Dиагностика кармы

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2591
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Максим Шориков (Капитан Африка).
(или поворот колеса Сансары)
 
Ежегодная премия Дарвина выдается за самую нелепую смерть.

Одним из ее лауреатов был человек, который на спор отрезал себе голову бензопилой.

Занимательный факт.

Клавдия Петровна точно не помнила, как здесь оказалась. Последнее, что в ее голове отпечаталось – это свист колес, крик Антонины, смутно слышимый хрип Григория – больше ничего, глаза застлала тьма.

Затем Клавдия Петровна увидела вспышку и обнаружила себя здесь.

Женщина затруднилась бы конкретно описать пейзаж. Вместо земли помещалась молочного цвета, похожая на пушистые облака, дымка, а небо имело какой-то странный голубовато-серый оттенок.

Клавдия Петровна сначала обрадовалась – Бог есть!

Женщина огляделась: рядом стояли приходящие в себя Антонина и Григорий, а также несколько неизвестных ей людей.

Одежда на знакомых Клавдии, да и на ней самой, была та же, в которой все трое ехали на машине перед тем, как попасть сюда: на женщинах – что-то нелепое, а на Григории – деловой костюм.

Неожиданно к толпе подбежал кучерявый молодой человек с детским лицом, покрытым печатью счастья и добродушия. Одежда юноши – «длинная ночная рубашка белого цвета», как охарактеризовала ее Клавдия Петровна.

Несмотря на благовидную внешность, молодой человек говорил резко и слегка грубовато:

- Здравствуйте. Значит, там столики с «качествами». Читаете надписи, выбираете столик, встаете в конец очереди. Вопросы есть? – вопросов не было. – Как получите все, что нужно – ступеньки там, - тут юноша неопределенно махнул рукой. – Я пошел.

И молодой человек убежал.

А народ побрел разглядывать столики. Трое знакомых перекинулись удивленными возгласами, а затем решили, что нужно действовать так, как сказал «ангел».

Столики были изготовлены в стиле хай-тек, а сидящие за ними оказались бородатыми людьми в «ночных рубашках». Возле каждого располагался плакатик, напомнивший Клавдии дорожный знак. Вероятнее всего, ножкой, на которой был установлен.

Вчитываясь в надписи на табличках, Клавдия Петровна начала понимать смысл происходящего.

«Высокий интеллект», «Средний интеллект», «Внешняя красота», «Очень развитая совесть» - прочитала женщина некоторые из надписей, столики, отвечавшие за один «признак» стояли рядом.

-Удивительно! – воскликнула Антонина, Григорий хмыкнул, а Клавдия Петровна уверенно направилась к пункту раздачи, помеченному «Умопомрачительная красота». Она точно знала, чего ей не хватало в жизни.

В голове Клавдии Петровны пронеслись годы школы, учебы в институте, работы в исследовательском центре. Уверенность наполняла женщину.

***

Через полчаса стояния в очереди Клавдия Петровна выглядела замученной.

Неожиданно подскочила Антонина и затараторила о том, что взяла себе высокий интеллект, совесть и среднюю удачливость. Затем спохватилась и сказала громко:

-Слушайте! Меня передать просили! Ангел забыл сказать, что количество … э-ээ…

-Признаков, - вмешался стоявший рядом Григорий – оказывается, он пришел вместе с Антониной. Та продолжила:

-Кто чего недополучит, тому дадут в минимальном размере, - безо всякой паузы Антонина обратилась к подруге. – Клава! Я побежала!

В этот момент «стоявшая за красотой» женщина подумала, что Григорий – очень приятный молодой человек. А ведь в машине он оказался почти случайно – Григорий представлял фирму, спонсировавшую исследования. Затем Клавдия еще раз решила, что он – приятный молодой человек.

Время тянулось долго, прибегавшая периодически Антонина получила уже почти все, что хотела. Очередь за красотой двигалась медленно.

***

Клавдия Петровна спускалась вниз по белым ступеням. Слышался звук приближающегося поезда, похожий на гул метро.

На глазах женщины, а, вернее, уже не женщины, а невероятно красивой девушки, стояли слезы. «Дура! Дура!» - говорила она себе, не представляя насколько права.

Похожие мысли терзали Антонину:

«Зачем вот мне мозги эти? А совесть? Нет, Клавка – молодец! Не видать мне счастья, эх… Где ж она радость моя девичья? Молодец Клавка! Взяла, что нужно, правильно выбрала! А я?

Эх, жалкие мы, люди. Сами не знаем чего хотим…» - так думала она.

Какие мысли посетили голову Григория – неизвестно.

Автор: Максим Шориков (Капитан Африка).