Деловой подход

Понедельник, 22 ноября 2010 г.
Просмотров: 4818
Подписаться на комментарии по RSS

Тяжким выдалось для Умбата царствование Елапонта III. Вроде хороший человек на престоле – и голова светлая, и сердце доброе – только больно уж несчастливый. Как короновался, так и пошло-поехало. То засуха, то наводнение. Сегодня купцы мор завезут, завтра соседи вековые обиды вспомнят. Разбойников расплодилось, как тараканов у нерадивой хозяйки. Оно и понятно – народу жрать что-то надо, а на полях или неурожай, или вражеские орды топчутся.

Семь лет мучилась страна под Елапонтом, а на восьмой приключился полный и повсеместный апофеоз. Если с прошлыми бедами еще удавалось кое-как справиться, то новая напасть оказалась вовсе неподъемной.

Младший братец короля Кондрагон взял и учудил мятеж.

И снова Елапонту не повезло. Папка его или дедушка – светлой памяти, добрейший был человек! – бунтовщиков аккуратненько бы на колья водрузили, главного виновника торжества удавили бы в спаленке по-тихому, а народу очередной праздник устроили бы. Проверенная метода, действенная. Главное, все довольны, в королевстве тишь да благодать. А нынешний…

Поначалу Елапонт за дело правильно взялся. Как гвардейцы бунтовщиков резать начали, он за троном схоронился и умным людям работать не мешал. Час не мешал, второй, третий… А потом черт дернул гвардейского капитана Люция взять королевского брательника живьем. И не просто взять, а по рукам-ногам спеленать и перед монаршьи очи представить.

Елапонта придворные сподвижники растолкали кое-как, царский виночерпий стакан крепленого поднес, так что Его Величество на трон взгромоздился своими силами. Но об исторических реалиях забыл напрочь. И первым делом, как братца завидел, начал на совесть давить:

- Как же так, Кондраша? Это зачем же ты такой пердимонокль затеял? Забыл поди, как наша мамка нас совместно рожала и соседними титьками вскармливала? И что мне теперича с тобой, кровинушкой родимой, делать?

Кондрагон, хоть и младший, а деловой хваткой в дедушку пошел. Мигом учуял слабину в собеседнике. Глазки бесстыжие потупил и стеснительно так отвечает:

- Случайно вышло, Понтик, как на духу говорю – нечаянно. Шел мимо с товарищами, глядь – а ты на троне маешься. То ли с животом нелады, то ли инфляцию подхватил. И так мне за тебя, Понтик, жалостно стало, прям сил нету. Зачем, думаю, хороший человек так сурово мучается? Пусть бы отдохнул чуток, Умбату от этого никакого урона не случилось бы.

Бывший при разговоре гвардейский капитан Люций от такой наглости только крякнул изумленно. Понял, что ошибочно не тяпнул сабелькой Кондрагона по шее. И ведь не исправишь, пока Его Величество с родным братом наговориться не изволят.

Елапонт, на что уж интеллигент, и то засомневался.

- Странно излагаешь, Кондраша. – огорченно заметил царь. – Я к тебе со всей душой, а ты меня, родного брата, мятежами нервируешь. И ладно бы время выбрал, когда государство наше от скуки помирало. Так нет же. В одном отчетном периоде и мор, и засуха, и ты со своими причудами. Перебор… А я, между прочим, не спортсмен-экстремал, мне каждый день адреналин вырабатывать по должности не положено. Покоя желаю, тишины, хотя бы до Нового Года!

Так и вышло, что заленился Елапонт III казни с празднествами устраивать. Подошел к вопросу небрежно, спустя рукава. Отправил Кондрагона в дальний монастырь на перевоспитание, а товарищей его – кто в живых остался – приказал всего-то на конюшне высечь. И отпустил на все четыре стороны.

Карбонарии же эти, не в пример царю, страсть какие деятельные оказались. Почесали шрамы на задницах и прямиком по умбатским кабакам разбрелись. Смуту в народе сеять.

- Вишь ты какое дело, народ. – говорят. – Совсем царь ополоумел. Мало того, что заветы предков не уважает, так еще и тебе, народ, гулянье зажал. Не царь, а жмот какой-то. Где это видано, чтобы после хорошего бунта государь людям пожрать-выпить не поставил? То ли дело Кондрагон. Будь он царем, месяц всем Умбатом гуляли бы. А если б еще и до казней дошло, то и скоморохов заграничных не грех было бы выписать.

А народ к тому времени с голодухи и от прочих бедствий крайне неодобрительно начал относится к отсутствию всякой халявы. И необдуманный поступок Елапонта III воспринял как плевок в свою коллективную многотысячную харю. Конечно, будь на троне папка или дедушка – светлая память добрейшему старичку! – утерся бы народ как миленький. Те в него и не так харкали. Но одно дело тебя верблюд оплевал, существо глупое, но здоровое. А другое дело такое же надругательство от канарейки стерпеть.

В общем и недели не прошло, а заполучил Елапонт III полномасштабную гражданскую войну. Кондрагона-то до монастыря и не довезли. Чуть не у столичных ворот бунтовщики у конвоя отбили. Водрузился младший на пегую кобылу, войско ему трижды «Уря!» прокричало, и начал он от законной власти провинцию за провинцией откусывать.

Гвардия поначалу за Елапонта крепко стояла. Но как в третий раз зарплату задержали, так многие вошли в сомнение. Начались разговоры, шатание, мысли глупые… Работоспособность у солдат упала, наплевательство же возросло необычайно. И как-то так вышло, что через пару месяцев армия Кондрагона дошла до столицы. Без особых сражений, без явных побед. Правда, разросшись по дороге немеряно за счет тех энтузиастов, что выжидают до последнего в надежде прислониться к победителю.

10 ноября 2010 года от Сотворения Мира в спальню к Елапонту вбежал гвардейский капитан Люций – и чего, дурак, вовремя сабелькой не махнул? – с докладом:

- Передовые отряды мятежников под стенами города!

- Что, уже штурмуют? – слабым голосом спросил государь из-под вороха одеял и подушек.

- Мыслю, денька через два-три. – жизнерадостно ответил Люций. – Им торопиться некуда. Пока окопаются, пока стенобитные машины подгонят…

- А Гвардия?

- Так нету Гвардии. Кто к Кондрагону подался, там платят аккуратно, кто по домам разошелся по состоянию здоровья. Только церемонная рота осталась, казну выносят...

Елапонт вздохнул. Как всякий интеллигент он готов был принять мученический венец, но как особа королевской крови предпочел бы на такое дело послать придворных. Только младшего брата этот вариант вряд ли устроит. Кондрагон даже не ответил на предложение царя добровольно уйти в монастырь. Что-то подсказывало Елапонту, что младший не собирается повторять его ошибки.

- А что, Люций, может отобьемся?

- Никак нет! – по-собачьи преданно глядя на царя отрапортовал капитан. – Осмелюсь доложить – никакой надежды.

Елапонт вздохнул еще раз. Настал момент, которого царь ждал и боялся. Момент, когда нужно принимать решение.

Кряхтя, государь выбрался из кровати. Босыми пятками прошлепал к столу, тощий зад примостился в мягком кресле. Пока пальцы на ногах поджимались от стылости каменного пола, а глаза наполнялись слезами жалости к себе, царственная длань нащупала толстый фолиант в золотой обложке.

На титульном листе суровым готическим шрифтом стояло единственное слово «Этикет».

Елапонт нашел последнюю главу «Способы самоумерщвления по этикету, достойные лица царственной крови, успешно опробованные государями Умбата и гарантирующие долгую светлую память в народе».

После краткого ободряющего вступления ученый талмуд предложил Елапонту яды, смерть в поединке с соперником, гибель от безостановочных телесных наслаждений, а также прощальное выступление на арене со стихами собственного сочинения, завершающееся науськиванием на поэта хищных зверей. По каждому способу имелись исторические примеры, но и ограничений присутствовало немало. Так, для поединка с соперником предполагались хотя бы начальные навыки работы с холодным оружием. Заманчивая мысль о телесных наслаждениях уперлась для Елапонта в не очень богатырские возможности организма. О качестве собственных виршей и думать не хотелось. При всей льстивости придворных, они разорвали бы государя на втором четверостишье, не дождавшись зверей.

Ядов Елапонт просто боялся. Ну не мог он тащить в рот всякую гадость, воспитание не позволяло.

Правда, существовал еще один способ, описанный странно и загадочно. Ученая книга «Этикет» упоминала о нем мельком: «И тогда послал Сильгот IV Любознательный тысячу рабов в подвалы дворца. Семь недель пробивали они путь через Хранилище бесполезных покупок и Кладбище новогодних сувениров, и добрались наконец до нижних уровней. По старому заброшенному тоннелю Сильгот IV Любознательный прошествовал в дивную пещеру, которую в незапамятные времена сотворили под столицей боги. И в ней увидал государь трон, и сел на него, и умер со счастливой улыбкой на устах.» Зачем он это сделал и, главное, как, старинный летописец не объяснил. Но Елапонту важно было другое.

- Со счастливой улыбкой… - задумчиво пробормотал государь. – Это хорошо. Пожалуй, это мне подойдет. В конце концов, если передумаю, можно просто годик-другой рядышком на полу посидеть. Глядишь, братец Кондраша меня в подвалах и не найдет.

- Прошу прощения? – не разобрал царских слов Люций.

- Ты еще здесь? – обернулся к капитану Елапонт. – Тем лучше. Ну-ка, распорядись, чтоб к Хранилищу доставили матрац, подушку с одеялом, еды и питья побольше.

- На кой?

- Самоумерщвляться пойду. – важно произнес Елапонт. Но, заметив младенчески чистые глаза капитана, тут же визгливо прикрикнул. – Не рассуждать! Живо давай!

Через полчаса Елапонт III спустился в подвал. Для столь важного события он одел мантию, царская корона блестела на лбу, в обычный пододеяльник были завернуты скипетр, держава и толстый фолиант «Этикет». С легким злорадством государь думал о той ярости, которую непременно испытает младший брат, не обнаружив монаршьих регалий.

«Придется тебе, Кондраша, консервной банкой короноваться.» - ехидно хихикал Елапонт, осторожно ступая по осклизлым ступеням.

Внизу его ждали. Пара лакеев навьючила на спины белье с провиантом и отправилась за царем вглубь подземелий. На пороге заветной пещеры они бросили груз, Елапонт с трусливым сожалением отослал перепуганных людишек.

Как и обещала книга, пещера оказалась прекрасна. Огромная, неправильных форм и без единой прямой линии, она раскинулась перед Елапонтом, вмиг превратив величайшего из монархов в жалкого муравья. Тысячи искривленных колон вырастали из пола и исчезали в туманной вышине. Непонятно, создали их чьи-то уверенные руки или все это редчайшая ухмылка матери-природы.

Вдоль стен в хаотическом беспорядке располагались каменные ниши. Часть из них была лишь немногим больше лисьих нор, часть оказалась огромной, в три, пять, а то и семь человеческих ростов. В лишь одна, двадцатая или сороковая по левой стороне, светилась изнутри приглушенным голубоватым светом.

Забыв о припасах, Елапонт медленно двинулся к странному сиянию. Если бы в зале находился посторонний, он услышал бы тихое трусливое поскуливание. Но государь был один, потому царское достоинство не пострадало.

В нише не обнаружилось ничего ужасного. Лишь забавные огоньки перемигивались вокруг удивительной конструкции. Елапонт с облегчением перевел дух и осторожно коснулся находки. Невиданный серовато-голубой металл оказался холодным, как и положено любому нормальному металлу, запрятанному в глубине пещеры. Его плавные изгибы в точности повторяли царский трон, если бы не глупый шлем, зачем-то приделанный к спинке.

На сиденье Елапонт обнаружил чьи-то истлевшие останки. «Да это же Сильгот! Мой пра-пра-пра-какой-то-дедушка!» - обрадовался царь и скипетром небрежно смахнул кости уважаемого предка. Древний череп с громким стуком чпокнул о каменные плиты и подкатился к ногам Елапонта. Государь хотел было пнуть бесполезную штуковину, но, ощутив приступ фамильного благоговения, поднял деталь своего пращура в глазам.

Царское воспитание требовало от Елапонта извергнуть нечто глубокомысленное, вроде: «Быть или не быть? Вот в чем вопрос!» На самом же деле монарший интерес оказался гораздо глубже. С минуту Елапонт рассматривал череп, старая кость благородно отблескивала в сиянии чуждых огней, наконец царь принял решение: «Надо отдать ювелирам. Пусть оправляют в золото, камушками украсят, рубины в глазницы обязательно… Да, пепельница выйдет отменная.».

Решая важную эстетическую проблему, государь не заметил, как машинально плюхнулся на чудное сиденье. И лишь когда холод металла просочился сквозь мантию и лизнул царский зад, Елапонт с заполошным визгом попытался соскочить на пол. Он взметнулся с места, как рыба с раскаленной сковородки, и в тот же миг царская макушка угодила в объятья забытого шлема. С громким чмоканием тот присосался к голове, Елапонт обмер и, судя по неприятным ощущениям в штанах, уронил-таки царское достоинство.

- Здравствуйте! – громыхнул откуда-то сверху женский голос. Децибел на пятьдесят тише, и он мог бы показаться сексуальным. – Благодарим Вас за использование рекламного пси-стульчака Корпорации «Космикс Ультралайт». С услугами «Космикс Ультралайт» Ваша жизнь станет легка и приятна. Если Вы хотите проверить состояние счета, нажмите «1». Если Вам нужен сервисный центр, нажмите «2». Если Вы желаете…

Голос вещал еще долго. Елапонт слегка потрепыхался, но шлем сидел плотно и отпускать голову не желал. В какой-то момент царю показалось, что он понимает смысл происходящего, но это быстро прошло. Потом он догадался, как погиб Сильгот Любопытный – наверняка невидимая баба заговорила его до смерти. А счастливая улыбка появилась после того, как у старичка отказал слух. Оставалось лишь расслабиться, и ждать, когда с ним случится то же самое.

Прошла вечность, прежде чем назойливое громыхание в ушах сменилось долгими гудками. Словно здоровенный шмель разгонялся и вдруг замирал, чтобы через мгновение вновь пойти в атаку. Так повторилось раз сто, может быть двести. Оглушенный Елапонт не слишком отчетливо воспринимал окружающее, давно запутавшись в сетях паники.

- Алле! – вдруг гаркнул чей-то голос. На этот раз мужской. – Алле!! Говорите!

- Что говорить? – испуганно пролепетал царь.

- Не, ну нормально?! – возмутился голос. – Кто кому звонит, гражданин? Вы проблемы порешать желаете или просто так балуетесь?

Елапонт задумался.

- Вообще-то я самоумерщвляться пришел. – застенчиво признался он через минуту.

- Да не вопрос! – бодро ответил голос. – Так, Ваш баланс позволяет нам предложить… Секундочку! У Вас нет баланса! Гражданин, Вы что, абонентку не оформляли?

- Нет. – сокрушенно сознался Елапонт. – А кто такая Абонентка? Если красивая, я б ее пару раз оформил на прощанье…

Голос не ответил. В царской голове раздавалось лишь шелестение, щелканье и странный треск. Тем не менее шлем не снимался. Прошло минут пять, и государь заскучал. Теперь он с ностальгией вспоминал гремящий женский голос, так испугавший его совсем недавно. «Наверное, это была Абонентка. – с запоздалым раскаянием думал Елапонт. – Что мне стоило сразу предложить ей полцарства? Все равно Кондраша отберет. А теперь обиделась, разговаривать не хочет. Между прочим, симпатичная Абонентка в этой жуткой пещере не помешала бы…».

- Гражданин, Вы еще там? – внезапно ожил голос.

- Здесь! – радостно откликнулся царь. – Я подумал: могу предложить полцарства в обмен на…

- Минутку! Я тут проверил, и вот какая петрушка получается. Оказывается, Ваша планетка к сети не подключена. По причине отсталости и примитивности. Корпорация вам рекламную капсулу запулила, но откопать ее должны были лет через пятьсот… Гражданин, Вы как до пси-стульчака добрались?

- Это не я! – на всякий случай оправдался Елапонт. – Это все Сильгот IV Любознательный. 374 года назад откопал зал с троном, на котором благополучно помер к радости всего Умбата.

- Туземный фольклор. Понимаю... – задумчиво пробормотал голос. – Короче. Раз уж все так сложилось, высылаю к Вам агентов. Подписывайте контракт, и милости просим. Счастье с доставкой по прейскуранту Корпорации…

Шлем соскочил с венценосной головы, его коварные обводы остались в опасной близости от макушки. Елапонт сполз с трона и быстро-быстро, звонко шлепая ладошками и коленями по полу, засеменил к провалу тоннеля. Когда до спасительного выхода оставалось метров двадцать, оглушительно хлопнуло, и пещера полыхнула розовым светом.

Елапонт ткнулся лицом в каменные плиты, зажмурился, ладони обхватили макушку. Царь возмечтал превратиться в маленького червячка, что способен исчезнуть даже в незаметной глазу дырочке.

- Колоритное местечко, Василь Иваныч! – жизнерадостный голос раздался за спиной царя. – Давненько нам не приходилось бывать в природных заповедниках!

- Убожество. – недовольно буркнул еще один, на полтона ниже и намного сердитей. – Дешевая планетка без всяких надежд на хороший бонус. Вечно диспетчеры подсовывают мне отстойных клиентов… Кстати, где он?

- Вон, на полу отдыхает!

- Никакого понятия о гигиене и человеческом достоинстве…

Сильная рука сцапала Елапонта за шкирку и поставила вертикально. Царь чуть приоткрыл левое веко, в образовавшуюся щелочку глянуло широкое молодое лицо с веселыми, чуть косящими глазами, носом-картофелиной и пухлыми улыбчивыми губами. Как носитель лица попал в пещеру, государь не понял. Одно было бесспорно. Нормальным людям сюда ходу нет, значит, в пещеру ворвались неизвестные демоны. Но, видимо, за последнее время что-то серьезно повредилось у царя в голове, раз подобные чудеса не вызывали уже ни истерик, ни элементарного любопытства. Елапонт вздохнул и открыл глаза полностью.

Перед ним стояли два демона, удивительно похожие на людей. Тот, что помоложе, невысокий крепыш в серой материи странного кроя, придерживал царя за шиворот. За ним виднелся демон постарше и повыше, с худым желчным лицом и в столь же непонятном одеянии.

- Здорово, чувак! – воскликнул молодой. – Счастлив тебе сообщить, что Корпорация «Космикс Ультралайт» рада любому звонку, даже из такой дыры, как твоя планетка. Мы полномочные представители Корпорации, готовы решить любую проблему нашего клиента. Рассказывай, зачем вызывал?

- Да я никого не вызывал… - вновь начал бормотать Елапонт.

В это время старший раскрыл плоскую штуку наподобие книги, его пальцы уверенно заплясали по рядам квадратиков.

- Понятно... – через мгновение проскрежетал демон. – Наш клиент – местный царек. Елапонт III Несчастливый, самодержавный владыка Умбата. В настоящий момент свергается с престола младшим братом Кондрагоном. По прогнозам пси-симулятора будет принародно сожжен на центральной площади столицы не позднее пятницы.

- Ты смотри! – восхитился молодой. – Какие страсти вокруг тебя, чувачок, творятся!

- Как это: «сожжен не позднее пятницы»? За что? – слабо пролепетал Елапонт.

- Борьба престолов. – равнодушно пожал плечами старший. – Ладно, заказ оформлять будешь? А то нам еще по трем адресам надо прошвырнуться.

- Какой заказ? – простонал царь.

- Не тормози, чувак! – влез молодой. – Тебя сжигать собираются, а ты тупишь не по-детски. «Какой заказ»! Ясень пень, какой. Наверное, не очень хочется на костер? Мечтаешь, поди, младшему братику печенку вынуть? Через аналы, так сказать, истории…

- А можно? – оживился Елапонт.

- С Корпорацией все можно. – усмехнулся демон.

Старший недовольно крякнул, и его напарник на мгновение сник. Демоны обменялись взглядами, после чего молодой подошел к государю, рука его нежно легла на царские плечи. Заглядывая Елапонту в глаза, невысокий демон проникновенно сказал:

- Только понимаешь, чувачок, слишком мелко это для Корпорации. Ну сам посуди: царства-шмарства, баронства-макаронства, сегодня короновали – завтра отравили. Управленец из тебя не ахти. Ни делового администрирования не знаешь, ни основ маркетинга. Предположим, выручили мы тебя сегодня, укантропопили младшенького. А что потом? Опять куролесить начнешь, ненаучными методами авторитет поднимать. В итоге объявится еще какой-нибудь Кондрагон, более успешный. А у нас затраты. Приборы, транспортировка, расходные материалы... При таких раскладах никакого гешефта.

- А что делать?

- Вот! Очень правильный вопрос: «Что делать?». А делать мы из тебя будем Бога.

- Кого? – испуганно ойкнул Елапонт.

- Не боись, чувак! Нормальная работа, престижная. Сейчас растолкую...

Пока молодой демон обхаживал государя, старший возился с невесть откуда взявшимися ящиками. Их было много. Демон ходил вокруг, хмурился, невнятное бормотание разносилось по пещере. Время от времени он выхватывал из кучи ящик, чтобы отставить в сторонку. Постепенно демон отобрал штук семь, на этом счел работу выполненной.

- Готово! Принимай, Гриш. – махнул он молодому. А сам отошел на пару шагов и принялся вонять странной тлеющей палочкой, время от времени запихивая ее в рот.

Елапонт чихнул.

- Будь здоров, чувачок! – молодой демон хлопнул царя по плечу. – Сейчас будем знакомиться с крайне нужными, хоть и недешевыми приспособлениями для предстоящей работы. Будешь обожествляться со всеми удобствами. Давай подходи, заценишь.

И молодой подтолкнул Елапонта к отдельной кучке ящиков.

- Так-с, здесь у нас «Храм каркасно-щитовой универсальный». – прочитал он на бирке. – Установим быстро, качество гарантируем. Это тебе, чувак, не гастарбайтеров нанимать. Где у вас ближайший Олимп?

- Кто?

- Священная гора где? – буркнул старший из дымного облака.

- В трех днях пути к югу. – пробормотал Елапонт.

- Отлично! Там и обоснуешься. – радостно воскликнул молодой. – Что у нас дальше? «Проектор видений, галлюцинаций и религиозного бреда, стандартный». Василь Иваныч, может с расширенными функциями подкинем?

- Не положено. – угрюмо отозвался суровый. – На отсталые миры класса «Зет» поставляется простой вариант. Чему тебя только на курсах учили, стажер?

- Ну, нет так нет. – легко согласился молодой и повернулся к Елапонту. – Не забывай менять батарейки, и все будет нормально. Поехали дальше. «Молниемет стационарный», «Всевидящее око» и «Излечитель-наладонник». С этим потом сам разберешься. Вещи проверенные, в работе нужные, у богов огромным спросом пользуются. Что еще? Ага, полный набор нектаров и амброзий. На такой диете, чувак, годков до двухсот протянешь спокойно. Потом звони, обновим ассортимент. Так, по базовому варианту все. Теперь бонусы. Как первый планетарный клиент бесплатно получаешь климатический предсказатель, брошюру «Бог суровый или милосердный. Стань тем, кем захочешь» и коробку контрацептивов. Говорю по собственному опыту: пользуйся, чувак, не забывай. А то наплодишь толпу полубогов, они же тебя и свергать припрутся. Теперь лично от нас. Древний манускрипт «Трудно быть богом», автобиография твоего предшественника. Аиб Стругацкий написал, легендарный первопроходец. Ознакомься на досуге, всегда полезно с настоящим практиком посоветоваться. Теперь подписывай контракт, и начнем работу.

Вконец запутавшийся Елапонт сник под напором молодого и лишь удрученно спросил:

- Чем подписывать? Кровью?

Демоны заржали одновременно.

- Ох и дикий ты, чувачок! – закричал молодой, смахивая слезу. – Ты слыхал, Василь Иваныч? Давненько мы с таким девственником не сталкивались.

Елапонт хотел гордо рассказать, сколько у него было женщин, но в последний момент застеснялся. Кто их знает, этих демонов? Может, для них местные подвиги так, на один зуб? Просто время провести между завтраком и обедом. Или того хуже: вдруг обзавидуются? Могут ведь и с помощью обмануть, и странные ящики зажать…

Между тем старший вновь принял суровый вид. Он протянул Елапонту штуку, похожую на книгу, и коротко скомандовал:

- Приложи палец к дисплею!

Едва государев перст коснулся светящейся поверхности, штука издала заливистую трель, а старший довольно хмыкнул.

- Ну вот, чувак, а ты боялся! – воскликнул младший. – Ведь не больно?

- Нет. – облегченно согласился царь, внимательно разглядывая ладонь. Странно было думать, что теперь это не просто кусок конечности, а почти божественная длань. – А я уже всесилен, да?

- Не торопись. Сначала тебя надо легализовать.

- Что со мной сделать?

- Внедрить в подсознание туземцев на уровне базовых инстинктов.

Елапонту стало неуютно. Он уже почти осознал свою божественную сущность, принял ее, в голову даже начали приходить занятные мыслишки по поводу скорой кончины Кондрагона. Мучительной, надо заметить, кончины. И вдруг коварные демоны опять собираются что-то с ним делать.

- А без этого никак?

Старший возмущенно фыркнул:

- Во клиент пошел! Еще и привередничает!

Младший фамильярно хлопнул Елапонту по плечу:

- Да не трясись ты, чувачок! Сказано же тебе – Корпорация за качество отвечает. И еще одно учти. Мы тебе товару выдали на немалые деньги. Так что пока кредит не вернешь, обязан быть живехонек-здоровехонек.

- А как возвращать-то?

- Очень просто. Товарами, металлами, камнями. Можно даже гастрономией, если на этой планетке найдутся приличные деликатесы. В строгом соответствии с контрактом будешь передавать две трети от пожертвований.

- От чего?

- Так, чувак, начинаем соображать. – построжел демон. – Ты, вообще, собираешься становиться нормальным богом? Если да, не задавай идиотских вопросов. Грудному ежу понятно: народ несет, поп берет, а бог… Василь Иваныч, что бог обычно делает?

- Хрен его знает. – отмахнулся старший. – Что хочет, то и делает. На то он и бог.

- Ладно. Предположим, бог рулит. В том числе указывает народу: в прошлом году принесли мне трусов парчовых, в этом желаю серебра, золотишка и алмазов. Или, к примеру, красивых девственниц. Или соболей с нутриями. Или еще какой ерунды. А за это будут вам урожаи обильные и прочие просветления. И вообще, какого я тебе тут разжевываю? – возмутился демон. – Ты что, в царстве своем налогов не собирал?

- Собирал. – замотал головой Елапонт. – Мне только чуть-чуть непонятно, как вы из меня бога делать собираетесь?

Молодой демонстративно вздохнул.

- Вот зануда! Василь Иваныч, может ну его, малахольного?

- Поздно. – отрубил старший. – Контракт подписан, будем отрабатывать. Слышь, клиент, взгромождайся на пси-стульчак.

Елапонт с опаской подошел к коварному трону и уселся на самый краешек.

- Ну что ты жмешься, как девка в незнакомой кровати? – укорил его демон. – Сядь нормально, расплющь ягодицу!

Царь обреченно вздохнул и устроился поудобней. Тотчас шлем присосался к его голове, трон загудел, в веселом хороводе заплясали огоньки.

Один из демонических ящиков распахнулся сам собой, на свет появилось железное яйцо в полтора человеческих роста. Оно медленно подплыло к Елапонту, противно свистнуло, из его недр выдвинулся длинный гибкий щуп. Гадская штуковина сунулась в царскую ноздрю, чего государь стерпеть не сумел и чихнул. Яйцо довольно загудело, по его ровной поверхности пошли зеленые сполохи.

Еще через минуту адская машина отвязалась от царя. Будто собачонка подлетела она к ногам старшего демона и рассыпалась трухой. На полу остался лежать длинный нескладный человек с покрытой гусиными пупырышками кожей.

- Знакомься, чувак! – радостно воскликнул младший демон, указывая на голого. – Елапонт-2. Или, если предпочитаешь полный титул, Елапонт-2 III Несчастливый, государь Умбата.

- Кто это? – дрожащим голосом спросил царь. – Двойник?

- Абсолютный и неразличимый. – кивнул демон. – Сделает за тебя всю работу. Давай, скидывай мантию! Сейчас мы его нарядим, как полагается, корону нахлобучим, и пойдет наш Елапонтушка в народ. Сирых-убогих лечить, нищим пряники раздавать и прочей лабудой заниматься. Кстати, чувак, ты каким богом собираешься стать, добрым или суровым?

- Добрым. – застенчиво улыбнулся Елапонт.

- Стало быть, запрограммируем проповеди на тему мира и всепрощенчества. Что по предсказателю, Василь Иваныч? Когда его кондрагонцы сграбастают?

- Завтра к вечеру, край – послезавтра.

- Нормалек. – усмехнулся молодой. – Значит, строго по графику, в пятницу, сожгут твоего дубля принародно. А он, подлец эдакий, на глазах у толпы вознесется. Потому как структуру имеет не органическую, а является по сути всего лишь энергетическим сгустком. Но туземцам об этом знать без надобности.

- А что потом?

- Потом? Потом станешь являться народу повсеместно, аппаратуру мы тебе настроили. Чудесами побалуешься. И все, понеслось. Храмы, священнослужители, фанатики, пожертвования… Не забывай только расходные материалы вовремя заказывать, ну и по контракту честно платить.

- А если что-то не выйдет…

Демон обиженно насупился.

- Знаешь, чувак, жаль мне твою планету. Такого занудного бога врагу не пожелаешь. Думаю, будет лучше, если до конца недели ты поспишь. Заодно пси-стульчак здоровье тебе подкорректирует. А то еще долг вернуть не успеешь…

Елапонт хотел возразить, но демон ткнул в шлем, и сознание царя провалилось в сладкую негу. Во сне Кондрагон подползал к нему на коленях, а государь ставил грязный сапог ему на голову и приговаривал:

- Учи, Кондраша, позицию. Теперь ты у меня всю жизнь на карачках проведешь…

- Ну что, Василь Иваныч, дело сделано. Сворачиваемся?

Старший медленно закурил. С экрана компьютера он внимательно наблюдал за мечтами спящего клиента.

Наконец он обернулся к младшему и задумчиво сказал:

- Погоди, Гриш, не торопись аппаратуру убирать.

- Да что здесь еще ловить-то? – презрительно пожал плечами его напарник. – Сам же говорил: убогая планетка. На ее ресурсах с одним бы клиентом нормально окупиться. К тому же мы ему сразу высший тариф втюхали, «Божественный». Выгребет наш Елапонтик планету дочиста, последователям ничего не оставит.

- Не. – мотнул головой Василий Иванович. – Не сумеет. Фантазии у него не хватит. Потому как дурак. Сам посмотри, какую дешевку он в сны проецирует.

Молодой вскользь глянул на экран.

- Ну и что?

- А то, что в такого дурака, будь он трижды богом, не всякий уверует. Даже если сильно захочет. И чует мое сердце, что далеко не все понесут нашему Елапонту пожертвования. Будут здесь и ереси, и новые учения, и религиозные войны. А значит, львиная часть добра мимо Корпорации пройдет. Такой вот расклад. А мне перед пенсией выговоры не нужны.

- Давай намекнем придурку, чем он заниматься должен.

- Бесполезно. У него все мысли о том, как бы Кондрагона посильней умучить. Я так думаю, и года не пройдет, как в эту пещеру младший брат прибежит.

- И что? Прикажешь еще одного бога сделать? Или, может, сразу пантеон заведем?

- Дурак ты, Гриша, совсем в школе не учился. – вздохнул Василий Иванович. – Где ты видел, чтобы однополярная система нормально функционировала? Плюсу нужен минус, зениту надир, Елапонту Кондрагон... – Старший затянулся и задумчиво выпустил дым к потолку. – Нет, из младшего мы сделаем Дьявола!