Бобур

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3843
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Роман Тарасов (Шагрон).
 
 
 Влад приветственно махнул рукой знакомому грузчику «Спара» и, быстро выбрав нужный ключ на связке, открыл дверь с надписью «Теплопункт». Если честно, на двери были и другие надписи, выполненные красной краской – «Не загромождать» и «Штраф 1000 рублей», но из-за острого дефицита площади в магазине дверь было сложно открыть и на 15-20 сантиметров, и то, отодвинув в стороны рекламные телеги «Кока – колы» и тележки со списанной «молочкой», поэтому в образовывающуюся щель приходилось буквально «ввинчиваться».
 «Странно. Я же точно помню, что оставил кран чуть-чуть открытым» - подумал Влад. Система отопления торгового центра с регулярностью, достойной лучшего применения, давала протечки. Мониторинг позволял инженерам, сменявшимся сутки, через трое, отслеживать падение давления в замкнутой системе и добавлять водички в оную простым открытием крана. Так как бегать каждые два-три часа в подвал было неохота, вентиль не закрывали до конца, обеспечивая постоянную подпитку.
Именно этот кран и был закрыт, что противоречило записи в ЖУРНАЛЕ, а следовательно, такого ПРОСТО не могло быть. Мужчина решительно прошёл в центральную часть теплопукта, стараясь не наступать на порскнувших из под ног сверчков и приоткрыл подачу.
 «Чертовщина какая-то» - подумал инженер, наблюдая за стрелкой манометра, неуклонно приближающейся к цифре «4» - «Мало нам проблем с пожарными, теперь ещё и это».
ОГПС-19 (а, вернее, её начальство), вот уже две недели было настоящей головной болью для администрации и обслуживающего персонала торгового центра «Парка Авеню». Отряд Городской Пожарной Службы номер 19 находился всего в полутора автобусных остановках от торгового центра, чем постоянно пользовались рядовые работники отряда, постоянно прилетавшие на служебной пожарной машине «на дозаправку». Проверка, проведенная «неподкупными» инспекторами, породила на свет акт о 128(!!!!) замечаниях, две трети из которых были, если честно, «высосаны» из пальца. Так как документ автоматически уходил в суд, вариантов развития было несколько - от закрытия торгового центра до крупного штрафа. Работы по устранению замечаний велись очень интенсивно, но череда праздников явно задалась целью пустить график устранения замечаний «под откос». Самым забавным был тот факт, что три года назад, при открытии «Парка Авеню» у пожарных чинов претензий не было вообще! Наоборот, по всем этажам были приняты и подписаны акты приёмки, вплоть до проведения испытаний системы дымоудаления (бочка с бензином была успешно воспламенена и потушена на четвёртом этаже здания). Все системы сработали штатно.
 Переписав показания счетчиков расхода тепла и воды, Владислав продолжил обход. В техническом коридоре пахло сваркой и растворителем. Бригада мужичков колоритного вида тянула сразу три нитки пожарного водоснабжения. Молоденькая девушка с внешностью эмо практически тут же покрывала трубы серой грунтовкой. На втором этаже молодые ребята обклеивали воздуховоды специальным негорючим холстом. Работа кипела. Закончив обход «владений своих» сменный инженер спустился на первый этаж, в «берлогу».
 В диспетчерской Влад застал Юрия Ивановича, главного инженера. Тот практически всю жизнь проработал военным строителем и в отставку ушел целым подполковником. За время службы, мотаясь по Забайкалью и Кавказу, строя объекты, которые потом нельзя было включить в гражданское портфолио, он насмотрелся всякого, но в мистику не верил совершенно. Но все равно Владислав сказал:
-Опять вентиль на подкачку закрыт. Стас, когда смену сдавал, сказал, что ничего не трогал.
-Чертовщина.
-Ну прям мои слова.
-Владислав, ты у нас любитель фантастики, тебе с этим и разбираться.
-Скажете тоже. Может с Александром Сергеевичем посоветоваться?
 Главный энергетик «Парка Авеню» был большим оригиналом: купался в проруби, верил в то, что вода, пока течет по трубам, теряет свою структуру, и искал по дому зоны «благоприятные» и «не очень», для чего изготовил особые медные «щупы».
-Это мысль. Только он сегодня уже не появится.
-Почему?
-Отпросился с обеда. У сына день рождения. Плюс свежую люстру Чижевского с почты забрать.
 -Ясно. А наш торговый центр, когда открывали, не освещали?
-Нет, кажется.
-Жаль.
-Да ладно тебе,- улыбнулся Юрий Иванович.- Не напрягайся из-за мелочей. Меня больше беспокоит то, что подрядчики не успевают новую дверь тамбурную поставить и в техкоридоре работы по прокладке пожарного трубопровода вот-вот замрут. Не успеваем.
-Так вроде бы трубы вовсю варят.
-А ты видел, сколько осталось пятьдесят седьмой трубы? Всего два хлыста. На час работы. А завтра – суббота, седьмое марта. То есть раньше вторника подвоза не будет.
-Да уж. Очень не хочется сейчас остаться без работы по решению суда. Когда заседание то? В четверг?
-В пятницу.
-Не успеть.
 Зарплата сменного инженера была не сильно большая, но её как раз хватало, чтобы расплачиваться по кредиту за машину.
-И не говори. А мне дом надо достраивать.
Помолчали.
-Ладно, сказал главный инженер,- будет день и будет пища. Может, нас просто закроют на два месяца.
 Странно, но последняя фраза занозой засела в голове у Владислава. День неспешно катился к вечеру. Ближе к шести инженер включил уличное освещение и наружную рекламу. Покинули рабочее место сварщики, закруглились вентиляционщики, отмывшись от краски и начесав челку, ушла эмо-маляр-штукатур, тихо и незаметно закончили работу каменщики-таджики.
 В бутиках же было довольно таки многолюдно. В преддверии второго праздника весны бедные мужчины, выпучив глаза, сметали с витрин все, что «подешевле».Учитывая тот факт, что многие из «мужчинок» были после пятничного «корпоратива», на этажах было весьма весело. Краем уха инженер «зацепил» любопытный разговор в отделе «Лореаль»
-А это духи «Кензо». Старая цена – 1690. Новая – 790.
-…еть. Дайте две.
 Владислав зашел в отдел компьютерных дисков и прикупил для супруги флэшку на четыре гига.
 На четвёртом этаже, в салоне красоты парикмахеры во всю старались, придавая женской половине человечества ещё более сногосшибательный вид, отблески света показывали, что турбосолярий тоже не простаивает без работы. Лишь Тёма, мастер татуажа, сидел без работы.
 Давление в системе отопления не падало, но Влад все равно, на всякий случай, делая плановые обходы, каждый раз протискивался в теплопункт.
 После девяти вечера, когда закрылись бутики, он, как обычно, выключил освещение на этажах, обесточил отделы, выключил вентиляцию и поднялся на четвёртый этаж, в кабинет администраторов. Там был Интернет! Надо ли говорить, что несколько первых недель работы на новом месте, узнав о наличии доступа в сеть, Влад потратил на установление хороших отношений с Ольгой и Ирой. Одной он постоянно приносил из дома фантастику; однажды, узнав, что она хочет купить сыну руль для компьютера, принёс из дома свой «на попробовать» и тем самым сэкономил ей 100 евро. Ирине же он помогал с билетами по вождению, выполнял мелкие просьбы по компьютеру, поставил Скайп для общения с подругой в Израиле и безуспешно приучал к торрентам. Это окупилось. После девяти вечера, когда дежурный администратор заканчивал рабочий день, инженер получал доступ к компьютеру. Влад привычно шёл по тёмному коридору, освещённому лишь аварийными лампами. Внезапно он услышал шорох, донёсшийся из того места, где обычно сидит охранник. Мужчина быстро включил освещение коридора и осторожно подобрался к столу «сорок первого». Никого. Владислав пожал плечами. «Спуститься в комнату охраны? Попросить их отмотать на десять минут?». Торговый центр был практически полностью опутан сетью камер видеонаблюдения, которые хоть и давали картинку весьма плохого качества, но позволяли запечатлеть лица и взламывавших банкоматы, и одуревших от побед футбольной сборной страны фанатов, безуспешно пытавшихся закатить на ступеньки чей-то джип. Пожалуй, даже появись в туалете надпись «Граждане, видеонаблюдение в туалете ведется для вашей же безопасности» - никто из работников ТЦ не удивился бы. «Вряд ли мы что-нибудь увидим. Слишком темно». ЖЖ звало. Ведь там всегда кто-то не прав.
Ближе к двенадцати ночи, мужчина возвращался обратно в диспетчерскую. В коридоре было тихо.
 Если строго придерживаться инструкции, написанной специально для сменного инженера, то в два часа ночи Влад должен совершать плановый обход всего здания на предмет осмотра оборудования. Этот пункт всегда ставил его в тупик. Зачем осматривать то, что ночью не работает? Похоже, этот пункт одинаково трактовали и трое его коллег. Проще говоря, «забивали болт» на ночной обход и мирно почивали в диспетчерской до шести утра. Однако сегодня Владислав, захватив с собой мощный фонарь, решил всё же прогуляться по зданию.
Подвал. «Спар». Магазин работает круглосуточно, но ночью даже здесь тихо и пустынно, лишь в зоне приёма товара кипит жизнь. С матерками и прибаутками идёт разгрузка. Первый этаж – тихо, за исключением «Мира пиццы». Это понятно. Молодые парни и девушки из ночной смены убирают столики и делают заготовки на следующий день.
 Второй и третий этаж – полная тишина. Бутики закрыты, «М-Видео» - в глухой обороне.
Четвёртый этаж. Мужчина немного занервничал. Однако наличие рации в кармане, непонятно почему, придало уверенности. «К-2», она же, на служебном жаргоне «чиллерная». Владислав открыл дверь, и, повинуясь непонятному позыву, не стал включать свет, а просто замер на пороге. Тихо пощёлкивали, остывая после работы, воздуховоды. За нагнетательным насосом послышался шорох. Влад включил фонарь и, чертыхаясь, полез через сплетение труб. Стыдно сказать, но в это местно он не заглядывал ни разу за всё время работы в торговом центре. Взгляду его открылась интересная картина - за насосом было жилое место! Здесь был топчан, сооружение, напоминающее стол и небольшой шкаф. Только квартирант должен был быть размером меньше локтя.
«Так. Всё же у нас есть свой домовой» - подумал инженер. Страшно не было. Только любопытно.
- Эй! Уважаемый! Вылезай! Не обижу!
Дверка импровизированного шкафчика приоткрылась и наружу, щурясь от света фонаря, вылезло маленькое испуганное существо. От обычного домового (в понятии этого слова) его отличал пёстрый халат, смуглая кожа и разрез глаз.
«Так…Домовой-гастарбайтер. Забавно.» - подумал Влад и поставил фонарь рефлектором вверх.
-Здравствуй, уважаемый.
-И тебе здравствуй, Владислав.
-Опаньки.
Существо говорило по-русски весьма чисто, с чуть заметным акцентом. Мужчина поборол лёгкое замешательство.
-Как-то неправильно выходит. Ты меня знаешь, а я тебя нет.
-Меня зовут Бобур.
-Бобур, а как ты попал то сюда?
-Ну…сначала, пока торговый центр строился, я жил в строительном вагончике вместе со своими земляками, потом переселился…
-Ташкент?
-Фергана.
Помолчали.
-Слушай, Бобур, кран в подвале – твоих рук дело?
Домовой потупился, и, даже, что-то похожее на румянец проступило на его щеках.
-Бобур, давай не будем играть в молчанку. Что случилось? О тебе столько времени было ни слуху, ни духу, и вдруг такая активность.
Бобур насупился и, явно преодолевая себя, сказал:
-Я очень хочу есть.
Владислав вспомнил, что буквально вчера одна из лифтёрш, Алла Ивановна, жаловалась, что у неё пропало пол-литра молока из пакета, который она положила на батарею «погреть». Бабке реально под семьдесят, поэтому жалобу списали на склероз и Альцгеймера.
-Бобур. Не гони. В подвале «Спар» и полно продуктов. В конце концов, есть ещё «Мир пиццы». Если честно, конечный продукт я бы есть не рискнул, но продукты на входе вроде бы даже очень ничего.
-Владислав. Уже несколько дней я не могу попасть в те места, о которых ты говоришь. Голова просто раскалывается от боли.
Влад задумался. Точно! С неделю назад и те, и другие смонтировали новую систему, отпугивающую грызунов, поскольку потери от них превысили все разумные пределы.
-Мдя. Но это можно решить. В «Спаре» полно продуктов списывается. Я договорюсь. Тебе куда их приносить? Сюда?
Глаза домового заблестели.
-Спасибо тебе, уважаемый. Если ты не против, я бы забирал их прямо у тебя, в диспетчерской. Заодно и поболтали бы. Я видел у тебя томик Василида.
Владислав уже ничему не удивлялся.
-Ну, как знаешь.
 Мужчина стал сдавать назад, к выходу.
-Владислав!
-Что?
-Здание суда автозаводского района новое?
-Да. Года три как отстроили.
-Я поговорю с Давлатом. Дело потеряется.
Автор: Роман Тарасов (Шагрон).