Девушка моей мечты

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2866
Подписаться на комментарии по RSS

 

 

На кухне горел свет. Периодически лампочка начинала помигивать, а то и вовсе отключаться, но на мужчину, сидящего за компьютером, это не производило ровным счетом никакого впечатления. Он, не отрываясь, смотрел в экран, а пальцы тем временем птицами летали над клавиатурой.

Было тихо. Только из крана в неравные промежутки времени капала вода, да слегка постукивали клавиши. Мужчина молчал, привычки обсуждать с самим собой вслух каждое совершенное действие он не имел, разве что сказать пару непечатных слов, когда тщательно прописанный код отказывался работать. Но это на Руси и ругательством-то особо не считается, не то, что разговором.

Тишину бесцеремонно прогнал телефонный звонок. Мужчина некоторое время продолжал все так же механически печатать, потом, вдруг резко схватил трубку радиотелефона и поднес к уху.

– Алло... Да, привет... Как обычно, работаю... Нет, прости, не смогу. Занят по горло... Не знаю, когда. Когда-нибудь... Ну, прости, прости. Я сразу предупреждал... Да... До свидания.

Он повесил трубку и опять застучал по клавишам. Вот только что-то неуловимо изменилось в его лице. Задумчиво-мечтательное выражение, все чаще прерываемое нецензурными выражениями в адрес компьютера.

Да, мужчина мечтал. Встретиться с той, которая сейчас звонила ему. Увидеться. Может, и что-то большее...

Но в ближайших перспективах была только недописанная программа, а после - кажущееся бесконечным мотание по городу с попытками пристроить себя куда-нибудь еще. Для встреч времени не было катастрофически.

Он вздохнул, отбросил посторонние мысли и из последних сил принялся за код.

 

* * *

 

Как же добраться до него? Как встретиться?

Я уткнулась лбом в надпись "Не прислоняться" и начала строить предположения.

Приехать к нему домой? Адрес-то я знаю, бывала уже. Но это же... Просто нагло! Бесцеремонно, и все в том же духе. Плохая идея.

Поймать у работы? Ага. Знать бы еще, где работает этот программист. Ведь, скорее всего – исключительно дома, а выезжает не по графику, а по велению ситуации. Подкараулить его у подъезда и маячок на него повесить? Та еще идея... Отметаем за неимением маячка.

Эх, Леша, Леша... Ну что же это такое? Люблю я тебя. Наверно. Хотя, скорее всего, нет. Но встретиться все равно хочу.

Двери открылись. Меня выпихнули из вагона, немножко провели по платформе и прижали к стенке. И тут я почувствовала, что мне на плечо легла чья-то тяжелая рука. Я резко развернулась и уставилась на ее обладателя.

Мужчина. Вроде. Во всяком случае, черты лица скорее мужественные, чем женственные. В то же время очень неопределенные. Уверенна на сто процентов, что встреться мы завтра – я его не узнаю. Вот только глаза – присмотревшись, я поняла, что они не карие, как показалось сначала. А фиолетовые.

– Здравствуй, – улыбнулся мужчина. – Извини, но я случайно услышал твои мысли.

Какая прелесть, подумала я, а вслух спросила:

– Это каким же способом?

Мужчина не смутился.

– Особым. Талант я.

Сначала мне послышалось "таланта", да и в общем не оставляло стойкое ощущение, что надо мной издеваются.

– Ну и какие же мысли вы услышали?

– О встрече с любимым, – мужчина улыбнулся. Такой улыбкой, какая, в мыслях писателей любовных романов, и должна быть обворожительной. Вот только мне его тридцать три белоснежных зуба обворожительными никак не казались.

– Плохо слушали. Я его любимым не называла.

– Но ведь мысли о любви были, – слегка стушевался мой собеседник, вдобавок получив от кого-то мощный пинок.

– Были. Но вывод там несколько другой.

– А, не важно, – мужчина махнул рукой, тут же потеряв половину показной привлекательности, что заметно улучшило мое о нем мнение. – Ключевое слово тут не "любимый", а "встреча".

– Чем, если не секрет?

Он опять малость взгрустнул. Помялся, осмотрелся и предложил:

– Может, лучше будет подняться наверх?

– А если я спешу?

Мужчина занервничал и черты его лица стали еще более неопределенными.

– Девушка, у тебя евреев в роду не было?

– Были, а что?

– Все ясно. Но ты же не спешишь? Может, правда поговорим в более спокойном месте?

– Можно. Только скажите сначала, кто вы такой.

Этот, довольно простой вопрос, похоже, выбил моего собеседника из колеи. Он начал беспокойно озираться и прятаться в тень. Хотя какая может быть тень на освещенном перроне?

– Ты уверена, что хочешь это знать?

– Уверена.

– Я буду превращаться!

Происходящее начало напоминать мне дурную пьесу абсурда. С фантастическим уклоном.

Я пожала плечами.

– Превращайтесь. Мне отвернуться?

– Нет, наоборот! Лучше смотри вот, например, на эту пуговицу!

Он ткнул себя куда-то в область живота. Там действительно была пришита пуговица, немного правее и ниже нагрудного кармана. Зачем она там была, осталось для меня загадкой. Хотя, возможно, как раз для таких вот случаев.

Я послушно уставилась на это портновское излишество. Мой странный собеседник что-то забормотал, зачмокал и захрюкал. Мне это немного надоело, но отрывать взгляд от пуговицы раньше времени не хотелось. Мало ли, какую свинью мне явят.

Наконец чудо-оборотень позволил посмотреть на его лицо. Я подняла голову и слегка застыла в удивлении.

С лица собеседника исчезла не только неопределенность, но заодно и мужественность с нервозностью. Передо мной стояла женщина, не красивая, но странно обаятельная, возраста этак к сорока. Прежними остались только фиолетовые глаза.

Эта ипостась собеседника нравилась мне куда больше.

– А сразу так было не судьба?

– Не судьба, – почему-то усмехнулась женщина. – Я вообще не судьба. Я мечта. Сомни, – она протянула мне руку, которую я автоматически пожала и переспросила:

– Кто?

– Сомни. Меня зовут так.

– Кто ты?

– А вот об этом давай лучше наверху. В кафешке какой-нибудь.

На этот раз предложение я приняла безо всяких возражений.

В обещанной кафешке Сомни дисциплинированно изобразила приличного посетителя, заказала кофе и, подтянув поближе пепельницу, вытащила пачку сигарет. Мое мнение она спрашивать не стала, чем покачнула созданный образ с приличного к бесцеремонному.

– Итак, кто ты?

– Как уже говорила, зовут меня Сомни. Твое имя, Таша, я и так знаю, можешь не представляться.

– Вообще-то я НАташа.

– Да какая разница, – женщина махнула рукой, как некогда мужчина. – Главное другое. Понимаешь, я богиня Мечты.

Мир окончательно ушел из-под моих ног, хорошо еще, что не из-под ножек стула.

– Что-то не слышала про такую, – выдавила я.

Сомни пустила к потолку извилистую струйку дыма и хмыкнула.

– Я и не сомневалась. Видишь ли, есть много миров... Я родилась не здесь...

– Знаем, знаем. И фантастику и фэнтези мы читали.

– Вот, – она подняла палец, проткнув им дымное колечко. – Вот почему в этом треклятом мире мне никто не верит. Все думают, что я начиталась фантастики и свихнулась!

– Почему же? Я верю.

Тщательно забычковав сигарету, Сомни посмотрела мне в глаза. Пугающе пристально.

– А принять мою помощь согласишься?

– Насчет встречи с любимым?

– Да.

Я задумалась. С одной стороны, тетя действительно смахивала на сумасшедшую. Но с другой... Она читала мои мысли. Она меняла свой облик. Мало ли, на что она еще способна.

– И ты можешь исполнить мою мечту?

– О, нет, – Сомни хитро улыбнулась и прикурила вторую сигарету. – Если бы исполняли твою, обратились бы к другим. Я тебе не джинн какой-нибудь, чтобы бегать за тобой и твои желания исполнять.

– Тогда при чем тут я?

– А мы будем воплощать в жизнь мечты твоего программиста. Согласна?

– Согласна!

Она протянула мне руку.

Однако, крепкое у мадам рукопожатие, еще подумалось мне.

На столе мы разложили тетрадные листы и принялись записывать имеющиеся факты.

– Ты ему нравишься. Он хочет с тобой встретиться. Это плюс.

– Он вечно занят. Нам некогда встречаться. Это минус.

– Зато у тебя сейчас много свободного времени, и ты можешь с легкостью подстроиться под него. Это плюс.

– Но мне не подо что подстраиваться. Это...

– Стоп, – Сомни хлопнула по столу рукой. Горка окурков в пепельнице весело подпрыгнула. – Он что, из дома совсем не выходит?

– Выходит, но...

– Телефон?

– Есть.

– Звони.

 

* * *

 

Алексей сидел на кухне, одной рукой держа пивную бутылку, а на другую накручивая и без того вьющиеся волосы. Изредка его посещала мысль, что не плохо было бы наведаться в парикмахерскую, но потом становилось жаль отросшие почти до лопаток волосы, и он временно забывал эту идею.

Из крана вода не капала - неплотно завинчивалась красная ручка, а горячую воду как раз сегодня и отключили.  Компьютер тихо жужжал - уже и заставка свое отлетала, на Лешу грустно смотрел черный экран. Программа дописана. Сегодня отдыхать, недаром за окном уже темнеет, потом отсыпаться – а завтра ехать в офис.

Все это он и сообщил позвонившей Наташе. А теперь сидел, пил пиво и мечтал.

 

* * *

 

– Знаешь, на какую станцию метро он поедет?

– Знаю, – я достала из сумочки схему и протянула Сомни. – Вот сюда.

Богиня с сомнением уставилась на тройной пересадочный узел.

– Не слабо. А на какую станцию?

– На ту, которых тут две!

Сомни схватилась за голову.

– Знала бы, ни за что бы на такое не пошла. Но коль начали, надо продолжить. Нарисуй-ка этот узел менее схематично. С выходами и переходами.

– Будет сделано! – я взялась за ручку.

Мое творение Сомни изучала минут десять и, в конце концов, ткнула пальцем в район выхода с одной из станций.

– Будешь ждать здесь.

– А сколько времени?

– Пока он не придет, – она достала из пачки последнюю сигарету и исчезла в табачном дыму. Хорошо еще, что заплатив по счету.

На следующий день я пришла на указанное место. Минут на десять раньше указанного Лешей времени. Взяла с собой книжку, в твердой намеренности ее прочесть, и устроилась в сторонке. От меня ничего не зависело. Оставалось только ждать.

В назначенное время он не появился. Ладно, простим. Все-таки он говорил примерно. Минут через пять мне в голову начали закрадываться мысли о полной абсурдности этой идеи. Точнее, сначала просто об абсурдности, а еще минут через десять – о полной.

Читать я не могла. Только сидела, обняв раскрытую книгу, и всматривалась в толпу. Я не знала, в какой одежде он появится, даже не предполагала, в какой может. Оставалось всматриваться в лица – особенно прически. Ведь далеко не у каждого мужчины такая длинная каштановая грива.

И все-таки я вздрагивала при виде любого мало-мальски похожего человека. В том числе и женщин – у них такие прически попадаются чаще. А по одежде нынче не понять, где мужчина, где женщина.

Оптимизма я по возможности не теряла, а чтобы будущее казалось светлым, как при коммунизме, сочиняла гневную речь в адрес Сомни. На станции я сидела уже больше получаса, и собиралась просидеть еще столько же. Из вредности, потому что надежда была потеряна еще между двадцать третьей и двадцать четвертой минутами.

Из тоннеля вынырнул поезд. Я привычно пробежала по нему глазами – пассажиров не разгляжу, но хоть есть, чем заняться. Леша наверняка уже прошел, выходов тут штуки четыре точно, еще плюс переходы, а я всего одна...

– Поезд, поезд, привези мне счастье, – абсолютно без моего ведома прошептали губы. Видимо, они уже что-то успели согласовать с глазами, поскольку те ничуть не удивились, когда из дверей вагона возник Алексей.

Права оказалась Сомни. Мысленно я скомкала приготовленную речь и выкинула ее куда подальше.

 

* * *

Алексей знал, что мечтать можно о чем угодно. Как говорится, это не вредно. Но надеяться на то, что мечты станут реальностью - просто глупо.

Поэтому, увидев Наташу, сидящую на скамейке на станции, не только обрадовался, но и впервые за долгое время почувствовал себя дураком. Счастливым дураком.

Недолгая встреча, всего-то пара минут – ровно столько, сколько требуется двум эскалаторам, чтобы вынести пассажиров на поверхность. Не больше, но и не меньше. А потом весь оставшийся день вспоминать эту встречу. И мечтать.

 

* * *

 

Сомни выглядела такой счастливой, словно это она встретилась с тем, с кем хотела. Хотя кто ее знает, где она пропадала, пока я нервно тискала на станции печатную продукцию. Но меня интересовало немного другое.

– А дальше-то что будем делать, богиня?

Сегодня богиня притащила трубку. И пока ее не раскурила, упорно молчала. Наконец, все действия были совершены.

– Что-то... Исполнять мечты дальше.

– Какие?

– Да все те же. Встречи, Таша, встречи.

– Я НАташа.

– Вот тебе план, – проигнорировала меня Сомни. – Будешь ему следовать.

– Скажи мне, богиня, – задумчиво спросила я, убирая листки в сумку. – А почему ты не осталась в своем мире?

– Видишь ли, – Сомни замялась. – Я умею крутить колеса. Колеса Судьбы. И... Не всем в моем мире это умение пришлось по вкусу. Одно дело, богиня Мечты. Другое дело, богиня Мечты, крутящая колеса Судьбы.

– И ты пришла крутить их к нам? Тоже мне, гимнастка с обручами.

– Пока никто не возражал, – пожала плечами Сомни. Мне осталось только неопределенно покачать головой.

 

* * *

 

Компьютер, как мог, сигналил Леше, мол, давай, работай, но тот только грозил ему пальцем и продолжал думать, глядя в потолок. Думал он о мечтах, которые вдруг приняли обыкновение сбываться. О Наташе, которая, словно добрая фея, "сбывала" эти мечты. О том, что произойдет, захоти он на самом деле чего-то большего. Пока большего ему не хотелось. Леша считал, что к лучшему.

Компьютер вздохнул по-своему, по-компьютерному, и опять явил миру черный экран. Леша этого даже не заметил.

 

* * *

 

План Сомни был хорош. Единственное, что меня в нем раздражало – медлительность. Уж не знаю, о чем там мечтает Леша, но мне хотелось чего-то большего и побыстрей. Этого в плане не намечалось. И я решилась пойти против плана – немного поторопить события. Для этого не так уж плоха была идея приехать к его дому. А там... По обстоятельствам.

Сказано – сделано. Я поехала туда, где уже была однажды, а план поехал туда, где не был еще ни разу – в мусоропровод.

Прошлась под знакомыми окнами. Казалось бы, видела-то их всего один раз. Ан нет, уже знакомые. Хорошо хоть, не банальное – до боли. До нее, я надеюсь, еще далеко.

Дверь подъезда встретила меня скважиной электронного ключа. Нехорошо. Стоять и ждать, пока мне кто-нибудь откроет, не хотелось. Я достала телефон.

 

* * *

 

Звонок оторвал Лешу от компьютера. Он, не глядя, схватил трубку, не сразу сообразив, мобильный это или домашний.

– Да?... Как? Наташ, зачем? Нет, прости… Не сегодня. Нет… Ну прости… Пока.

Отбой.

Пришло сообщение. Алексей прочел его, безнадежно махнул рукой и подошел к окну. «Леша!», раздался с улицы крик. Наташа. Она помахала ему, и, не слушая его, пошла в сторону метро. Зачем она так поступила? Так хорошо все начиналось. Сбывались мечты – и вдруг все разрушилось.

Где-то, бесконечно далеко, и в то же время за самой его спиной, богиня Мечты Сомни с досадой ударила ладонью о кулак.

 

* * *

 

И чего я ждала? Что он с распростертыми объятиями бросится мне на встречу? Размечталась. Видела я богиню, всем этим заведующую. Все мозги себе выкурила, небось. Что теперь будет? Конец? Или обойдется? А если нет? Вот сиди и думай, кто тут виноват – Сомни, раскрутившая это колесо, явно украденное у Фортуны, или я, так неудачно вставившая в него палку.