Дальше будет хуже...

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3449
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Анна Панагушина (Анитра).

(хулиганская миниатюра на тему «Побег из замкнутого круга»).

- Вставай, ублюдок, - будничным голосом раздалось в сонной голове. – Ты гнилостная мразь, не достойная жить. Ты паразитируешь на людях и отнимаешь у них время. Ты только треплешь всем нервы. Тебя никто не любит… - Приятный женский голос продолжал свою тираду в таком духе довольно долго и всё так же безразлично. И вдруг рявкнул: - Вставай, я сказала!

Макаров подскочил на постели, как ужаленный. До последней фразы он воспринимал происходящее как сон. И хоть сон этот был гнусен, просыпаться не хотелось.

В ушах до сих пор звенело от пробудившего его истеричного крика.

Немного придя в себя, Макаров беззлобно проворчал:

- Машка, дрянь… Как хорошо, что люди всё понимают не так буквально…

Зачем Олег Макаров вчера слёзно умолял «бытовуху» Марию-258 разбудить его именно таким образом – он и сам не мог объяснить. В порыве чувств, наверное. Ну, поругался с родителями, поспорил с постоянной гёрл-френдой чуть не до драки. Смешно сказать, из-за чего поспорил – был ли Марат Сафин чемпионом мира или так и не стал. Настя заявила, что был. Потом почему-то перешла на критику его, Олега, личности. Здесь мнения разошлись ещё больше. В итоге разъярённая девушка пулей вылетела из кафе, когда Олег в ходе сей увлекательнейшей дискуссии в шутку предложил ей самой заплатить за себя по счёту, «раз она такая умная».

Такого цинизма Анастасия не выдержала и поспешила убраться восвояси. Олег ещё долго потом думал о том, какие все девушки стервы, дешёвки и т.д. Потом, уже дома, приговаривая бутылку джина, он вспомнил ссору с отцом и решил, что судьба его такая – претерпевать от близких. Грешным делом пришла в голову мысль, не виноват ли он сам в том, что с ним происходит. За этой мыслью и последовала просьба к боту (бытовому оператору техники) разбудить его как можно жёстче и выразиться следующим образом…

В общем-то, сейчас – на практически трезвую голову – Олег осознавал абсурдность всего этого безобразия. Ничего на его совести не было такого, за что можно было бы наказывать себя таким пробуждением.

- Маш - кофе, аспирин, сеть, - как-то устало попросил он электронную домработницу.

Умывшись, Олег предпочёл аспирину кофеин и заглянул в Интернет. Первым делом в глаза бросилась неприлично большая реклама очередного бесполезного изобретения. Мировая сеть просто кишела промоушенами электроники всякого рода. Роботы всех профилей, будоражители и их противоядие - усыпители, тренажёры и многое-многое другое. Эта поголовная электрономания началась после открытия учёными какой-то, как это ни парадоксально, фармакологической компании новых свойств магния, на основе которых и был собран «Майндансер» - крохотная микросхема с возможностями источника бесперебойного питания.

Не то что бы реклама этого изобретения поражала оригинальностью, но она заставила Олега задержать свой взгляд на ней дольше двух секунд. Прибор назывался «Антисглаз», предназначен он был для снятия порчи и её предупреждения. Но внимание Макарова привлекли не эти старомодные слова, а фраза «у вас что-то не ладится в жизни?».

Вот так и бывает, что весьма незначительные детали заставляют нас вспомнить о чём-то очень важном. Макаров вспомнил о том порочном круге проблем, в который он был втянут с недавнего времени. С какого именно – трудно сказать, но факт оставался фактом: круг был и из этого круга нужно было срочно найти выход, иначе для кого-то всё может кончиться несколько печально.

Одолеваем пессимизмом, Олег и думать забыл про какой-то там «Антисглаз». Уже сев в автолёт, покорно и плавно вышедший из подземного гаража, по дороге на работу он позвонил Насте, но нарвался только на автоответчик: «Не звони мне больше никогда, гад!» Поразмыслив секунду над своей неудачливостью, Макаров прислушался к радио, из динамиков которого уже долго раздавалась невнятная речь.

- Погромче, - приказал Олег.

- …Он поможет вам, если у вас что-то не ладится в жизни! – вещал счастливый радио-голос. – Этот универсальный прибор определяет, снимает и даже прогнозирует и предупреждает неудачливость, порчу, сглаз, проклятия и прочее! Приобретайте в магазинах вашего города, а также через Интернет! Вы не пожалеете! Антисглаз…

- Выключи это.

По команде из колонок донеслась мелодия-релаксант.

Все эти новинки не вызывали у Макарова никакого потребительского доверия. Ну, скажите на милость, как с помощью электроники можно снять порчу? Её вообще навести-то реально? Это же всё бабушкины сказки о недоброжелателях и дурном глазе. Не в том смысле, что недоброжелателей не бывает, а что сглаз – выдумка неудачников, пытающихся оправдать своё невезение.

Задумавшись, прикрыв глаза, Олег начал засыпать, но мощный толчок развеял его дремотное состояние.

Картина, представившаяся его взору, была не самой живописной. Дверь со стороны пассажира в его маленькой «Феррари», стоившей ему целое состояние, была основательно смята, а в образовавшуюся вмятину органично вписывался чей-то дешёвый автолёт «Кваз». Повсюду шныряли мелкокалиберные роботы-постовые, сканируя место столкновения, повреждённые автолёты и граждан пострадавших – Олега и водителя «Кваза», выплясывающего дикие танцы вокруг своей развалюхи, в ритуальном порядке, видимо, вздымая руки к небу и выкрикивая туда же предположительно молитвы (танцор, кстати, из него получился весьма посредственный). Спутница - возможно, жена - этого товарища сидела в салоне и нервно пила что-то из белого флакончика.

Тяжело вздохнув, Олег вылез из своего транспорта, и его окатило отборной бранью.

- Ты, такой-рассякой, - вопил хозяин «Кваза», - совсем, ядрить твою налево, правил не знаешь? Куда ты прёшь?!.

Короче, много нового и не очень интересного узнал о себе Олег Макаров, мудро отмалчиваясь во время ругательных сентенций второго пострадавшего.

Когда этот пострадавший начал недвусмысленное наступление на Макарова с явным намерением пустить в ход грубую силу своих огромных кулаков, объявился, наконец, живой представитель дорожной милиции. Спокойным тоном, в очень интеллигентных выражениях последний объяснил Олегу, что «вероятно, система навигации и восприятия внешней среды вашего автолёта дала сбой и позволила пролететь на красный свет, что и явилось причиной аварии».

- Потрясающе! – обессилено вскрикнул Макаров и пнул бампер «Феррари». – Гадство! – добавил он через некоторое время.

На такси, со штрафным талончиком и повестке о явке в суд Олег продолжил свой многострадальный путь на работу. Штраф – за не пройденный в положенный срок техосмотр, суд – по поводу оплаты морального ущерба пострадавшему и ремонта его «Кваза». И можно было бы страховкой воспользоваться, ибо имел место быть страховой случай, но срок действия последнего договора истёк на прошлой неделе, а возобновить всё времени не было.

Явка в суд – вещь очень символическая, потому как проходят слушанья в он-лайновом режиме в Интернете, достаточно просто вовремя включить компьютер.

Почему-то Олегу опять пришла в голову мысль о судьбе. В такие моменты хочется провалиться сквозь землю или элементарно умереть смертью храбрых. Да нет, можно и просто умереть, только чтобы неприятности перестали сыпаться на макушку…

Без приключений Олег в конце концов добрался до офиса во второй половине дня. В дверях его, как на зло, встретил начальник, и не преминул отметить «столь поздний визит».

Олег красноречиво протянул шефу повестку в суд, на что тот только протянул:

- Сглазили тебя, Макаров.

Макарова от этих слов аж передёрнуло.

- Как сговорились все, ей-богу!

Шеф непонимающе взглянул на Олега и спросил:

- Чего?

- Ой, Стас Игнатич, - махнул рукой Макаров, - это долгая история…

В менеджерском отделе стояла обеденная тишина – все ушли в местное кафе. В отделе маркетинга тоже было тихо, только за одним компьютером сидел менеджер Ныкин и поскуливал, иногда хрюкая и сдавленно взвизгивая. Смеялся, значит.

Подняв от стереомонитора раскрасневшееся лицо, Ныкин, борясь с очередным приступом смеха, выдавил:

- Привет, Тарасыч!

- Ты чего это Катькин комп оккупировал? Она знает? – без особого энтузиазма поинтересовался Олег. - Да ещё во время обеда…

- Сам себе удивляюсь! – очень убедительно поразился своему трудолюбию Ныкин. – Знает она! Сама попросила игры найти в архиве. Я и нашёл. А ещё тут та-акие фотки…

Макаров даже смотреть не стал.

- Грязный ты человек, Ныкин.

- Ага, - довольно протянул тот.

- Матильда, дай-ка мне кофе, что ли, - воззвал Макаров к миоботу (мобильному интеллектуальному оператору бытовой и оргтехники, нежно прозванной в коллективе Мотя).

- Вам, Олег Тарасович, кофе нельзя. Могу чай предложить.

- Чёрт, - прорычал в ответ Макаров. – Давай.

Самое обидное, что кофе Олегу пить можно было, просто с некоторых пор упрямая машина отказывалась обслуживать Макарова по этому запросу. И виноват был всё тот же экзальтированный Ныкин.

Однажды, будучи на больничном, пошёл Олег в туалет, по делу (понятно, какому). Сидел, сидел. Скучно стало. Начал думать. Пришла ему на ум странная идея – а что будет, если он сильно-сильно напряжётся? Напрягся. В ушах звенело страшно, но ничего сверхъестественного не произошло. Только покинул Макаров думательный кабинет, как зазвонил вьюфон.

- Привет! – раздалось сразу же после вжатия кнопки «коннект». – Как жизнь молодая? – Это был Ныкин.

- Нормально.

- Ты на работу скоро вернёшься? А то тут твои контакты мхом зарастают, Катюха уже не справляется одна.

- Да скоро уже.

- А что это ты такой красный? – заботливо спросил Ныкин.

- Давление повысилось, - ответы Олега поражали своим красноречием.

- Отчего это у тебя давление повысилось?

Ну не говорить же ему, чем Олег на самом деле занимался! Засмеют!

- Кофе много выпил… Тебе, что, заняться нечем на рабочем месте? – ворчливо поинтересовался Макаров.

- Ну вот, так всегда! Хочешь человеку добро сделать, о здоровье справиться. А он… Тьфу на тебя, Макаров!

Ныкин скорчил обиженную гримасу и отключил связь.

Мелочь, но из таких мелочей и складывается жизнь, из них вырастает страшная зверюга с нечеловеческим лицом под названием «Непруха».

Непруха начала одолевать Макарова на следующий же день, потому что именно тогда ему не посчастливилось выйти на работу.

Плюхаясь в любимое кожаное кресло, Олег мимоходом заказал у Мотьки кофе.

Тут в общение Макарова с искусственным интеллектом вклинился Ныкин:

- Макарову кофе нельзя, - авторитетно заявил он. – У него давление повысится – и кто ж нам будет накладные подделывать?

Катя, много обещавший, но погрязший в рутинной работе молодой маркетолог, прыснула и неуверенно проговорила:

- От кофе, вроде, давление понижается…

- Я вам говорю – повышается, - настаивал Ныкин. – Слышишь, Мотька, нельзя Олегу Тарасычу кофе пить. Предложи ему чай…

Вы «Коммутацию» Лео Каганова читали? Так там один важный начальник говорит своему агенту: «Ты, Гек, умный, умный, а дурак». Вот и миоботы такие же. С одной стороны интеллектуальные штуки, решающие сложнейшие задачи по управлению офисной аппаратурой и её ремонту, а с другой – полные идиоты. Запрет ввести – пара пустяков, отменить его – целая эпопея, практически не осуществимая. Надо либо софт ломать, либо спеца вызывать, получив загодя все необходимые разрешения, потому что миоботы контролируются и охраняются департаментом разумной собственности планеты как высшие представители разумной техники. Чтоб, мало ли что, механических секретарей на оружие не перенастроили или ещё что-нибудь похуже не удумали…

- Чай, Олег Тарасович? – мелодичный электронный голос вывел Олега из ностальгического оцепенения.

Он молча взял с подставки универсальной кофеварки чашку и глотнул. Благо, чай был вкусный, а то б вообще настроение ниже ноля упало…

Фирма, в которой Макаров значился логистом, а на самом деле подделывал документы – от командировочных листов до паспортов – занималась импортом крупной техники, вроде экскаваторов, и комплектующих. Занималась с переменным успехом, но доход у сотрудников имелся значительный. Ведь при грамотной организации дела можно финансовый поток направить не на развитие предприятия, а на улучшение образа жизни его учредителей и наёмных работников…

Просматривая свою почту, которую так и не удалось проверить дома, Олег снова наткнулся на броскую рекламу «Антисглаза». Когда он перечитал фразу о «не ладится в жизни», в ушах его раздалось:

- Этот универсальный прибор определяет, снимает и даже прогнозирует…

Сперва Макаров подумал, что ему показалось.

Он поднял голову и увидел щеголеватого вида молодого человека, декламирующего на всё помещение отдела маркетинга слышанные Олегом ещё утром обещания.

- Я даже могу продемонстрировать вам его действие! Кто хочет убедиться в уникальности этого изобретения?

Коллеги Макарова, вернувшиеся с обеда, с улыбками недоверия, а кто-то – скепсиса, молчали. И вдруг Ныкин предложил:

- Макаров, попробуй. Может, тебе поможет?

- Вы не против? – походя бросил молодой человек, уже что-то пристроив на правом запястье Олега.

- Я… - начал Олег, но замолк.

Металлический коробок весело мигал всеми цветами радуги, хотя никаких лампочек на нём не было видно.

- О, - возбуждённо протянул коммивояжёр, - да вы просто светитесь от сглаза! Наверняка, вы разошлись со своей подругой или попали в аварию! Ваш успех очень кому-то не нравился, и на вас, разумеется, навели порчу! Сильную, порчу, скажу вам со всей ответственностью! 50 евро, молодой человек, и все ваши проблемы исчезнут, как их и не было!

- Бред, - недоверчиво проворчал Олег. – Всё это шарлатанство.

- Всё это реальность, дорогой друг! – возразил торгаш. – И если вы не примете меры, завтра, возможно, вы не доедете до работы! Ну, хорошо, сделаю вам скидку. Продам за 40 евро. Ваш случай – почти клинический.

- Что вы на мне крест ставите? – возмутился Олег. – Всё у меня нормально!

- Вы в опасности! – Продавец «Антисглазов» сделал страшные глаза.

- Иди ты к чёрту, урод! – сказал, как отрезал, Олег и угрюмо спрятался за своим компьютером.

Молодой человек малость опешил от такого хамства, но не растерялся и стал приставать со своим товаром к женщинам – уж они-то люди суеверные, всегда падкие на всякую чушь.

Никто ничего не купил у шустрого товарища, и он, не солоно хлебавши, распрощался с коллегами Макарова, используя разные красивости в оборотах речи и выражая сочувствие к тем несчастным, что лишили себя возможности избежать кругов ада земного.

Макаров думал. Обо всех этих стечениях обстоятельств, о порочном круге и вездесущем «Антисглазе». В глазах мелькали цветные строчки чудо-приборчика, приятно холодящего кожу и так страшно холодящего душу перед окончательным диагнозом. Правда или ложь?..

- Страдающих утешь, - добавил напоследок торгаш скорбным голосом, - мучения земли порой жесточе ада… Не помню, кто это сказал. Прощайте!

Только коммивояжёр вышел за дверь, Олег сорвался с места, как подстреленный, и кинулся за ним.

- Ладно, дайте мне этот ваш прибор, - быстро проговорил Олег, догнав парня в фойе.

- О, вы передумали? – несколько свысока полюбопытствовал молодой человек.

- Сколько? Сорок? – отсчитывая из толстой пачки евриков нужную сумму, уточнил Олег.

- Пятьдесят, - поправил продавец.

- Как? А скидка? – растеряно взглянул на торговца Макаров. - Тяжёлый случай и всё такое…

Богатый человек потому и богат, что разумно тратит свои деньги.

- Ладно, я же обещал. Вам этот прибор действительно очень нужен, поверьте мне.

Молодой человек достал из кейса маленький свёрток и вручил его Макарову.

- Гарантия, инструкция и все необходимые телефоны – всё там. Инструкцию очень рекомендую прочесть. Спасибо за покупку. Удачи!

Довольный, видимо, провёрнутой сделкой, торгаш нырнул в закрывающиеся двери лифта и уехал.

Стоя в фойе перед входом в свой офис, глядя на закрытые двери лифта, Олег уже начал сожалеть о своей импульсивности – вот чёрт дёрнул эту фальшивку купить!

Сунув покупку во внутренний карман пиджака, Олег прошёл в свой уголок и молча продолжил работу. Коллеги многозначительно переглядывались, перемигивались и перешёптывались, но Макаров не обращал внимания. Он просто почему-то был очень зол.

Вечером, сидя в одиночестве перед чернеющим экраном домашнего кинотеатра, Макаров вспомнил о своём приобретении. Попросил Марию-258 принести из шкафа пиджак, который он сегодня одевал на работу. Послушная Маша сразу же притащила уже выстиранный и выглаженный пиджак. Олег, не сдерживая эмоций, отчитал бота за неуместную исполнительность и спросил, где вещь, которая лежала в кармане.

- Эта вещь лежит на столе в прихожей. Принести? – бесстрастно справилась бот.

- Разумеется!

Мельком глянув инструкцию, Макаров приложил прибор к запястью и увидел то же самое, что произошло в офисе – вся поверхность штуковины засветилась. Далее по инструкции следовало нажать пару кнопок (с красным глазом и словом «delete»), и всё, как по волшебству, должно было в жизни Макарова наладиться…

Кнопки он нажал. Но ничего не изменилось. Вокруг была всё та же квартира, самоощущение не улучшилось и вообще…

Макаров почувствовал себя обманутым.

Как же так? Обещали-то горы золотые… Ну, правильно, тут же думал Олег, чего ты ещё хотел за сорок евро? Надул тебя это торгаш…

И начал Олег названивать по номерам, указанным на визитке, но то трубку не брали, то занято было, то не туда попадал. Обращался в отдел защиты прав потребителя, мол, так и так, шарлатаны безнаказанно народ дурят.

- А вы где товар покупали?

- С рук, - понимая, к чему клонит собеседница с приятным голосом, отвечал Макаров.

- А чек у вас есть?

- Нет…

Дальше шли стандартные прощальные фразы и торопливые гудки.

По некотором размышлении, бросил Олег Макаров эту идиотскую затею с возвратом каких-то несчастных сорока евро. Забыл.

Но где-то через неделю – воскресным вечером – раздался в его квартире вьюфонный звонок.

- Добрый вечер! – приветливо обратился к нему тот самый коммивояжёр. – Как идут ваши дела? Есть ли жалобы на работу прибора?

- Ах это ты, урод! – почти радостно заорал Олег. – А я-то тебя ищу, с ног сбился! Что за фигню ты мне продал?..

- Зря я вам скидку сделал, Олег Тарасович, - грустно заметил молодой человек. - К вам по-хорошему, а вы опять грубите. Вы мне лучше скажите, за эту неделю с вами неприятности случались?

- Случались, - противным голосом ответствовал Макаров.

- Правда? – обеспокоено спросил торговец. - А прибором вы пользовались?

Макаров задумался и выдал:

- Вот с прибором твоим - одна неприятность. Толку никакого, а деньги-то потрачены!

- То есть с вами ничего за эту неделю плохого не случалось? – уже спокойнее поинтересовался молодой человек, с видом врача, выписывающего пациента.

- Нет, - удивлённо констатировал Олег.

- Вот и отлично! Прибор действует. Проверяйте атмосферные колебания почаще, для профилактики. Удачи!

Макаров долго смотрел на тёмный экран вьюфона и думал о том, что всё действительно складывается в последнее время очень удачно. Дело с «Квазом», как ни странно, он выиграл. Штраф заплатил, но ему тут же сделали новое свидетельство о техосмотре. Вернулась Настя, заявив, что теннис – не самая адекватная причина для разрыва.

Итак, незаметно для Макарова его порочный круг был разорван. Неудачи сменились сплошным везением. Два раза в неделю он включал прибор и с удовлетворением отмечал, как тускнеет яркое свечение индикатора порчи при нажатии заветных кнопочек.

И всё было чудесно, если бы однажды прибор не заглох. В ходе рядовой проверки атмосферных колебаний не было зафиксировано ни одной вспышки, что значило для Макарова только одно – прибор сломался.

Олег глянул было в инструкцию в надежде, что в устройстве сели батарейки, но «Антисглаз» не нуждался в батарейках – он работал на майндансере.

Тогда Макаров снова попытался вызвонить коммивояжёра, загнавшего ему прибор. Но результат был тот же, что и в прошлый раз, то есть отрицательный.

- «Антисглаз» сломался, - горестно делился своими соображениями с Машей Макаров. – А меня окружают одни уроды, которые наверняка мне завидуют. И уж наверняка желают мне провалиться… Я обречён…

На фоне патологического везения у Макарова началась паранойя. По его мнению, не осталось в мире ни одного человека, равнодушного к его удаче – все непременно должны были очень переживать, что такое счастье досталось не им. Не сомневался Макаров пока только в родителях и в Насте – людях, которые были с ним и до приобретения «Антисглаза». Хотя их Олег тоже начал подозревать в дурных помыслах относительно его гипер-удачливой персоны.

На работе у Олега всё шло успешно. Даже, может, слишком успешно. Пошли заказы по его основной деятельности в фирме, он же всё-таки был логистом, но на чрезмерную загруженность он пожаловаться не мог. Одна крупная транспортная компания предложила ему временный контракт «с перспективами на дальнейшее сотрудничество, если, конечно, ваше начальство не возражает…» Начальство, что было даже немного обидно, возражать и чинить препятствий не стало.

Макарову казалось, что он спиной чувствует завистливые взгляды не столь успешных коллег. С Ныкиным стали происходить всякие неприятности – то комп полетит, то обувь не того размера купит и мозоли натрёт. Бухгалтерский отдел уже месяц (с того дня, как Макаров «Антисглаз» купил) не мог аудиторскую проверку пройти. У Олега возникла мысль, что все его неприятности не без помощи чуда современной техники перекинулись на его коллег, которые, по его мнению, и желали ему зла.

И надо ж было случиться, что именно когда учредители той крупной компании, в которой Макаров работал временно, начали с ним переговоры о переводе на должность исполнительного директора (что, согласитесь, гораздо выше логиста), «Антисглаз» умолк. Макаров и шагу боялся ступить теперь, ежеминутно ожидая зловредного влияния чьего-то недоброжелательства.

День промаявшись, как контуженный, не явившись ни на прежнюю, ни на возможную работу, сказавшись больным, Макаров решил купить ещё один «Антисглаз» и залез в Интернет, с опаской, что ему «повезёт» и именно в этот день по сети разгуливает вирус, самый смертоносный из всех смертоносных.

Баннер «Антисглаза» стал поменьше, но всё ещё призывно светился и звенел.

Олег, помедлив, выбрал иконку «купить»…

Через полчаса после оплаты в квартире раздался звонок. На телеканале домофона виднелось всё то же знакомое лицо торгаша из офиса. Он широко, с видом победителя улыбался – лучшая реклама товара, обещающего удачу.

Макаров открыл гостю дверь в подъезд и стал поджидать его в прихожей.

- Здравствуйте, Олег Тарасович! – добродушно объявил он. – Вам понравилась наша продукция? Желаете сделать кому-нибудь подарок?

Тут до Олега дошло, что во времена его безуспешного поиска этого щёголя, он мог просто сделать вид, что хочет купить товар, и, когда бы продавец пришёл к нему доставить покупку, в не самых изысканных выражениях объяснить, что он, Макаров, обо всём этом думает, и подкрепить вводную лекцию парой ударов справа… Но тогда даром пропало бы целых полсотни евро. Нет, не даром – во имя идеи!..

- Нет, не желаю, - угрюмо прервал словоизлияния продавца Олег. – Ваше хвалёное устройство сломалось. Оно вообще ничего…

- Как сломалось? – опешил коммивояжёр. – Что вы имеете в виду?

- Я и говорю, оно ничего не показывает. Совсем.

- А, - молодой человек облегчённо вздохнул. – Не сломалось оно. «Антисглаз» просто выполнил свою работу до конца. Вы теперь полностью обеззаражены, так сказать, от неудачи. Своеобразная вакцинация…

- Да? – Олег с недоверием смотрел на продавца. – И долго эта вакцинация действует?

- Полгода. А потом – повторный курс лечения…

Вдруг Макаров вспомнил о неудачах коллег и немного смущённо спросил:

- А как он действует? Может быть такое, что бы вся моя невезучесть перекинулась на других людей?

Молодой человек благосклонно улыбнулся, как бы извиняя невежество Макарова:

- Слушайте, проклятье или сглаз, хоть и имеют разную природу, должны куда-то быть пристроены! Помните закон сохранения энергии?

- Разумеется, но…

- Проклятие – тоже своего рода энергия, весьма, кстати, действенная, и ей просто необходимо найти новое пристанище.

Вот он где, подвох-то!

- И кому всё это перекидывается? Источникам проклятия? – с надеждой на утвердительный ответ поинтересовался Олег.

- Да нет, всем подряд. Энергии же всё равно, на кого кидаться.

Всё ещё держа гостя в прихожей, Олег задумчиво сел на тумбочку для обуви. Это ж значит, что его, Олегу предназначенное зло, может поразить кого угодно. Даже Настю, даже отца с матерью, не говоря о его коллегах и заразе Ныкине. А Ныкин, хоть и сволочь, он же не осознанно вредит, а по дурости своей. Бывает же нормальным человеком…

- Знаешь, что? – встав, решительно заявил Олег. – Не нужны мне эти ваши чудеса техники! Не хочу я, чтоб ради моих успехов страдали близкие мне люди.

- Но деньги-то заплачены, - растерянно возразил молодой человек.

- Фиг с ними, с деньгами. А что, слабо при таких технологиях эту энергию во что-нибудь полезное превратить? – значительно спросил Макаров.

- Идея хороша, - оценил коммивояжёр. – Воплотить её в жизнь пока слабо, как вы выразились, но наши разработчики поломают головы над этим.

- И вот ещё что. Может за эти еврики ты мне противоядие дашь, чтоб от других эта зараза отстала?

Молодой человек с такой готовностью, будто только и ждал подобной просьбы, начал поставленным голосом явно отрепетированную речь:

- У нас есть замечательная вещь, специально для вашего случая! Ваших родных или друзей мучают серьёзные проблемы, одолевают тяжёлые болезни? Не порча ли это? «Антисглаз-2» - то, что им поможет!

В руке продавец держал очень похожий на первый «Антисглаз» металлический коробок.

- Достаточно подойти к тому человеку и нажать вот эту кнопку…

Заподозрив недоброе, Олег прямо спросил:

- А эта энергия куда будет деваться?

- Ну, вы же образованный человек, должны понимать, - начал юлить коммивояжёр, но, заметив суровое выражение лица Олега, уже не так лучезарно улыбаясь, подтвердил опасения Макарова: - В носителя «Антисглаза-2»…

- То есть в меня? – уточнил Олег, открывая входную дверь.

- Ну да, - понуро промямлил молодой человек.

- Иди ты… Идите все вы со своими изобретениями! Сплошные крайности! Какой-то замкнутый круг!

Вытолкнув торгаша из квартиры и хлопнув дверью, Олег решительно позвал Марию-258:

- Машка, солнце! Выбрось эту дрянь в мусоропровод! – Макаров сунул в щупальце, покорное человеческому слову, «Антисглаз». - Я уж как-нибудь сам разберусь…

Всем удачи!smile

 
Автор: Анна Панагушина (Анитра).