Боги Пеллоута

Пятница, 25 ноября 2011 г.
Просмотров: 3905
Подписаться на комментарии по RSS

За окном начинало смеркаться. Одна за другой вылуплялись на темнеющем небе далёкие звёзды. Но некому было наблюдать эту романтическую красоту - все занимались делами.

Несмотря на позднее время в кабинете ректора собралось почти пол-института. Алекс Гринсток, бессменный глава Института Развития уже на протяжении более чем двадцати лет, в очередной раз добился невозможного.

Гринсток считался крупнейшим хирургом-трансплантологом в мире. За свою карьеру он провёл тысячи успешных операций. Причем за последнее десятилетие у него не было вообще ни одной неудачи. Учёные преклонялись перед его исследовательскими способностями, пытаясь понять, каким святым духом Гринстоку-учёному удаётся обеспечить стопроцентную приживаемость пересаживаемых органов. Больные, ожидая своей очереди, выживали лишь благодаря надежде на то, что у Гринстока-врача не бывает неудач. Коллег восхищало, что ректор имел ещё и блестящие организаторские способности.

Вот и сейчас ректор в очередной раз вызвал волну восторгов, объявив, что удалось получить новый источник финансирования. Хотя Гринсток был хирургом, это ничуть не сказывалось на направлении деятельности института. Только на средства, получаемые кафедрой трансплантологии от операций, мог существовать, и вполне безбедно, весь штат института. Поэтому практически все сторонние источники финансирования ректор направлял в другие области исследований. Следует ли говорить, что и любили его все?!

И на этом заседании Гринсток подробно рассказал, какие суммы на какие направления будут выделены. В итоге перепало всем кафедрам, хоть как-то связанным с внепланетными работами, а это почти три четверти института. Даже осталось на продолжение исследований первобытного Пеллоута, которые лет пятнадцать назад пришлось на длительное время заморозить.

Джей сидел на совещании без особого энтузиазма. В окно из освещённого зала не было видно звёзд, поэтому учёному оставалось лишь мечтать о них. Задумавшись, он не сразу понял, что Гринсток заговорил об организации новой смены на станции Пеллоута. Давняя мечта молодого исследователя начала приобретать реальные очертания. Когда же ректор назвал его, Джея Броди, в качестве руководителя смены, учёного переполнил восторг. Джей преклонялся перед всеми талантами Гринстока, но теперь готов был его боготворить. Каким внимательным человеком должен быть руководитель, чтобы помнить интересы всех своих сотрудников, пусть даже высказанные мимоходом в коридоре?! Именно так в своё время упомянул Джей о своей мечте работать на Пеллоуте.

Эта планета была интересна лишь этнографам. Там жило несколько племён, полностью идентичных людям, которые и интересовали Джея, как ксеноэтнолога. Давно и досконально изучив все документы о Пеллоуте, Броди даже сформулировал свою собственную теорию о развитии людей на этой планете, и теперь ему не терпелось увидеть всё самому и найти подтверждение (или опровержение).

Не расстраивала даже необходимость на два года покинуть семью. Пятилетний сынишка Джея восторженно принял известие о том, что папа летит на другую планету. Ребёнок взахлёб фантазировал о битвах с инопланетными монстрами и даже подарил отцу свои игрушечные очки ночного видения, чтобы папа мог спастись от ужасных тварей ночью. Джей растрогался чуть не до слёз.

***

Дневное светило неторопливо скатывалось к горизонту, окрашиваясь во всё более густые красные тона. Не торопился и Адис. Зачем завершать обход до наступления сумерек, если идти говорить с Рикой надо было, когда деревня погрузится в сон.

До сих пор жизнь Адиса складывалась хорошо. К настоящему времени он слыл сильным, смелым воином и удачливым охотником. В трёх последних играх воинов Адис победил даже сыновей Ротха — вождя оримов. А среди охотничьих трофеев юноши числились не только многочисленные канусы, но и два бара, и даже змея-серпа.

Невысокий по земным меркам, среди оримов молодой воин выглядел рослым. Рельеф мышц был заметен даже под оримской туникой. А забранным сзади в хвост волосам позавидовала бы любая женщина. Адис собирался стоить свой дом, и все девушки оримов готовы были ему помогать. Но юноша уже давно выбрал себе невесту, вот только не смел никому признаться, что более других нравится ему приёмная дочь шамана Рика. И, хотя он знал, что любовь его безнадёжна, искать другую пока не собирался. Потому что безнадёжна, ещё не значит безответна. А безнадёжной его любовь была потому, что не суждено было Рике выбирать себе мужа самой.

Одно лишь присутствие девушки среди зрителей на играх воинов придавало Адису столько сил, что ни один противник не казался ему серьёзным. Когда на улице Рика проходила мимо, у юноши перехватывало дыхание, а сердце начинало спотыкаться. Когда он ловил её взгляд, ему хотелось совершать подвиги. Он готов был победить десяток баров и сложить к её порогу все шкуры. Он видел во снах, как спасает её от стаи голодных серп и вырывает им зубы, чтобы сделать из них пояс для Рики.

Много лет назад, задолго до рождения Адиса, пришли к племени люди, которые оказались богами. Эти боги многому научили и мужчин, и женщин оримов. Воины перестали умирать от ран — боги научили лечить, женщины перестали умирать при рождении детей, и дети рождались теперь живые и здоровые. Старики стали жить дольше. Боги показали воинам, как делать оружие из железа, научили строить крепкие дома, получать высокие урожаи на полях.

С шаманом боги говорили отдельно. И после тех бесед стали шаманы брать к себе на воспитание детей, которые могли говорить друг с другом, не открывая рта и не произнося ни слова. Мало их было, но всё-таки почти каждый год находили шаманы таких детей. А когда эти дети вырастали, то боги велели им создавать семьи лишь между собой. Так что и Рике предстояло стать женой кого-то из своих приёмных братьев.

Давно уже селились сарагы у подножия гор, ибо мало было суши среди воды. До прихода новых богов оримы поклонялись Оргу - богу гор. И, если новые боги имели облик, сходный с обликом оримов, то бога гор не видел ещё никто.

Рассказывают, что однажды бог гор потребовал себе очередную жертву. Выбрали тогда девушку — крепкую, здоровую, красивую — и отправили в пещеру к Оргу. Но через месяц вернулась она из пещеры, отверг её бог. И начала она рассказывать что-то непонятное о духах в пещерах светящихся, проводивших над ней обряды непонятные. И много всего необычного видела она в пещерах бога. Особенно поразили её живые изображения оримов и других странных народов, которые двигались на стене, но которых невозможно было коснуться. Вроде трогаешь фигуру, а рука на стену натыкается. Вернувшуюся нарекли тогда Отмеченной богом, поселили отдельно. Так и умерла она в одиночестве, поглощённая воспоминаниями о пребывании в пещерах Орга.

Несколько раз пытались новые боги найти Орга, следуя за жертвой в пещеру. Видимо, старый бог был сильнее, ибо после каждой такой попытки новый бог надолго оставался в пещере. Возвращался потом с небес в новом облике, а иногда даже первое время после возвращения не узнавал многих оримов в лицо.

Сами оримы ближние пещеры изучили подробно. А дальше либо просто прохода не было, либо Орг не пускал. Тоннель, что вёл в его владения, пересекался разломом. Был случай - пытались смельчаки притащить к разлому длинные стволы и жерди, чтобы перекинуть через расщелину мост. Не получилось. Поднялся сквозняк, который постоянно задувал факелы и костры, а потом, когда начали переход вязать, в разломе громыхнуло, плюнуло огнём, и стала расщелина ещё шире, а брёвна да жерди либо свалились в бездонный разлом, либо сгорели, высветив лишь вдали противоположный край пропасти. Громом тогда двух воинов побило, и если бы не новые боги, шли бы те воины тропами мёртвых. Так что оримы полагали, что именно за этой трещиной в скалах и находилось обиталище бога гор.

Не понимал в детстве Адис, почему кто-то расстраивался, если его близкого призывал бог горы. Стать избранником бога – это ли не великая честь?! Но настал день - вновь ожил Великий Орг и потребовал очередную жертву. В этот раз лучшей из лучших выбрали Рику.

Этого не могло быть! Он считал, что девушку охраняет её принадлежность к «говорящим без слов». Рика говорила лучше всех, её нельзя отдавать богу горы! Да даже если бы и не говорила… Как можно предназначить в жертву такую девушку?! Но богу и нужны именно такие.

А теперь его Рика, он осмеливался лишь в мыслях так называть её, должна отправиться к безликому монстру, живущему в темноте подгорья. Не станет Рики, Адису незачем будет жить. Он не видел рядом с собой другую, не видел вокруг себя детей от других женщин. Невысокая, она вся была такая упругая и в то же время мягкая, что ему непрестанно хотелось её гладить. Её смех заставлял дрожать всё внутри.

Но он был сильным, он был воином, а воину не пристало терять головы. И юноша решился на самый смелый, наверное, за всю свою жизнь, поступок...

Джей валялся на диване и пытался читать книгу, но мыслями всё время возвращался к полученному письму. В книгу был вложен листочек в клетку с тщательно вырисованными по этим клеточкам буквами: «Папа, возвращайся домой. Мы с мамой тебя ждём».

Несмотря на рано полученную учёную степень, Броди не был заморенным хилятиком в очках, какими обычно представляются «книжные черви». Он готовил себя к работам на других планетах и поддерживал неплохую спортивную форму. И с будущей женой познакомился в спортзале. Чуть не разочаровал её, когда сказал, что учёный, а не киноартист, как она решила, впервые увидев его.

Здесь, на станции время летело незаметно, а там, на Земле, его сын уже пошёл в школу и научился писать первые буквы. Ничего, осталось уже совсем чуть-чуть, смена закончится, и Джей вернётся домой, туда, где его любят и ждут. Джей мечтательно улыбнулся и повертел в пальцах подаренные сыном игрушечные очки, которые обычно держал в нагрудном кармане.

Звякнул датчик движения. Си Кей, напарник Джея, глянул на экран и придвинул к себе микрофон. Казалось, что даже это движение далось ему с трудом, таким тощим он был. Длинные неприбранные волосы лишь усиливали впечатление худобы.

- К нам гость, - несколько удивлённо произнёс Си Кей, кивая на монитор камеры слежения. Перед входом на станцию переминался молодой абориген. - Видать, что-то экстраординарное, раз осмелился пойти к богам.

Джей усмехнулся, а Си Кей нажал кнопку на микрофоне и торжественным голосом произнёс:

- Войди, ищущий правды!

Адис вздрогнул от неожиданно раздавшегося голоса. Боги на то и боги, узнать о его присутствии до того, как он проявил свои намерения и постучал в дверь. Юноша вошёл под кров богов, и они вышли ему навстречу. Один из двоих спросил:

- Что привело орима Адиса к нам? Хочешь спросить — спрашивай, хочешь просить — проси, хочешь сказать — говори. Мы слушаем!

А второй просто смотрел, смотрел внимательно и с сочувствием, смотрел так, как мог бы отец смотреть на сына, смотрел, как друг. Под этим взглядом Адис осмелел и рассказал всё о своей любви у Рике, обо всей безнадёжности своего чувства, о своём отчаянии, что Рику назначили в жертву.

- Вы боги, вам всё равно ведомы мои помыслы и желания. Да, я хочу похитить Рику у бога горы! Я смел и силён. Я смогу обеспечить Рику едой и домом. А когда у нас появятся дети, мы сможем вернуться обратно, и никто уже не посмеет разлучить нас с детьми. Я смел и силён, но не безрассуден, понимаю, что простому ориму против бога не совладать. Поэтому я и обращаюсь к вам за помощью. Вы — добрые боги, вы во всём помогаете оримам. Помогите же нам избавиться от злого Орга, который забирает наших самых крепких и здоровых женщин.

Адис замер в ожидании, но боги не разгневались, не грянул гром, не полыхнул огонь. Боги выслушали его. Потом боги усадили его за стол, стали угощать необычными блюдами. Заметив его замешательство при виде незнакомой пищи, бог Джей, тот, который сначала просто смотрел на него, принёс на стол и обычную для орима еду.

Долго длилась беседа влюблённого юноши с богами, и, когда он вышел из их дома, то уносил с собой искорку надежды. Оставалось лишь пробраться к Дому ожидания и попытаться поговорить с Рикой, передать эту искорку назначенной в жертву девушке.

Адис успел завершить обход селения до наступления темноты, и теперь сидел в лесу, недалеко от Дома ожидания и тоже ждал, ждал возможности незаметно подойти к дому. А мысли его всё крутились вокруг беседы с богами. И чем дальше он думал, тем более утверждался в одной поразительной мысли.

Конечно, богам и положено знать, уметь и понимать больше обычных людей. Конечно, боги могут помогать людям и могут враждовать между собой. Так что ничего особо удивительного в том, что его выслушали и согласились ему помочь, не было. Но любопытство, с которым Си Кей и Джей выспрашивали Адиса о деталях обряда жертвоприношения, о мелких деталях и особенностях уклада жизни племени, о пещере бога горы и самом Орге, это любопытство выглядело так по-человечески. Когда же начали вместе продумывать план, как похитить Рику, юношу потряс тот чисто человеческий азарт, с каким Си Кей и Джей разрабатывали детали. А волнение за племя, на которое могли обрушиться неприятности и месть лишённого жертвы Орга, было по-настоящему оримским.

Рассвет из кровавого высветлился до нежно-золотистого. Утренний ветер разметал мелкие пушистые облака прочь и схоронился среди листвы. Запертая в Доме ожидания жертва этого не видела, готовилась к неизбежному. Но утро для неё было полно надежд.

Вчерашний вечер запомнился смутно. Она лишь радовалась тогда наступающему отупению, потому что страх смерти был невыносим. Почему, почему именно она? Чем прогневали бога гор, что шаман согласился отдать лучшую из «говорящих без слов»? Впрочем, в чём-то это был выход. Умереть или достаться нелюбимому, когда каждый день видишь того, с кем готова пойти за край моря. О, боги, услышьте несчастную! Сотворите чудо! Рика и сама не знала, к каким обращалась богам. Да и какие боги могли противостоять могучему Оргу?!

Но чудо свершилось! В ночи бесшумно приоткрылась дверь, подпёртая снаружи, и внутрь скользнула тёмная фигура. Девушка не вскрикнула, не испугалась. Ей было всё равно, пока... Пока вошедший не начал приближаться к ней. «Не бойся, не бойся меня, - услышала она мысль. - Я хочу спасти тебя!» «Кто ты?» - также молча спросила она, но пришедший не ответил, подходя всё ближе и ближе. Когда же он коснулся её руки, девушка поняла, что это не сон. Хотя только во сне перед смертью приходит тот, кого ждёшь больше всего. Только во сне в последние минуты жизни сбываются мечты.

- Это не сон, Рика, - жарким шепотом убеждал её Адис. - Я пришёл, чтобы похитить тебя у Орга. Мне помогают друзья — наши новые боги. Они теперь мои друзья. Если ты согласна уйти со мной, строить со мной дом и рожать мне детей, то выслушай меня...

Рика была согласна на всё!

- Не понимаю я, почему он просто не выкрадет её из этого их Дома ожидания и не сбежит! Отвезли бы их на острова, и никаких проблем, - Си Кей недоумевающе пожал плечами.

- Ты же этнограф, должен понимать, что для них очень важен племенной фактор. Они должны иметь моральное право вернуться в племя. Поэтому он должен похитить девушку не у племени, а у бога, - Джей проверял амуницию. - Им и без того сложно будет вернуться, если мы не выясним, кто такой этот бог горы, и не обезвредим его.

- Я согласился на должность ксеноэтнографа только для того, чтобы попасть на Пеллоут, - отмахнулся напарник, собирая мелочёвку, которая могла бы им пригодиться при исполнении задуманного плана. - Меня больше интересуют их телепатические способности. Но они слишком тщательно скрывают всё, что может нам помочь. Что само по себе странно... Ведь именно мы предложили им систему отдельного воспитания одарённых. Отбор ведётся уже двенадцать смен. Правда, последние шесть – чисто формально, пока финансирования не было. Может, отсюда такая настороженность? Почему они нам не доверяют?

- Ещё вопрос, как нам после того, что мы задумали, будет доверять Гринсток? Фактически это уже другой уровень вмешательства. Но, судя по рассказам этого юноши, у нас под боком маячит ещё одна высокоразвитая цивилизация. Может тех тоже начали интересовать телепатические способности оримов? Адис утверждает, что Рика на сегодня одна из самых сильных «говорящих без слов».

- А я даже не представляю себе, что она может, - перебил Си Кей. – Шаман ни разу не дал мне с ней толком поговорить, а уж обследовать и подавно! Впрочем, как и с другими «говорящими»… А ты очки тоже возьми, они, хоть и игрушечные, но рабочие. Нам же, скорее всего без света идти придётся.

- Они, как талисман, всегда со мной, - Джейн бережно прикоснулся к нагрудному карману. - Ты хоть представляешь себе, как мы будем действовать?

- Скорее всего, пойдём все вчетвером в логово этого бога, а там — по обстоятельствам, - Си Кей протёр пистолет и заправил обойму ампулами. - Жаль, что обычных пуль нет. Вдруг наша обездвижка на ту тварь не подействует?!

- Будем надеяться на лучшее, - кивнул Джей, и напарники вышли из дома в ночь.

Рика покорно следовала обряду, покорно принимала дары, покорно шла по тропе. Но когда она ступила под своды пещеры, тщательно скрываемая от посторонних глаз надежда начала таять под натиском страха. Девушка заставляла себя передвигать непослушные ноги и двигаться вглубь, в темноту. Начало пещеры она знала, знала, в какой коридор свернуть, чтобы дойти до расщелины, за которой её должен был ждать бог гор. И ещё она знала, что перед расщелиной её должен ждать Адис. Она напряжённо вслушивалась в темноту, пытаясь, услышать его, но темнота безмолвствовала.

Неожиданно левый коридор осветился. Это не был колеблющийся свет костра или факела. Словно сами стены местами начали светиться. Девушка пошла на свет. Пока она шла, впереди начал высвечиваться новый участок тоннеля, а позади свет померк. Рика остановилась. Сзади подступила темнота, постепенно стала окружать её, освещённые стены оказались впереди. Теперь темнота словно подталкивала её, заставляя идти туда, где что-то было видно. Но Рика медлила, ожидая увидеть или хотя бы услышать обещанную поддержку. Вокруг по-прежнему никого и ничего, только звал вперёд свет.

- Похоже, освещение запрограммировано по времени. Значит, датчиков перемещения и камер нет, - подытожил Си Кей. - можно идти за ней на небольшом расстоянии.

- Если какие приборы слежения и будут, то только у расщелины, - согласился Джей. - Надо дать ей понять, что мы здесь. Но как?

- Я попробую, - вдруг подал голос Адис. - Что она должна делать?

- Пусть идёт за светом, а у расщелины остановится, - скомандовал Си Кей.

- Сложно, но я попробую, - юноша сел на землю и сосредоточенно замер. Через минуту поднялся и тряхнул головой. - Сложно, я не могу. Но Рика поняла, что мы рядом.

- ...Ты тоже «говорящий без слов»?! - изумлённо выдохнул Джей. - Но тогда почему...

- Тихо! - одёрнул его напарник. - Расшумелись тут. Сейчас это не важно. Девушка пошла, нам не следует упускать её из вида. Адис, здесь раньше был такой свет?

- Никогда не видел. Наверное, это бог горы ведёт Рику к себе.

- Помню, когда я был маленьким, у нас в детском саду также подсвечивались коридоры, - задумался Си Кей. - Впрочем, это нам на руку. Мне уже даже любопытно, что этот ваш Орг придумал с расщелиной. А вот и она...

Девушка медленно подошла к краю расщелины и остановилась. Минуты две она ждала, а потом также медленно стала отступать назад. Тогда на противоположной стороне из темноты на освещённое пространство выступила фигура, словно состоящая из одних складок, сияющих яркими неоновыми цветами.

Си Кей и Джей мгновенно нырнули за ближайший выступ, увлекая за собой аборигена. Джей глянул на напарника, а тот уже достал два небольших зеркала и приспособил их так, что, скрываясь за камнем, они могли видеть всю освещённую часть коридора с расщелиной. Всмотревшись в отражённую в зеркалах фигуру по ту сторону разлома, Си Кей едва слышно фыркнул и прошептал:

- Прямо амёба какая-то подсвеченная! Смотри-ка!

Существо подошло к стене и, взметнув складку, коснулось чего-то за небольшим выступом. Из противоположного края расщелины начал выдвигаться тонкий металлический мостик. Почти бесшумно конструкция вытянулась на всю ширину провала. По мере её приближения Рика начала отступать от края назад, стало видно, как её трясёт, то ли от страха, то ли от волнения. Когда мостик звякнул о противоположный край, девушка едва слышно вскрикнула и опустилась на колени.

- Бедняжка, сколько же её досталось переживаний, - посочувствовал Джей.

- Рика спокойна, - ответил Адис. - Она делает это специально.

- Умная девочка, - похвалил Си Кей. - Она это чучело к нам заманивает. Вряд ли это сам Огр. Скорее всего, что-то вспомогательное… Нам в любом случае надо на другую сторону. Хорошо, что наш край уже почти в темноте, - Си Кей шептался почти сам с собой, потом оживился. - Придумал! Джей доставай верёвку. Адис, попробуй передать Рике, чтобы всё-таки перешла туда, а там уже попыталась отвлечь этого монстряка. И ты думай не слова, а представляй картинками.

Юноша с недоумением посмотрел на Си Кея, но послушно сосредоточился. Уже почти в полной темноте девушка поднялась и пошла к мостику, медленно, очень медленно, спотыкаясь. Ещё медленнее, отчаянно цепляясь за тонкие на вид перильца, она шла по мостику, словно нащупывая ногой каждый шаг.

Си Кей сунул Джею конец верёвки, а сам, пластаясь, пополз вдоль стены к краю трещины. И полз он также медленно, как Рика шла по мосту, только его, на счастье, уже совсем не было видно. Вот тут-то и пригодились Джею подаренные сыном игрушечные очки.

Рика почти дошла до конца, но только почти. Колени у неё подломились, и она упала на краю мостика. Сияющая фигура направилась к жертве и попыталась втащить тело девушки с моста на крепкий край, хватая её чем-то похожим на вытекающие из складок щупальца. То ли узкий мостик, то ли неуклюжесть существа растянули этот момент. Адис полностью сосредоточился на происходящем с Рикой, а Джей в это время наблюдал, как напарник добрался до мостка и навязал верёвку на несколько перекладин. Существо, наконец, сумело поднять Рику и понесло перед собой, не забыв, впрочем, при этом коснуться стены за выступом, чтобы убрать мост.

Когда Си Кей вернулся к сообщникам, расщелина уже погрузилась в полную темноту. Джей на ощупь протянул очки аборигену. После короткой возни Адис понял, как закрепить зачарованный предмет на лице. Затем Адиса обвязали страховочной верёвкой, и юный воин пересёк пропасть во тьме, стремясь за своей возлюбленной. Как и сказали боги... боги?.. нашёл на стене за выступом маленький плоский диск, и вскоре мостик вновь соединил края разлома.

Боги... которые не знали, что он тоже может говорить без слов. Боги, которым понадобился орим, чтобы преодолеть пропасть в пещере. Боги, которые почти как люди, только знают и умеют чуть больше... Образ новых богов в понимании Адиса расплывался со скоростью медузы, попавшей на сухой песок.

Под толщей скал время летит странно. Джей не мог сказать, сколько времени прошло, как они перебрались через расщелину, сколько шли вслед за уносящим девушку существом.

Попытавшись взглянуть на светящиеся стрелки часов, Джей оступился, шорох потревоженных камней спугнул легкое эхо. И почти одновременно со звуком девушка дёрнулась и, что-то резко крикнув, попыталась вырваться из державших её складок. Едва ей удалось встать на землю, она отбежала в сторону, не глядя схватила пригоршню камней из-под ног и начала бросать в сверкающего монстра.

Си Кей одобрительно показал большой палец и шепнул Адису:

- Умная у тебя девушка, и сообразительная. Теперь этот... и не вспомнит, что сначала был посторонний звук, если умеет помнить.

Джею удалось разглядеть циферблат: под горой они уже минут тридцать. Странно, что в такой глубине горы сохранялся почти свежий воздух. Словно работала невидимая и бесшумная вентиляция. Даже ощущался едва заметный сквознячок.

Тем временем жертва и её спутник оказались в тупике, перекрытом… обычными раздвижными дверями. И кнопка, открывающая дверь, здесь располагалась на виду, на обычном для таких кнопок месте.

- Вот так! И никаких инопланетян, - заметил Джей шёпотом. - Здесь уже незачем прятать механизмы. Аборигены сюда явно не доходят, кроме предназначенных богу жертв.

И снова Рика продемонстрировала сообразительность. Когда складчатое существо нажало кнопку, она, прикинувшись испуганной, с криком метнулась в сторону от начавшей расходиться стены и увлекла спутника за собой. Пока он пытался успокоить девушку, преследователи почти минуту могли видеть, что находится за дверью. Си Кей чуть не присвистнул от изумления:

- Это же полный аналог институтской лаборатории первичного обследования!

- И что для нас важно, - подхватил Джей, - похоже, что планировка у неё стандартная.

- И люди должны быть обычные, - тут же согласился Си Кей. - А значит, если мы, когда девочку начнут тестить, ворвёмся туда с пистолетом, то они, скорее всего, сопротивления не окажут. И главное, наши парализующие пули будут гарантированно действовать. - В подтверждение своих слов Си Кей достал пистолет.

***

- А дальше, Джей? – его внучке Гесперис было столько же, сколько в своё время Рике, но девушка до сих пор не избавилась от неуёмного детского любопытства.

- Дальше? Если бы я писал книгу, то назвал бы главу «Гибель богов», - Джей печально качнул седой головой. - Мы ворвались в лабораторию.

Си Кей был прав, нам почти не оказали сопротивления. Два лаборанта от неожиданности даже не пытались ничего сделать против нас, третьего Си Кей обездвижил одним выстрелом. А четвёртый... Четвёртый оказался из охранников. Он успел достать свой пистолет и разрядил в Си Кея пять пуль. Шестая ушла в пол, потому что Рика, не задумываясь, бросилась тогда на стрелявшего. От неожиданности под её весом тот выронил пистолет, а девушка подхватила оружие практически на лету и со всех сил ударила им охранника по голове.

Несостоявшуюся жертву бога гор потом долго пришлось приводить в чувство и объяснять ей, что она вовсе не убила бога, что тот скоро оживёт.

- Но как же тогда... Си Кей? Почему же он... не ожил?

- Пять доз — слишком много для одного человека. Концентрация парализатора привела к остановке сердца. Будь пуль хотя бы четыре, может и удалось бы снова запустить его сердце.

Наверное, именно тогда я и умер как бог в глазах Адиса, когда плакал над Си Кеем. И уж точно именно тогда родился, как друг.

А чуть позже умер мой бог.

Мне до сих пор трудно об этом говорить. Наш гениальнейший, умнейший, добрейший и человечнейший ректор, спасший тысячи и тысячи жизней своими руками, человек, на которого молились и учёные, и лаборанты, и больные, и их родные, наш всеми любимый Гринсток оказался последним... - Джей закашлялся. - Вся его слава и получаемое им финансирование базировались на трансплантологии, а на деле оказалось — на незаконной торговле органами. Рика должна была стать донором для шестнадцати пациентов и пациенток со статусом не ниже миллионера, а сама умереть.

Колония на Пеллоуте была организована так давно, что и документов не найти. Связь с поселенцами была утеряна, а поселение, чтобы выжить, постепенно переформировалось в сельскохозяйственную общину, а после какого-то природного катаклизма и вовсе деградировало почти до первобытного строя. Так что оримы — потомки людей, а не новая инопланетная цивилизация.

Станцию для изучения оримов специально организовали для прикрытия незаконной деятельности ещё прапрадедом Гринстока. После расследования стало ясно, что дело здесь было поставлено на широкую ногу. Жертвы приносило не только племя Адиса, но и все соседние поселения. И не всегда это были девушки. В качестве доноров требовались и мужчины, но больше всего — дети. Система поддержания численности населения на Пеллоуте была хорошо продумана, развита система мифологии, позволявшая ему получать доноров всегда, когда это требовалось.

А ведь более десяти лет, которые я работал на Институт Развития, Гринсток был для меня почти... - Джей вздохнул и замолчал.

- Да, наверное, это очень тяжело, вот так разочароваться в человеке, - сочувственно покивала внучка. - Печальная история.

- Печальная? А ты ещё не потеряла интереса к телепатии? - неожиданно перескочил Джей на другую, как показалось Гесперис, тему. - Нет? Тогда не махнуть ли нам с тобой в гости?! На Пеллоут. Адис приглашал в свой дом. У них с Рикой восемь детей и уже шесть внуков. И все - «говорящие без слов». У тебя будет богатая возможность потренироваться.