелками, ничем не могли помочь легиону - темные волны захлестывали отряды воинов в серебристых доспехах, и те таяли, словно сверкающие лужицы олова на раскаленных углях.

Принц Серебряной Марки повернулся в седле и бросил короткий взгляд на своего первого маршала. Ответный взгляд был тяжел. Иссеченное в боях лицо старого воина не изменило выражения, лишь голубые, выцветшие до небесной синевы глаза еле заметно сузились. Закованная в сталь рука маршала взметнулась вверх и со скрежетом сжалась в кулак.

Спустя миг раздался глухой и грозный лязг. Испытанные в сотнях схваток ветераны, с головы до ног закованные в несокрушимую броню, верхом на могучих конях строем ринулись в битву. Ледяными молниями полыхнули обнаженные палаши.

В бой пошел последний резерв Марки. Словно доведенный до отчаянья игрок, принц бросил на стол свой последний козырь.

Их командир помедлил еще секунду, любуясь великолепным зрелищем в последний раз, слегка сжал колени, и знаменитый боевой конь маршала стремительно набирая скорость рванулся вперед. Светло-серый плащ с серебряным драконом яростно взметнулся вверх, и принцу показалось, что на краткий миг старый воин превратился в безжалостного демона северных гор. Принц вскинул было руку, но тут же бессильно уронил ее - маршал и не думал оборачиваться на своего повелителя, огромный конь в мгновенье ока догнал своих собратьев и занял привычное, так давно не занимаемое место во главе клина.

Лавина рыцарей врубилась в темные волны врага со всей яростью воинов, уже не ищущих победы, а желающих лишь забрать с собой как можно больше врагов. На один отчаянный миг, принцу показалась, что безумная атака удалась, что битву еще возможно переломить и спасти хотя бы часть войска…

Но время чудес для него прошло. Оправившись от первого, сумасшедшего натиска, темная армия быстро затянула дыру в своих рядах. В последний раз взметнулся плащ с серебряным драконом и исчез, располосованный черными мечами в клочья…

Сверкающий клин рыцарей стремительно терял свою остроту. Он все еще двигался вперед, но уже не разрезая, а скорее утопая в темных рядах. Несколько минут отчаянной сечи, и блистающий клин превратился в овал, потом в круг… и вот уже черные волны окружили его со всех сторон, превратив в еще один медленно тающий сверкающий островок.

 Битва была проиграна окончательно. Рука принца, нервно перебирающая поводья, схватилась было за рукоять меча, но тут же отдернулась, словно ожегшись. Рыцари охраны, окружавшие повелителя, молчали, но было в их молчании что-то, от чего у принца холодело сердце.

- Будь ты проклят! – раздался в тишине звонкий, еще совсем мальчишеский голос. – Будь ты проклят, трус!

Принц узнал этот голос. Узнал, и окаменел в седле. Его собственный оруженосец, которому он сам, всего лишь несколько недель назад вручил рыцарский пояс…

 

От топота копыт мертвецки бледного, окутанного белесым туманом коня содрогалась земля. Черный рыцарь, словно не замечая стрел, разлетавшихся о его доспехи, осадил исполинского жеребца перед самым курганом.

- Повелитель Серебряной марки ты слышишь меня?! – проревел он, перекрыв грохот битвы. - Я, рыцарь Черной башни, вызываю тебя на поединок!  

        Голос его был исполнен такой силы, что принц содрогнулся. Казалось, неистовый горный поток всей своей мощью прогрохотал из-под черного шлема.

- Прими вызов чести, и спаси своих воинов! – вновь прогремело снизу. – Они сражались храбро, я не хочу брать их жизни!

Принц опустил голову. Под серебряным шлемом не было видно его лица.

- ТРУС! – взревел рыцарь и начал разворачивать коня.

В  тот же миг в темно-свинцовое небо взметнулся ответный клич - юный оруженосец принял вызов за своего господина.

Удара шпор не потребовалось. Будто угадав мысли своего хозяина, стремительный словно стрела молодой скакун,  в мгновенье ока набрал ураганную скорость и помчался вниз, к основанию кургана. Наклонив серебряное копье, наконечник которого сверкал словно маленькая звезда, юный рыцарь, со всем пылом нерастраченной доблести летел на врага.

Рыцарь тьмы принял вызов. Из ножен цвета ночи бесшумно вылетел окутанный мертвенным сиянием клинок. Исполинский, окутанный туманом конь, имя которому было Смерть, начал неспешный, но все ускоряющийся бег вверх, все выше и выше, к самой вершине кургана.  

Они сближались словно две ослепительные кометы, так стремительно, что нельзя было разобрать деталей. За миг до столкновения черный рыцарь вскинул огромный словно башня щит, и серебряное копье, нацеленное в забрало, разлетелось в щепки будто сухая ветка. В тот же миг черный клинок взметнулся, и нежно, словно нехотя, прошелестел над юным рыцарем. Секунда звенящей тишины… и серебряный воин повалился с коня, располосованный надвое, словно тонкий колос, срезанный опытным жнецом.   

Рыцарь башни отсалютовал павшему врагу, бросил долгий взгляд на вершину кургана и, развернув коня, ринулся в самую гущу схватки.

…Взметнулись навстречу иззубренные клинки последних защитников Марки, и пали, перерубленные будто тростинки. Увидев это, рыцари из свиты принца, обогнув своего повелителя, ринулись в битву, ища в ней уже даже не мести, а лишь избавления от позора. Властитель Серебряной Марки остался на кургане один. Помедлив минуту, он снял шлем, спешился и принялся наблюдать за битвой.

 Спустя несколько минут все было кончено. Последний серебряный воин, выронив меч, и залив кровью блистающие доспехи рухнул на землю.

Наступила звенящая тишина… Не было слышно даже стонов раненных- воины смерти никому и никогда не давали пощады.

Принц спокойно ждал. Он знал, что сейчас услышит их. Знал так же верно, как и то, что никогда больше не увидит рассвета.

И вот он услышал их. Тяжелые, словно сама судьба, шаги. Настолько тяжелые, что глухое лязганье шпор лишь оттеняло их мощь. Ряды темного воинства разошлись, и он впервые увидел своего врага лицом к лицу. 

Черный рыцарь подошел к принцу вплотную и остановился. Окутанный призрачным сиянием клинок тускло блеснул.

- Доставай свой меч, Серебряный! – глухо донеслось из-под черного шлема. - Когда-то ты был доблестным воином - за это я дарю тебе поединок чести. Умри достойно…

 

***

 

Днем ранее.

 

-  Этот план - самоубийство! – первый маршал Марки грохнул по столу кулаком. Карты, сложенные аккуратной стопкой, съехали на пол и разлетелись по всей комнате. - Мой господин, вы просто погубите легион!

- Таково мое решение. - Принц даже не повернул головы.

- Какой смысл атаковать одним легионом?! Выведите в поле всю армию! Пошлите за помощью в Жемчужную бухту, белые стрелки не откажут нам в помощи!

- Даже если они придут, это ничего не изменит. Черная армия слишком сильна.

- Тогда почему не встретить ее в крепости? Стены серой Цитадели выдержат любой штурм!

- Да, возможно, замок устоит,… а Марка? Что будет с ней?

Маршал опустил голову.

- Ты сам видишь - другого выхода нет, - устало кивнул принц. - Я сам поведу легион, мы встретим их на Серебряных полях,… перед старым курганом.

Первый маршал посмотрел на принца так, словно видел его впервые.

- Это… это безумие!

- Первый маршал! – голос принца прогремел, на миг обретя былую силу, но тут же смягчился.

– Когда Марка была разрушена в прошлый раз и мой отец с честью пал в бою, ты заменил мне его - воспитал как собственного сына. Я благодарю тебя за это. Всю жизнь я ценил твои советы, благодаря которым мы неизменно побеждали. Но сейчас пришло другое время… Нам не поможет ни мощь наших легионов, ни твои хитроумные планы, ни помощь союзников! Все это было у нас и в прошлый раз, когда полки в бой вел мой отец – непревзойденный воин… и, тем не менее, Марка была сожжена дотла!

Долгие десятилетия мы восстанавливали то, что можно было восстановить, и все же сегодняшняя Марка не сравниться с прежней. А враг за это время стал еще сильнее. Армия, что идет на наши земли, сметет все, что мы сможем выставить. Пока ее ведет ОН, ее не остановить никому.

Иссеченное шрамами, лицо старого воина дрогнуло.

- Тогда я прошу вашего разрешения лично возглавить всадников Марки.

Первый рыцарь молчал. Молчал долго. Так долго, что маршалу показалось – он так и не услышит ответа.

- Пусть будет так, -  произнес Принц наконец и отвернулся.

 

***

 

За месяц до битвы

 

- Мой господин! Северный колдун, плененный вами три года назад, желает говорить с вами! – оруженосец, выпаливший все это на одном дыхании, уставился на принца с едва прикрытым обожанием. Совсем недавно, за доблесть в бою он был посвящен в воины, и его энтузиазм немало забавлял первого рыцаря Марки.

Наследный герцог уставился на гонца с едва скрытым раздражением, - отец и так редко баловал его своим вниманием, а тут... Принц улыбнулся, потрепал сына по белокурым волосам и встал.

- Опять жалобы?

- Нет, на этот раз он лепечет что-то о тьме… Тьме с запада.

Принц потемнел лицом, не сказав более не слова, пристегнул к поясу ножны с мечом и вышел из зала.

 

***

 

- С запада приближается сила, противостоять которой твои армии не смогут! - глаза северного колдуна вспыхнули. - Черные армии сравняют с землей твои города, и убьют всех! Женщин, стариков, детей!

О-о-о-о! Я вижу! Вижу ваших благородных жен обесчещенными, стариков затоптанными копытами коней, младенцев, поднятых на черные пики! - принц мог бы поклясться, что сквозь многолетнюю пелену безумия в глазах старика полыхнуло свирепое веселье.

- Как мне предотвратить это?

- Никак!

- Говори, старик! Или, клянусь, ты пожалеешь об этом! - голос первого рыцаря остался спокоен, но глаза сверкнули такой яростью, что затмили блеск серебряного шлема.

- Ты слишком благороден, чтобы причинить мне вред!

- Хочешь проверить это?

Колдун замолчал, рассматривая принца из-под кустистых бровей.

- Я не смогу помочь тебе… - сказал он.

Принц сделал шаг вперед.

- …но если ты освободишь меня - я скажу, кто сможет! - поспешно добавил колдун.

Принц обнажил меч и сделал еще один шаг.

- Колдунья восточных земель подскажет тебе! – вскрикнул колдун. - Только ты сможешь убедить ее!

Одним ударом могучего меча принц рассек несокрушимые оковы на руках пленника и стремительно вышел из темницы.

 

***

 

Доспехи принца, покрытые тиной и комками грязи, давно уже не блистали. Благородный скакун хрипел и, дрожа, оседал на задние ноги. Многодневный путь через восточные болота оказался не из легких.

…Голос, едва слышно прошелестевший из-за каменной двери, походил на шипение змеи.

- Кто ты такой, пес-с-с, чтобы я разговаривала с тобой?

- С тобой говорю я, Повелитель Серебряной Марки!

- Много я повидала на своем веку повелителей, но ни один из них не мог повелевать мною… А кости иных из них, ты можешь видеть прямо сейчас, перед моим порогом, – шипенье, донесшееся из-за двери, напоминало хихиканье.

- Не стоит шутить со мной ведьма! Я должен задать тебе вопрос, и я не уйду, не получив на него ответа!

- Что ж, входи, если сможеш-ш-шь! – теперь в шипении явно чувствовалась издевка.

В тот же миг каменная дверь содрогнулась от удара закованной в рыцарскую перчатку руки. Глубокая трещина пронзила дверь сверху донизу.

Второй удар выбил из двери огромную глыбу, а от страшного удара ногой, дверь, расколовшись надвое, рухнула внутрь, подняв целую тучу пыли.

Наклонив голову, принц без колебаний шагнул внутрь. В  густом полусумраке склепа угадывались лишь очертания его хозяйки, и принц предпочел не вглядываться в них. Даже того, что он разобрал, было достаточно, чтобы зашевелились волосы на голове любого храбреца. Когда-то давным-давно тело ведьмы возможно и было человеческим, но сейчас уже трудно было сказать, где оканчивается человеческое и начинается змеиное. В окружении огромных, непрерывно извивающихся отростков белело лицо, в котором все еще угадывались человеческие черты.

- Да-а… ты силен… – прошипела колдунья. – Но твоя сила не спасет ни тебя, ни твое королевство. На любую силу всегда может найтись другая, еще более могущественная.

- Что поможет мне победить? Я готов заплатить любую цену.

- Любую цену? – ведьма захихикала. - А знаешь ли ты значение этих слов?

Принц молча смотрел на нее.

- Пус-с-с-сть будет так юн-н-ный принц-ц-ц. Пус-с-сть будет так... Я не знаю ответа на твой вопрос-с-с, но возможно южный жрец поможет тебе…

Коротко кивнув, принц вышел, взлетел в седло и развернул скакуна навстречу иссушающему жару южной пустыни.

 

***

 

…Пыль, бесконечно гонимая раскаленным ветром была всюду. В одежде, еде, воде, она скрипела на зубах, превращала горло в пересохший пергамент. Принц давно вел коня в поводу, но благородный скакун едва переставлял ноги, хотя из снаряжения остались лишь меч, да давно высохший кожаный бурдюк для воды.

Гигант, преградивший дорогу принцу, был облачен в одну лишь набедренную повязку. Обнаженная кожа пылала в лучах солнца, словно раскаленный докрасна камень.

- Никто не пройдет к Жрецу Юга!

- Я должен пройти.

- Не упорствуй! – багровый гигант покачал головой. – Ты удивишься, если я расскажу, сколько доблестных воинов нашли здесь бесславный конец. Подумай стоит ли оно этого… Сделав еще один шаг, ты умрешь.

Исполинский, сверкающим бледным огнем меч, казался в руках гиганта тростинкой. 

Принц устало кивнул, не спеша расстегнул пряжку на ножнах, взялся рукой за рукоять…

…Через миг серебряный и пламенный клинки скрестились, высекая снопы ослепительных искр. Короткий, разрывающий контакт поворот рыцарского палаша, и удар, от которого застонал воздух. Гигант пытался парировать, но сила удара было такова, что пылающий меч вывернулся из могучих пальцев и упал в пыль.

Принц отступил на шаг, подождал, пока противник поднимет оружие, и снова шагнул вперед. Клинки пропели короткую яростную песню, и вот уже гигант вскрикнул, зажал рукой левое плечо и рухнул на колени. Из-под судорожно сжатых пальцев хлынули алые, дымящиеся ручейки.

Принц, отдуваясь, вернул клинок в ножны и, разорвав рубашку, наклонился, чтобы перевязать противника.

Едва он успел сделать это, как донесшийся из глубины пещеры глухой, словно рокот прибоя голос заставил его вздрогнуть.

- Ты благороден и великодушен юный принц! Именно это влечет к тебе людей, но именно это и не даст тебе победить в последней схватке!

- Ты знаешь мой вопрос?! – принц вскочил на ноги.

- Черный повелитель, Рыцарь тьмы, Погибель света! – пророкотал голос. - О нем ты пришел спросить меня?

- Как мне остановить его? Всех мудрецов мира я спрашивал до тебя, и все они говорили, что я не в силах сделать это.

- Да… Это почти невозможно. Пред мощью его армий твои легионы - ничто. Силой он превосходит даже тебя, его доспехи неуязвимы для твоего оружия, а его проклятый меч, в свою очередь гибелен для тебя. Ты обречен.

- Ты сказал «почти». Что это значит?

- Никто не может говорить наверняка, - грохочущий из пещеры голос стал еще глуше. - Даже если шансы тысячекратно против, всегда есть крохотный шанс за.

- Помоги мне! Клянусь Демоном северных гор, все, что попросишь, будет твоим!

…Раскаленный, испепеляющий все живое на своем пути, ветер пустыни взметнулся на краткий миг и тут же стих, словно устрашенный грозным именем. Протяжно застонав, конь принца рухнул на колени, медленно завалился на бок и застыл. Воцарилась молчание. Принц побледнел, но не шевельнулся и даже не посмотрел на скакуна, которого он несмышленым жеребенком выкормил молоком горных коз и который не раз спасал ему жизнь.

- Твоя клятва к месту,… удача не оставила тебя, - донеслось из пещеры. – Ты прав, только он - Дракон-владыка может помочь тебе!

- Он очень стар, и все же его сила с ним. Будь осторожен, - яд, содержащийся в его сердце, настолько смертоносен, что одним лишь выдохом дракон может отравить целую армию, одной его капли хватит, чтобы прожечь скалу или уничтожить город... Если осмелишься, ищи его на западе Северных гор.

- Благодарю тебя, жрец! – прошептал принц. Растрескавшиеся  кровь губы плохо слушались его.

- Не благодари за услугу, цену которой не знаешь, - едва слышно прошелестело в ответ.

Принц постоял в задумчивости, поправил перевязь с мечом и не спеша зашагал в сторону заходящего солнца.

 

***

 

Горы блистали в лунном свете, словно огромные серебряные иглы.

- Приветствую тебя, Повелитель! – крикнул принц, что было сил, и звонкое эхо, отразившись от скал, многократно повторило его слова.

- Говори, дитя мое! – прогрохотало в небе.

- У меня есть враг! Я должен победить его!

От взмахов могучих крыльев принц пошатнулся. Страх, доселе не ведомый рыцарю, шевельнулся в его душе. Исполин, спускающийся с небес, заслонил луну и звезды, на мир, казалось, опустилась вечная ночь.

Принц ждал.

Наконец, огромное, закованное в гибкую чешую тело легло на вершину. Дракон смотрел на принца, и было в его взгляде что-то, от чего у принца защемило сердце.  

- Ты силен, мудр и отважен, повелитель Серебряной марки, отчего же ты просишь меня о помощи?

- Иногда этого недостаточно. Я должен победить непобедимого врага.

- Непобедимого? И чем же он непобедим?

- Он не знает жалости, его доблесть и слава не уступают моим, но он многократно сильнее и могущественнее меня, а против его армий - мои легионы, что песок, гонимый ветром.

- Ты хочешь уничтожить его?

- Да! Другого способа остановить его армии нет.

- И чем же ты готов заплатить за победу?

- Своей жизнью!

- Этого недостаточно… - дракон качнул головой.

- Недостаточно моей жизни? – принц отступил на шаг. – Что же я могу дать еще?

- Чтобы победить в этой схватке, ты должен заплатить всем, что у тебя есть. Ты готов на такую цену?

Принц потрясенно молчал. Высшая ставка, которую он бросил на кон, была отброшена словно горсть медяков.

- И вновь я спрашиваю тебя, повелитель Серебряной Марки, готов ли ты лишиться того, по сравнению с чем твоя жизнь – лишь малая толика? - прогремел дракон.

Принц молчал. Слишком поздно начал он понимать цену своей победы, и она ужаснула его.

- В третий и последний раз, я спрашиваю тебя, рыцарь! КАКОВ ТВОЙ ОТВЕТ?! – от рева Властелина запада задрожали горы.

- Я… я готов на твою цену, дракон.

- Тогда отдай мне все, что так дорого тебе, и что так мешает твоей победе! Противник сильнее тебя – стань слабым! Доблесть и отвага не сулят успеха - стань трусом! Благородство и великодушие не способны принести победу – откажись от них! Честь и слава не помогут защитить твоих детей – отбрось их как изношенные тряпки! Только потеряв все, ты сможешь остановить своего врага…

Принц молчал. Сердце его от невыносимой боли, казалось, сейчас разорвется в груди.

- Понял ли ты меня? – немыслимо прекрасные, лазоревые глаза последнего дракона смотрели на принца с затаенной печалью. – Понял ли ты меня, благородный принц, первый рыцарь Серебряной Марки, воин чести и повелитель Серебряных легионов?

С усталым вздохом, древний Дракон согнул гибкую шею и положил величественную голову на передние лапы.

- Я понял тебя, - сказал принц и обнажил меч.

 

***

 

…Клинки скрестились, но схватки не последовало.

Серебряный меч, доселе не знавший поражений, с жалобным звоном отлетел в сторону и, дребезжа, покатился по камням. Принц упал на колени и закрыл лицо руками.

Черный рыцарь расхохотался. Так велико было его презрение, что он забыл обо всем.

- Значит, этот червяк и есть знаменитый Серебряный принц! Я так долго ждал этой встречи, а оказалось мне противостоит ничтожество!

Черное воинство услужливо подхватило громовой хохот.

Все еще смеясь, рыцарь тьмы расстегнул застежки глухого шлема, снял его и повесил на руку.

- Вставай червь, я не буду убивать тебя! Ты будешь моим рабом, напоминая о павшем величии вечно! Пусть все знают о моем великодушии…

Словно молния блеснула, когда из пальцев принца вылетел тонкий словно стилет кинжал. Сколь не стремителен был этот бросок, черный рыцарь оказался быстрее. Молниеносным движением он ушел в сторону и кинжал лишь самым краем лезвия полоснул его по мочке уха. В ту же секунду черное лезвие, словно и не встретив на своем пути доспехов, пронзило сердце принца.

Но первым упал не он…

Отпустив рукоять меча, черный рыцарь внезапно пошатнулся, и, не успев поднести руку к ничтожному порезу, из которого выступила лишь одна-единственная капля крови, вдруг повалился навзничь, грянувшись о землю с такой силой, что содрогнулся, казалось, весь курган. Яд из сердца дракона, которым принц смазал кинжал, убил бы и самого дьявола.

            Лишь тогда, с усталым вздохом человека, выполнившего тяжелую и трудную работу, принц опустился на землю. Он сделал то, что должен был сделать, но...

  

…Его не запомнят как героя. В памяти и друзей, и врагов он навсегда останется предателем: повелителем, бросившим своих людей на бойню, рыцарем, поправшим слово чести… Его портрет никогда не будет висеть в парадном зале в строю благородных предков и сквозь смертное забытье он услышит не яростные клятвы о мести, а глухие проклятья. Само имя его будет навсегда предано забвению…

 

***

 

…Но теперь это было уже не важно. Он платил за другое. Серебряные легионы сохранили свою мощь, а значит неисчислимые черные армии, не спаянные отныне неукротимой волей своего предводителя, будут рассеяны и уничтожены. Города Серебряной марки устоят, жены его воинов не будут бросаться с крепостных стен, чтобы избежать позора, а дети не будут кричать от нестерпимой боли, сгорая в кострах.

Он заплатил свою цену.

Усеянное павшими телами поле, словно в награду, вспыхнуло перед его глазами в последний раз. Спустя миг, ночное небо, уже успевшее окраситься сверкающими искрами звезд, стало гаснуть, превращаясь в угольно-черное. Серебряное поле утратило блеск, потемнело, потом сравнялось с небом в цвете и слилось с ним в единое целое.

 

                                                                                                         

                                                                                                                                                                                                                                                                  

Автор: Валерий Декин (DarkIce).