Безумный бессмертный Джо Рэббит

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 4896
Подписаться на комментарии по RSS
 
Пыльная буря поглотила всю землю от остатков города Ноель до подножия похожего на черный цилиндр Сиамата – первой горы в длинном хребте, тянущемся почти через весь континент. Джо отлично помнил, что никаких пыльных бурь тут до этого сроду не было – стоял лес, защищая город со всех сторон, текли две реки. В общем, был райский уголок, пока не случилось то, что случилось. Много лет назад Джо наведался сюда с вполне определенной целью - убить всех до единого жителей этого мегаполиса. Он уже не помнил, легко ли ему тогда пришлось или его планы чуть не сорвали, но факт остается фактом, дело выгорело.
Пепе чихнула, Джо глянул на свою любимицу – ручную обезьянку и чуть заметно улыбнулся, он прикрыл топорщащийся на ветру полог палатки, медленно, стараясь не потревожить уже проникшую в его временное жилище пыль. Пепе поела, и можно было приступить к приятной части, скрасить зауряднейший во всех смыслах день. Джо затолкнул наушник в ухо и включил композицию Эрнеста Вайндейна, с которой начинался плейлист. После еще двух песен Вайндейна шел еще один талантливый по меркам Джо джазовик Майкл Вейн и потом снова начинался Вайндейн. В сумме почти три часа, а если поставить цикл или проигрывать композиции в случайном порядке, то хоть целые сутки.
- Тревога! Обнаружен скрытый объект! Тревога! Обнаружен скрытый объект! – неэмоциональный женский голос прервал песню Вейна в самом начале, Джо раздосадовано заскрипел зубами – он почти начал ловить кайф.
- Расстояние сто пятьдесят четыре километра, - продолжила наговаривать дама прямо в ухо Джо, - класс ренджер-А-восемь, вооружение… обнаружен скрытый объект! Расстояние сто сорок восемь… Обнаружен скрытый объект… Обнаружен…
- Не тарахти, - процедил Джо, - просто скажи, сколько их, остальное оставь в своих электронных мозгах.
- Четырнадцать… восемнадцать… двадцать шесть боевых машин различного класса и вооружения… сорок… пятьдесят три…
- Умолкни. Когда их будет больше сотни или когда хоть один подойдет ближе, чем на тридцать километров дай знать.
- Сто четыре боевые машины, сто двенадцать…
- Не знаю, кто из вас глупее ты или Пепе. Просто заткнись и скажи, когда они подойдут достаточно близко, чтобы мне не пришлось за ними гоняться.
- Господин Магуаер… – Джо раздражало это имя, он уже сотню раз пожалел, что украл боевого робота у парня с такой неблагозвучной фамилией. – Я расцениваю ваши шансы в битве с данным количеством противников как один к десяти миллионам, пустить просьбу о капитуляции в радио эфир?
- Пусти дрель себе в задницу, дура.
Джо откинул потертое одеяло и сел, чуть не зацепив макушкой потолок брезентовой палатки. Пепе отпрыгнула в сторону, по стенке вскарабкалась на флюресцентный фонарик и принялась на нем раскачиваться из стороны в сторону.
- Не шали, - пробурчал Джо, натягивая ботинки, - сегодня папу все раздражает.
Натянув комбинезон, Джо наскоро замотал голову шарфом, чтобы не наглотаться пыли и расстегнул «молнию» палатки. Ветер ворвался тут же, на одеяле, которое Джо предпочитал спальному мешку, образовались серые пылевые дорожки. Пепе без напоминания юркнула к нему за пазуху.
В пыльном полумраке виднелась лишь массивная фигура боевого робота. Джо подумал, что повстречай он человека, стоящего в такой же позе, как его робот, решил бы, что перед ним угрюмый, замкнутый в себе тип, такой и руки не подаст при встрече, будь вы с ним хоть десять лет соседями.
Наверно, именно по этому Джо его и угнал.
- Господин Магуаер, - раздался женский голос из наушника, который все еще сидел в ухе Джо. – Полковник Гэрри Эдвардс желает установить с вами радиомост. Ваше звание и уровень боевых заслуг не позволяют вам отказаться от данного радиомоста. Соединяю через три секунды, пожалуйста, будьте внимательны.
- Валяй.
В наушнике щелкнуло.
- Джозеф Рэббит, слышишь ли ты меня? – Гэрри Эдвардс басил, голос его был почти мелодичным, еще немного и он сошел бы за певческий, возможно за солиста джаз-бенда.
- Полковник как вас там, что хотите?
- Джозеф Рэббит, ты знаешь, чего я хочу; чего мы все хотим. Десять тысяч солдат под моим командованием и весь разумный мир хочет одного и того же – смерти. Твоей смерти.
- Десять тысяч? Не велика ли ноша для полковника? Впрочем, я знаю, где сейчас генералы и прочие важные шишки. В столице, так? Не пошли с тобой в поход, полковник,  знаешь, почему? Они боятся кролика.
 - У тебя осталось совсем немного времени, Джозеф Рэббит, советую использовать его на молитвы. Сегодня раковая опухоль этой планеты будет уничтожена и все мы, наконец, заживем нормальной жизнью.
Джо Рэббит расхохотался, подходя к своей боевой машине, он встал за массивной металлической ногой, частично спасаясь от пыли, царапающей кожу словно наждак.
- Боюсь, все не так просто, полковник, далеко не так просто.
Пепе напомнила о себе, потянув Джо маленькой ручонкой за нижнюю губу. Джо достал наушник и без сожаления выбросил его в серую пыль под ногами.
- Прости, дочка, папа совсем заболтался с дядей.
Ухватившись за стальную скобу на ноге робота, Джо резким движением подтянулся и через мгновение оказался в кабине. Полковник вовсе не шутил, говоря, что под его командованием насчитывается целая армия. Экран радара был покрыт красными точками-врагами настолько густо, что эти точки сливались в почти монотонный фон. Робот Джо был словно в центре одной из мишеней, которые используют на стрельбищах.
 
Из лекции для курсантов военно-технической академии королевства Гринлейкс:
- … ручное управление боевым человекообразным роботом и автоматическое различаются радикально. Программа создана не для всех случаев жизни, она не гибка и относительна примитивна. По всему видно, что все Б.Ч.Р. с Терры созданы для ручного управления, собственно, для этого в них предусмотрено место пилота. Однако об этой функции забудьте сразу, немедленно! Человек не в состоянии настолько быстро реагировать на изменения ситуации, чтобы адекватно управлять роботом в ручном режиме. Возможно, жители Терры более проворны, чем мы и делали этих роботов под себя, не важно. Программного управления вам вполне хватит. Если вы когда-нибудь пробьетесь в ассы, сможете использовать частично ручной режим, например, самостоятельно управлять ногами или одной из рук, но о большем не мечтайте, говорю сразу. Программа, программа и только программа – вот, что вам светит. Единственный человек, который может использовать ручной режим…
 
- Внимание, зафиксирован пуск ракет! – сообщил женский голос, еще недавно докладывавший о звонке полковника.
- Ручное управление.
- Не рекомендую, господин Магуаер, судя по вашей психофизической карте, вы не способны эффективно…
Джо не стал сердиться на этот раз, он прекрасно знал, что именно сообщит ему бортовой компьютер и был готов к этому. Слова не требовались, нужна была только мысль.
- Ручное управление активировано.
Джо никогда на самом деле не любил драки, он считал, что мускулы качают только те, у кого не хватает ума, чтобы решить все мирным путем, однако же, в последнее время он стал замечать, что ждет следующего нападения с нетерпением, жаждет его… почти как новую песню в своем любимом стиле. Его уже давно не пытались взять силой, численным превосходством - бесполезно, а значит, у них есть план. Хотят обмануть, застать врасплох, поймать на крючок, обхитрить, обдурить…
- Выйдет ли?.. – спросил Джо ухмыляясь.
Ничто в этом мире не могло подняться в небо выше, чем на один километр. Ракеты не могут двигаться по баллистической траектории, следовательно, расстояние до атакующих невелико. Ракету можно выпустить лишь с пятнадцать километров, на эту дистанцию за время обнаружения первой вражеской единицы могло подойти лишь пять-шесть роботов, не больше. До развалин Ноеля меньше четырех километров – Джо не делал привалы, где попало.
Из левого плеча Б.Ч.Р. Джо с шипением и треском вылетел фейерверк ракеток - ложных целей, каждая раскалилась почти до трех тысяч градусов, сманивая на себя вражеские ракеты с теплонаведением, одновременно с этим включились основной и два дополнительных эмиссионных двигателя. Джо вдавило в кресло с такой силой, что будь на его месте господин Магуаер, внутренности того разлетелись бы по всей кабине.
Вражеский огонь был пока еще не плотным и Джо легко увел свою «вивьерну» из зоны обстрела. Бешено мельтеша ногами, робот преодолел болотистую зону, бывшую когда-то озером и влетел в пригород, сразу растоптав несколько деревянных лачуг, в которых давно уже никто не жил. Обстрел начал нагонять Джо, то тут то там на воздух взлетал кирпичный либо бревенчатый дом, иногда ракеты вспарывали асфальтовую дорогу впереди или сзади. Точность ударов понижалась из-за все более высоких зданий и других построек, зато неуклонно росло число выпущенных ракет, ведь Джо сам двигался в сторону неприятеля. Он и не мог не двигаться, учитывая, что его взяли в кольцо.
«Вивьерна», лязгая стальными ногами, неслась по давно покинутыми людьми кварталам. Здания становились все выше по мере того, как Джо приближался к центру города, ни одно из этих зданий уже не было пригодно для жилья, слишком большие повреждения они получили в тот день, когда Джо приходил сюда в прошлый раз. Тогда погибли все или почти все жители города, больше ста тысяч. Некоторых из них Джо знал лично, с некоторыми успел подружиться, но это не имело значения, когда пришла пора действовать.
Далеко впереди, на дорогу между двумя полуразрушенными торговыми центрами вышел Б.Ч.Р. малинового цвета, в руке от держал длинный предмет, Джо подумал, что это может быть снайперская винтовка или нечто подобное.
Пришла еще одна передача, от которой Джо не смог отказаться из-за слишком немногочисленных заслуг господина Магуаера. Впрочем, Джо был вовсе не прочь поговорить, ведь в солдатскую элиту обычно не берут полных идиотов. А, если человек не глуп, с ним всегда приятно поболтать, хочет он убить тебя или нет.
- Меня зовут Франц Ди Эль Шнайдер, я буду твоим первым противником, - раздался из динамиков хрипловатый мужской голос.
Джо вовсе не удивляло, что, имея десятитысячную армию, на него будут нападать по одиночке. Он уже не раз доказывал, что числом его взять просто невозможно, неделя на это потребуется или две, он перебил бы их, как десять тысяч желторотых цыплят. Сейчас все те многочисленные войны будут лишь мешать ему выбраться из города по мере своих скромных возможностей, а в городе произойдет настоящее сражение. Тут без сомнения и спрятана ловушка, которая, как надеется полковник, покончит с Джо Рэббитом раз и навсегда.
Джо вернулся в этот ныне разрушенный город только лишь для того, чтобы узнать, что на этот раз преподнесут нему неприятели. Он был любопытен от природы.
- Не могу тебе этого запретить, - буркнул Джо. - Надеюсь, ты уже попрощался с близкими?
- Разумеется, - ответил Франц без тени сарказма.
Малиновый Б.Ч.Р. сорвался с тяжелым металлическим лязганьем места и побежал на встречу Джо. Быстро, но далеко не так, как мог бегать сам Джо. Длинный предмет в руке малинового был направлен в сторону, словно крыло парящей птицы, кончик этого предмета задел светофор, когда робот пробегал мимо. Почти метр чугунного прута, на котором покоилась коробка с разноцветными стеклами тут же расплавился и стек на асфальт. Та же судьба постигла и второй светофор этого перекрестка.
- Оружие ближнего боя? – ухмыльнулся Джо. – Копье? Но какой смысл, ведь я могу просто…
Пепе пискнула у него за пазухой, словно одобряя сомнения своего хозяина.
«Вивьерна» Джо завела руку за спину и сняла с креплений стандартное для данного Б.Ч.Р. бронебойное ружье. Лишь мгновение потребовалось, чтобы найти самую уязвимую точку в броне неприятеля, Джо спустил курок. Выстрела не последовало.
 - Психофизический импульс, - раздался голос Франца Ди Эль. – Это вам знакомо, господин Рэббит, не так ли? Но на этот раз импульс будет работать против вас. Мы нашли команду, которая отключает все управляемое компьютером огнестрельное оружие в радиусе километра. И даже вы ничего не сможете с этим поделать.
Франц подбежал ближе и сделал неожиданно далекий и точный выпад копьем. Джо с трудом успел отскочить назад.
- Неплохо, мистер Рэббит, неплохо. Другой человек на вашем месте не пережил бы таких резких движений, коими вы все время пользуетесь. А как насчет вашей обезьянки, она справляется с перегрузками в десятки g?
- Можешь не волноваться за нее, - процедил Джо. – Она покрепче тебя будет.
- Возможно, - сказал Франц, - однако же, хочу заметить, что я всю жизнь тренировался использовать это оружие именно в таких условиях. У вас же совсем нет никакого оружия и вы не сможете активировать свои боевые системы, пока не разберете робота до основания и не замените ключевые платы. У вас нет оружия, чтобы сражаться со мной, сдавайтесь, либо бегите.
- Ну, вот еще, я хочу узнать, что вы задумали, это ведь не ты - ловушка? Нет, не ты.
«Вивьерна», подчиняясь командам Джо, подбросила винтовку и тут же обхватила ее наподобие копья. Франц сделал еще один молниеносный выпад, Джо, казалось, скопировал его движение, роботы пролетели друг мимо друга, каждому удалось нанести по удару. Рука «Вивьерны», сжимающая винтовку рухнула на асфальт и проехала несколько метров, выбивая искры, Джо развернул искалеченного робота, чтобы встретить противника лицом к лицу.
Робот Франца был в полном порядке, ни вмятины, ни царапины.
- Я разрежу вас на части вместе с вашим роботом, постепенно, деталь за деталью, - холодно изрек Франц.
- С роботом можешь делать что угодно, - сказал Джо, ничуть не уступая противнику в хладнокровии, - мне не нужен хлам, неспособный даже защитить себя. Однако же, ты знаешь, сколько секунд проходит между выстрелом из моего ружья и взрывом снаряда?
Малиновый робот опустил голову, Франц увидел то, что ожидал увидеть после слов Джо. Снаряд бронебойной винтовки застрял между пластин брони его робота.
- Ты просто вытолкнул снаряд из дула своего ружья! – воскликнул Франц. – Но такая точность!.. Это невозможно!
Взрывом малинового робота разорвало на части и тут же останки скрыло в облаке пыли и огня, в кабине «вивьерны» зашипело из-за резко оборванной радио передачи.
Тут же раздались четыре мощных взрыва, почти слившиеся в один. Разнесло основания четырех небоскребов на перекрестке, между которыми стоял Джо. Значит, этот Франц не только умудрился отключить все его вооружение, но и заманил прямиком в ловушку. Или это только часть ловушки?
Четыре небоскреба были подорваны мастерски, каждый из них падал точно на робота Джо, пытаясь размазать его словно гигантская мухобойка. Вокруг почти мгновенно стемнело из-за надвинувшихся теней.
«Вивьерна» вмиг набрала скорость, используя все двигатели – убийственный для обычного человека маневр, пилота в такие моменты словно сбивал грузовик на полном ходу. Выбрать направление времени не было, Джо почти летел к скрывшемуся в пыли проходу между небоскребами. Он успевал! Точно успевал выбраться из-под обвала! Пепе запищала, словно чувствуя новую угрозу. По крайней мере, Джо расценил ее писк именно так, у него самого появились сомнения насчет того, что он правильно понимает происходящее.
Военные, конечно, без труда могли просчитать, что он выберется из подобной западни, кому как не им знать скоростные характеристики стандартной «вивьерны». Вторая ловушка? Джо нажал на тормоз, так и не выбравшись из зоны обвала. Его боевая машина проехала по инерции несколько метров, вспарывая ногами асфальт, и замерла. Загорелись красные датчики повреждений, на главный монитор высыпали сообщения об ошибках и выходах из строя некоторых незначительных систем.
Одна из камер показывала картинку, которая многое объясняла. «Вивьерна» вляпалась в «паутину», натянутую между небоскребами. Нити сети не прилипли к корпусу, как этого можно было ожидать, а врезались в него кое-где на несколько десятков сантиметров, еще бы несколько шагов и робот Джо распался бы на тысячи деталей, пройдя через эту сеть.
Джо сдал назад. Время, которое у него было до того, как небоскребы обрушились, закончилось. Мгновенно стемнело; загрохотало, загудело и стихло.
 
Минут пять Джо брел по канализации, проложенной под Ноелем, на его счастье, туннели были достаточно большими, чтобы робот смог в них протиснуться. Конечно, даже, если бы это было не так, Джо не умер бы под обвалом, только бы потерял «вивьерну», это бы не решило исход схватки, только бы притормозило его немного.
Робота постоянно кренило влево, в сторону оставшейся руки, время от времени раздавались мелкие лязганья и поскрипывания, исходящие от изрезанной паутиной обшивки.
- Мои братья не верили, но я с самого начала говорил, что ты именно так и поступишь, - разлетелся по тоннелю хриплый мужской голос.
Джо вовсе не ждал, что канализация будет для него надежным укрытием, он лишь не понимал, почему его новый противник не пользуется радиосвязью. Возможно…
- Кто бы ты ни был, - сказал Джо, также используя громкую связь, - ты очень самоуверенный тип. Радиопередачу могут отследить твои сослуживцы и прийти тебе на помощь, ты же решил обойтись без них, так? Хочешь победить меня в одиночку.
Два ярких прожектора осветили «вивьерну», настроив видеокамеры, Джо увидел гигантского металлического паука, пристроившегося на потолке тоннеля прямо перед ним. Что ж, там, где паутина есть и пауки.
- Меня зовут Нолан Тулс, - донеслось из динамиков «паука», - но это имя должно интересовать не тебя, а историков, которые запишут в своих книгах, кто именно победил Джо Рэббита.
Сзади Джо рвануло, своды туннеля посыпались вниз, путь к отступлению был отрезан.
- По приказу императора, - продолжил Нолан, - мы должны принести во дворец твою отрубленную голову, другие доказательства не принимаются. Моя сеть идеально подходит для такого задания.
Металлический рот «паука» раскрылся, наружу стала выходить чуть заметная синеватая нить, под струями воздуха она стала складываться в подобие сети.
- Стоит мне толкнуть ее вперед и…
«Вивьерна» выхватила из магазина встроенного в спину бронебойную мину направленного действия и прилепила ее к потолку. Джо знал, что, если ударить по ней, он лишиться второй руки своего робота, но над ним появится путь на поверхность.
 
Из выступления главы министерства обороны империи Сиано:
-… сенаторы часто спрашивают нас, почему мы, имея столь значительные ресурсы, не можем обезвредить одного-единственного человека, Джо Рэббита. Пожалуй, мне стоит разъяснить им, как именно обстоят дела. Мозг Джо Рэббита устроен иначе, чем наш с вами, этот человек способен генерировать психофизические импульсы, природа которых нам до сих пор не ясна. Используя эти импульсы, он может подчинять людей своей воле, а также воздействовать на сложные электронные приборы. Фактически, он подчиняет себе все, что его окружает, он настраивает наших солдат против нас самих, наше оружие против наших граждан, и мы ничего не можем с этим поделать. Также он способен силой мысли передвигать предметы и это далеко не шутка. К счастью, все эти способности действуют на небольшое расстояние и причиняют не так много вреда, как может показаться. По-настоящему опасен Джо Рэббит становится, когда ему удается украсть боевого робота с какой-нибудь военной базы.
Итак, первое, что мы всегда пытаемся сделать – это лишить Джо Рэббита его оружия массового поражения, иногда нам это удается, но потом мы оказываемся беспомощны. Как бы невероятно это не звучало, этого человека невозможно даже ранить  любым из имеющихся у нас средств атаки. Он выбирается из-под завалов, переносит прямые ракетные попадания, его невозможно отравить, задушить или сморить голодом. Оставшись без робота, он просто идет в ближайший город и смешивается с толпой, забирая немало жителей под свой контроль. Мы уже не надеемся взять его силой, можем только испытывать какие-то новые способы. И этих новых способов остается все меньше…
 
Асфальтовую дорогу в нескольких сотнях метрах от четырех упавших небоскребов сотряс мощнейший взрыв, в воздух взлетели серые булыжники, где-то внизу раздался гул и из образовавшегося проема вверх взлетела «вивьерна» у которой не было обеих рук. Ее ждали. Как только изуродованный робот Джо достиг наивысшей точки своего прыжка, три стальных паука, сидящих на стенах ближайших зданий начали атаку. Три мерцающих сети полетели точно в «вивьерну» с разных сторон, из проема снизу вылез еще один паук и запустил сеть снизу вверх, не давая безрукому роботу и шанса на спасение. «Вивьерну» сжало в смертельных объятьях и разрезало на несколько тысяч мелких кусочков, все они с грохотом посыпались на асфальт, словно «кости» гадалки. Некоторые детали были окровавлены.
- Отлично, братья! – донесся радостный крик из одного из стальных пауков. – Соберите то, что осталось от его тела, нам нужно предъявить доказательства.
Три «паука» спустились со стен зданий и принялись ворошить остатки «вивьерны» своими лапками.
- Нога есть! – донеслось из одного.
- У меня рука!
- Ищите голову. Вот она! Я ее вижу!
Три брата Тулс собрались в одном месте, один из роботов-пауков осторожно поднял человеческую голову, показывая ее остальным. Голова Нолана Тулса смотрела остекленевшими глазами на роботов своих братьев.
- Чертов Нолан, он приблизился к Рэббиту слишком близко! – раздалось из динамиков одного из «пауков».
- Он позволил поработить себя… - сказал второй брат
-… и они поменялись машинами! – закончил третий.
Все трое повернулись к роботу, которым еще недавно управлял Нолан, и тут же всех троих накрыла сеть, выпущенная этим роботом секунду назад. По дороге разлетелась новая партия железных деталей, на этот раз среди них было множество стальных паучьих лап.
Снаряд с сердечником из обедненного урана весом сто пятнадцать килограмм пролетел около трехсот метров и пробил робота-паука, в котором сидел Джо насквозь. В кабине начался пожар. Это была совершенно неожиданная для Джо атака, управлять оружием, способным уничтожать роботов мог только другой робот, а никого, кроме братьев-пауков на расстоянии нескольких десятков километров сканнер не обнаружил. Более того, запуск ракет всегда фиксирует специальная система, как и попытку навести на него другое оружие в автоматическом режиме. Снайпер, как и сам Джо, управлял роботом вручную. Искусный малый.
Второго выстрела не понадобилось, источники питания в роботе-пауке пришли в нестабильное состояние. Раздался взрыв, робота Джо скрыло в огненном шаре, осветившем все вокруг. Огонь сменился густым дымом. Единственный человек, наблюдавший за этим со стороны, увидел, что от «паука» остался лишь разодранный на несколько частей обгоревший остов.
 
Из речи императора Сиано на встрече международного комитета по устранению общемировых угроз:
- Когда-то на планете Терра существовала традиция раз в четыре года останавливать все войны и проводить международные спортивные соревнования под названием Олимпийские игры. У нас существует похожая традиция, мы останавливаем все войны, собираем всех солдат в одном месте и пытаемся убить Джо Рэббита. Я считаю, это прекрасно с точки зрения духа объединения. К сожалению, эта традиция не заканчивает войны навсегда, да и Джо Рэббит жив по сей день.
 
Один из небоскребов невдалеке от горящих останков нескольких роботов заметно задрожал, посередине его появилась вертикальная линия, и высотное строение разъехалось на две части, внутри, на высоте нескольких десятков этажей стоял робот с огромным ружьем в механических руках. Лифту потребовалось несколько минут, чтобы опустить робота-снайпера с его идеальной для выстрела позиции на землю. Этим роботом управлял капрал Алан Малкович из небольшого королевства, обычно враждебного империи Сиано.
- Блестяще, капрал, блестяще! – раздался в кабине голос полковника Герри Эдвардса.
- Я получу обещанную мне награду? – поинтересовался Алан, старательно не давая эмоциям захлестнуть себя.
- Разумеется. Но черт меня подери, если я знаю, зачем вам это надо! Зачем вы попросили такую награду? Что вам это даст?
- Этот человек, - сказал Алан, - уничтожил город, в котором жила вся моя семья, я выжил чудом и остался совершенно один. Вам не понять меня, полковник, я должен взглянуть в лицо этому человеку, должен.
- Деактивируйте вашего робота, чтобы он не был захвачен, дождитесь наших отрядов и можете идти.
- Слушаюсь.
 
Джо стоял неподалеку от развалин робота-паука, которым еще недавно управлял. Он один во всем мире был способен пережить подобный взрыв, на нем не было и царапинки, даже одежда не испортилась, он оттолкнул взрыв от себя, не дав приблизиться к своему телу ни осколкам, ни взрывной волне.
Кончиком носка ботинка Джо переворачивал разбросанные повсюду детали, некоторые из которых дымились или горели, он искал нечто очень важное для себя и знал, что уже не найдет.
- Джозеф Рэббит. Истребитель городов Джозеф Рэббит, я обращаюсь к тебе! – сказал Алан, он подошел к Джо ближе, чем на пятнадцать метров, но тот его не замечал, либо делал вид, что не замечал.
Джо обернулся и оглядел с ног до головы молодого человека, стоящего перед ним, затем вернулся к переворачиванию обломков.
- Фальшивый небоскреб, оригинально. Неудивительно, что у тебя получилось подбить моего робота. Однако же, робот это далеко не я. К тому, чтобы убить или хотя бы ранить меня, вы, военные пока и близко не подошли.
- Ответь, ты помнишь город Эльбель? – спросил Алан.
- Эльбель? Население около миллиона. Было. Я уничтожил этот город двенадцать лет назад, - сказал Джо, не отрываясь от поисков в горе искореженных деталей. – Этот взгляд… ты ведь один из выживших. Я научился отличать вас от остальных. Хочешь отомстить мне? Скольких близких ты потерял? Десяток? Два? Всех? Давай, сообщи мне…
Джо склонился над одним из стальных обломков и вытащил из-под него дымящуюся обезьянью лапку.
- Я знаю, - сказал Алан, - тебе была дорога эта мартышка, ты даже называл ее дочерью и теперь ты потерял ее. Ты знаешь, хотя бы приблизительно знаешь, как это – терять близких. Скажи, почему же ты убиваешь? Зачем заставляешь людей страдать? Каковы твои мотивы? Не ради мести я пошел в войска, не для того, чтобы убить тебя или умереть, пытаясь это сделать. Я хочу понять тебя.
Джо Рэббит расхохотался.
- Хочешь понять меня? – сквозь слезы и смех проговорил он. – Попытайся! Я ненавижу обезьян! Они сломали всю мою жизнь! – Он зашвырнул лапку в груду железа далеко от себя. – Почему я убиваю? Из-за них! Во всем виноваты они! Или нет… во всем виновата эта чертова планета! А еще мне нравится джаз… джаз и специи, я не хочу этого лишиться и поэтому многие… многие должны умереть!
- Ты действительно псих, как о тебе и говорят, - сказал Алан. – Как жаль, что эта нечеловеческая сила досталась именно тебе. Уж лучше бы ее получил тот, кто будет служить обществу или чтобы она вовсе никому не досталась.
- Нет у меня никакой силы, вот в чем штука, - захихикал Джо, - она вам только кажется. А знаешь, почему? Потому, что вы слабы. Не кролик большой, а муравьи маленькие. Кролик не силен вовсе.
Где-то вдалеке раздался шум мотора, Алан обернулся на звук и увидел армейский грузовик, движущийся к ним по одной из пустынных улиц.
- Что ж, самое лучшее для меня будет подождать их здесь, - сказал Джо. – Пусть сделают то, что задумали и убираются ко всем чертям. Тебе, малыш, лучше свалить отсюда, пока не попал под горячую руку.
- Я никуда не уйду, - бросил Алан. – На этот раз тебе конец, Джо. Мы все не пришли бы, будь мы в этом не уверены. Сегодня из-за тебя уже погибли пятеро, я останусь здесь и увижу, за что они отдали свои жизни.
- Я так не думаю, - сказал Джо.
Алан почувствовал, что тело перестает его слушаться.
- Ты не боишься умереть, раз подошел ко мне так близко, но я предпочитаю, чтобы никто не путался под ногами. Вон отсюда!
Алан против своей воли развернулся и направился прочь от Джо и груды горящих обломков.
Подъезжая, грузовик резко вырулил вправо и двинулся в неожиданном для Джо направлении. Многотонная махина сбила Алана и тот, как тряпичная кукла, откатился к краю проезжей части.
Из кабины вылез широкоплечий человек в парадной военной форме, по погонам Джо сразу понял, что перед ним полковник.
- Зачем ты это сделал? – спросил Джо, разглядывая неподвижного Алана.
- Этот мальчишка стал жертвой твоего гипноза, - ответил полковник. – Он потерял волю, а, следовательно, мог встать на твою сторону.
- Что ж, - пожал плечами Джо, - он получил то, что заслужил. Будь он умнее, не стал бы идти под командование такой свиньи, как ты, Герри Эдвардс.
- Не думаю, что у тебя есть право кого-либо в чем-либо обвинять, Джозеф Рэббит. Твои грехи не сравняться ни с чьими другими.
Герри Эдвардс быстрым уверенным шагом направился к Джо, последний за свою долгую жизнь повидал не мало людей, пытавшихся выехать на чистой наглости. Большинство из них просто не представляло до конца, с кем имеют дело, и ни один не дожил до этого дня.
Полковник вошел в пятнадцатиметровую зону, в которой Джо мог использовать психофизический импульс, подавляющий волю и Джо немедленно послал команду «замри». Эдвардс будто бы не заметил этого.
- Пробуешь свои штучки? – поинтересовался он. – Я не так глуп, чтобы просто стать еще одной из твоих жертв. Более того, Джозеф Рэббит, начиная с этой минуты, твоя гибель уже неизбежна. В этот раз ничто тебя не спасет.
 
 Вступление к одной из научный работ профессора Зенекена Брейхтона:
В языке жителей планеты Терры довольно долго использовалось слово «панацея», оно означало лекарство от всех болезней и обычно использовалось в сказаниях и легендах, как нечто абсолютно мифическое и невероятное. Вы, разумеется, уже догадались, почему это слово перестало существовать. Амброзия – это не миф и не вымысел, а реально существующий препарат, вакцина от всех болезней. Принцип ее действия сравнительно прост, она доводит естественную защиту организма от вирусов и бактерий до абсолюта. Изменения происходят на генном уровне. Многих это пугает и совершенно напрасно, препарат прошел самые серьезные испытания, беспрецедентные для медицины. Бытует мнение, что именно амброзия способствует падению рождаемости, это, скажу я вам, совершенно абсурдный, не имеющий и не могущий иметь доказательств миф. У амброзии нет противопоказаний и тем этот препарат особенно ценен для человечества.
 
Эдвардс подошел к Джо почти в плотную и занес руку для удара, тут же полковника отбросило на несколько метров назад, он упал и покатился по асфальту, пачкая и разрывая армейский китель.
- Ты уже понял, Рэббит, зачем я тут, - процедил он, поднимаясь на ноги. – Этой армии в десять тысяч человек не нужен особый командир по тому, что ни каких маневров от нее не требуется. Армии нужна особая сила. Я буду этой силой! Вижу, такого уровня амброзии в моей крови еще не достаточно, чтобы совладать с тобой. Отлично, тогда ва-банк!
Полковник достал небольшой пульт и нажал на кнопку, все тело его задрожало сначала мелко, потом заметно сильнее, руки, ноги и грудь принялись вспучиваться, рукава кителя надулись и лопнули, показалась розовая плоть, лицо раздулось и покраснело, став напоминать перезрелый помидор. Ботинки лопнули, обнажив пухлые красные пальцы, штаны, однако смогли сдержать плоть раздувающихся ног.
Джо присвистнул.
- Посмотри-ка, прямо, как в комиксах, - ухмыльнулся он, - только не думаешь ли ты, полковник, что можешь когда-либо снова принять человеческий облик? Боюсь, изменения белка в твоем организме необратимы. Это, как жаренный попкорн уже не станет обратно кукурузными зернами.
- Можешь смеяться надо мной сколько угодно, Джозеф Рэббит, - прорычало розово-красное раздувшееся существо. – Мы разгадали тайну твоей силы! Большое количество амброзии в крови дает именно такие же способности, как у тебя. Не многие могут выдержать такое вливание, точнее, могу я один, но и этого будет достаточно!
С огромной скоростью полковник метнулся вперед, Джо рефлекторно послал отталкивающий импульс, но он был мгновенно нейтрализован, массивный розовый кулак впечатался в нос Джо, из ноздрей полилась кровь. Джо отошел назад, но не упал, он зажал нос рукой.
- Тот, кто победит сегодня, - прогнусавил Джо. – Может по праву считаться настоящим человеком. Ты, полковник, только что стал на шаг ближе к этому званию, но на твоем месте, я бы не гнался за победой. Цена ее – безумие. Поверь.
- Ты можешь выглядеть, как человек, Джозеф Рэббит, но на самом деле, ты - дьявол и ничто иное.
Они дрались несколько часов; яростно; используя все подручные средства, все хитрости и обманки, которые приходили в их головы. Через некоторое время стало ясно, что Джозеф Рэббит одерживает верх и, по сути, у полковника не было шансов с самого начала. К сожалению для многих, больше никто в мире не мог вынести массивного вливания амброзии. Со смертью полковника Герри Эдвардса шанс хотя бы ранить преступника номер один в мире был снова потерян для человечества.
 
Вступление к книге «Величайший парадокс» Эдварда Мазерса.
Мне бы не хотелось начинать эту книгу с описания банальностей, но это все же лучший способ ее начать. Ла-Гвайд, планета, на которой мы ныне живем, почти три тысячелетия назад была колонизирована жителями Терры. О том, как строились города, и возделывалась почва, вы можете узнать из многочисленных трудов историков. Оттуда же узнаете и о точной дате, когда Терра, планета на которой зародилось человечество, наложила на Ла-Гвайд запрет «одного километра». Фактически, Терра запретила нам покидать нашу планету под страхом смерти. О причинах такого решения ни мне, ни историкам, к сожалению, ничего не известно, о них мы можем только догадываться. Вот тут-то мы и приходим к величайшему парадоксу. Поставки с Терры вовсе не прекратились, хотя и заметно уменьшились. Мы все еще получаем от них амброзию и горы боевых роботов, которыми не можем толком управлять. Другими словами, средство для спасения людей и их уничтожения. Чего же Терра от нас хочет?
 
Впервые Чарльз Сиано Третий сбежал с урока в пять лет. Это был урок живописи, далеко не самый скучный по меркам юного наследника империи, дело было вовсе не в скуке, мальчишка хотел совершить поступок, свой поступок, который за него еще никто не распланировал.
Чарльз сидел, прижавшись спиной к стволу раскидистой ели в дворцовом саду, он тяжело дышал, у него немного кружилась голова, и он был невероятно доволен собой.
- Что ты тут делаешь? – раздался немного писклявый детский голосок.
Наследник обернулся и увидел кудрявую девочку в роскошном ситцевом платье со множеством рюшечек.
- Ш-ш-ш, тихо, ты все испортишь!
- Что испорчу?
Он схватил ее за руку и утянул к себе в убежище. Девочка неуклюже упала на землю, перепачкав одежду, ей стоило немалых усилий, чтобы не разревется, но все же она сдержалась.
- Я прячусь! Кстати, ты вообще кто?
- Что значит, кто?! – возмутилась девочка. – Я тут каждый день хожу, это ты кто?
«Он тут», - донеслось откуда-то сзади.
Чарльз выкарабкался из-под ели и бросился наутек.
«Не дайте наследнику поранить себя!»
Мальчишка пробежал несколько метров, нога его подвернулась, и он упал на каменную мозаику, которой были выложены дорожки, тяжело дыша.
Когда Чарльз открыл глаза, он уже лежал на кровати в знакомом помещении, рядом стоял человек в белом халате.
- Ты до смерти перепугал нас, Чарли, - сказал доктор Валескес, один из лучших педиатров империи. – Не стоит так перетруждать себя.
- Что на этот раз? – пробурчал наследник.
- Грипп.
- Это смертельно?
- Нет, если будешь пить лекарства. Ты же будешь?
- А куда деваться.
- Кстати, - сказал доктор, - к тебе посетитель.
- Если это художник, скажи, что я сплю.
- А, если это твоя новая знакомая?
Чарльз попытался встать с кровати, но смог лишь приподняться и увидеть девочку с которой, как и говорил доктор, познакомился недавно. На ней было уже новое, чистое платье, она густо покраснела и смотрела себе под ноги.
- Я… не знала, ваше высочество… - пробормотала она, - Извините, я… меня зовут Марта… я дочь фрейлины и…
В тот день Чарли так и не смог объяснить Марте, что такое грипп и почему он один во всем мире им болеет. Сказать по правде, он и сам этого не знал.
 
Из лекции по геополитике профессора Эйзенштайна в институте ССЦП. Первый курс.
- Начну с самого важного, материк на нашей планете один. Нечего хихикать, мне приходится опровергать нелепые слухи о других материках чуть ли не каждую неделю. Он один и каждый, кто заикнется про второй, тем более третий получит оценку в семестре на бал ниже. Так вот, края материка постоянно накрывают цунами и ураганы с Единого океана, жить в тех местах невозможно. Ближе к центру лежит кольцо из мелких королевств, всего их четырнадцать. В центре располагается наша империя, о чем вы, я надеюсь, ни раз уже слышали. Почти каждое королевство, так или иначе, граничит с нами. Отсюда и вытекают все наши беды. Ну, или почти все…
 
Старшина Ванковски, предисловие к лекции об основах пилотирования. Третий кадетский корпус имперской армии.
В этом вступлении я постараюсь кратко объяснить вам, господа, какие изменения и модификации мы можем вносить в конструкцию Б.Ч.Р.
 Да ни ****я мы не можем! Эти ****вы железки падают на наши ****вы головы, и мы ни ****я не знаем, как они работают!
Впрочем, господа, какая на ****й разница, как они работают, если мы ими можем отстрелить ****вы ****и этих ****ых королей?!
 
Два года спустя, Чарли впервые увидел войну. Объединенные войска двух королевств, общей численностью около тысячи боевых машин попытались проникнуть на несколько километров вглубь территории империи. Они были встречены почти пятой частью имперской армии, в сумме больше трех тысяч Б.Ч.Р.
Император и Чарли в условиях полной секретности прибыли к долине Яногнат, где собиралось развернуться основное действо. Для них уже был сооружен бронированный, надежно замаскированный купол с неплохим обзором на поле битвы.
Имперские Б.Ч.Р. заняли всевозможные укрытия, некоторые окопались прямо на месте через несколько часов ожидания земля в долине затряслась, это чувствовалось даже в бронированном шатре. Одна из массивных скал, на окраине долины содрогнулась от мощнейшего взрыва, из образовавшегося прохода повалили мелкие скоростные Б.Ч.Р. двух королевств, они подняли дымовую завесу и предварительно определили местоположение противника для последующего артиллеристского удара. За ними пошли бронированные и тяжело вооруженные Б.Ч.Р. Битва началась.
Наследнику императора Чарли во время всей поездки полагалось вести себя определенным образом. Ему было запрещено разговаривать с отцом и с кем бы то ни было. Ровно в шесть вечера ему ровно на десять минут будет позволено говорить и потом опять следовало молчать вплоть до самого возвращения в столицу. Такой этикет был принят, чтобы наследнику лучше думалось и, чтобы он выбрал то самое важное, о чем следует говорить.
До шести вечера Чарли так насмотрелся на взрывы, полеты ракет, пулеметные очереди, попытки спастись, выжить или наоборот продать свою жизнь как можно дороже, что его начало подташнивать. Война то гипнотизировала его, заставляла разинуть рот, то снова отпускала, казалась скучной, монотонной, затем опять шокировала и встряхивала.
Император подошел к нему и положил руку на плечо. Чарли опустил бинокль, но не смог сразу повернуть голову.
- Можешь говорить, Чарли
- Почему они воюют с нами, пап? – осипшим голосом спросил мальчуган.
- По тому, что они другие, другой язык, другая религия, законы, цвет кожи, разрез глаз – все другое. Они боятся, что мы подавим их и заставим жить, как мы живем. Они хотят надежнее закрепиться на материке, заполучить большую территорию, больше роботов, диктовать свои условия всем остальным. И самое главное – война ни кому из нас ничего не стоит. Кроме жизней солдат, разумеется. Мир создан так, чтобы мы воевали, постепенно истребляя друг друга. Пока мы сдерживаем натиск мелких королевств со всех сторон, города в центре империи в относительной безопасности, а по периметру все давно сметено ракетами. Я еще не утомил тебя?
- Нет, пап. Правда, я не совсем все понял. А, точнее сказать, почти ничего.
- Не волнуйся, это нормально для твоего возраста. У тебя вся жизнь впереди, еще будет время во всем разобраться. Сегодня ты должен извлечь всего один, но очень важный урок. Посмотри на этих людей, они рискуют своими жизнями совсем не по тому, что им нравится управлять роботами или стрелять друг в друга. Они, все они хотят защитить то, что им дорого. Тех людей, без которых им не прожить. А у тебя есть знакомые, которых стоит защищать так же хорошо?
- Конечно! Ты! И министр Пери… И Марта!
- Марта должна стоять на первом месте.
- Но ты же император!
- А она – девочка.
Чарли кивнул.
- Я хочу сказать сейчас только одно.
- Слушаю.
- Пусть меня научат пилотировать робота. Я знаю, что наследнику такие навыки ни к чему, но я все равно хочу уметь.
- У тебя будут лучшие учителя, Чарли. Лучшие, даже, если придется похитить их из какого-нибудь королевства.
- Спасибо, папа.
 
Пятнадцать лет спустя Чарли держал за руку самую красивую девушку, которую он только видел в жизни… и вел ее к алтарю.
- Мог ли ты предположить, что это случится, когда впервые меня увидел? – шепотом, надеясь, что фата скрывает движения ее губ, спросила Марта.
- Пожалуй, нет, - прошептал в ответ Чарли, - но не по тому, что ты тут же попыталась мной командовать?
- Я пыталась? Нет, вы только послушайте!
- Не смеши меня, иначе мы сорвем церемонию.
Держась за руки, они прошли уже половину огромного церковного зала. Среди нескольких сотен гостей трудно было сыскать человека с титулом ниже графа, не было и тех, кого не причислили к Верноподданным имперского дворца. Многие знатные вельможи в этот день остались за резными церковными дверями ждать своей очереди покрасоваться с женихом и невестой, когда те выйдут на улицу после заветного поцелуя и речи священника.
- Я легко мог представить, что мы поженимся, - шепотом продолжил Чарли, - я мечтал об этом, вот только…
- Наследники никогда не выбирают себе невест. Тем более не из дочерей дворцовой прислуги, - закончила Марта. – Это знает даже ребенок, но тем не менее. У нас все получилось, мы смогли…
- Может быть, я все еще мечтаю? – спросил Чарли.
- Или это моя мечта, а ты, такой красивый и статный – ее часть?
- Ты не заставишь меня покраснеть. Только не сейчас.
- Посмотрим, - улыбнулась Марта.
Они подошли к священнику в роскошной, даже вычурной, по мнению Чарли, рясе вышитой золотом. Священник поднял золотой крест и поприветствовал брачующихся…
 
Из речи наследника Чарльза, на свадебной церемонии, после напутствия императора:
-… Я безмерно благодарен своему отцу за то, что он делал для меня все эти годы. Хорошо зная историю нашей империи, я понимал, что наследники испокон веков наряду с привилегиями получали и множество запретов. Их жизнь всегда была предопределена и расписана по секундам. Мой отец слегка отступил от традиции, дал мне больше выбора, больше возможностей, о которых люди моего положения и мечтать не могли. Благодаря ему я смог ближе познакомиться с военным делом. Наряду с философскими науками я занимался борьбой, проходил курсы выживания, чтобы лучше понять жизнь солдат, которые защищают нас. Думаю, это были важные уроки, которые я никогда не забуду. Но сегодня я получил наилучший подарок, какой только мог достаться наследнику. Отец разрешил мне взять в жены девушку, которую я люблю. Отныне я в неоплатном долгу перед ним. Спасибо еще раз, папа!
 
Из дневника Артура Шейкли, имперского профессора зоологии.
Мир полнится слухами, что Джо Рэббит нападает только на города, вокруг которых живут обезьяны. Правда это или нет мне не известно, но вот, обезьяны, живущие вокруг некоторых городов – это факт доказанный. Мне, как биологу было бы странно не задуматься о том, откуда эти приматы вообще взялись. Разумеется, они не могли появиться из джунглей этой планеты, местная жизнь намного примитивнее. Следовательно, обезьяны были завезены с Терры, другого объяснения у меня нет. Но вот, что самое удивительное – с Терры они так же не могли попасть к нам. Я изучил этот вид и сумел его классифицировать. Оказалось, что эти приматы действительно водились на Терре, но они вымерли задолго до того, как человечество нашло путь в космос.
Выходит, что эти приматы, которых мы можем наблюдать в некоторых местах в огромном количестве не могли появиться вообще ни откуда. Но это ведь нонсенс!
Я отправился в окрестности Ноторро, небольшого городка, где в последнее время замечали обезьян. Найти сразу несколько стай в ближайшем лесу не составило труда, я установил за ними наблюдение и выяснил удивительнейшую вещь. Эти приматы не способны размножаться с достаточной скоростью, чтобы поддерживать свою популяцию. И, тем не менее, по заверениям горожан, обезьяньи стаи исключительно росли все последние годы. Признаться, сейчас я прибываю в полной растерянности.
Артур Шейкли был убит вскоре после того, как опубликовал свои исследования. Убийцу не нашли. Имперские ученые подвергли жесточайшей критике все работы Шейкли и признали его полным сумасбродом.
 
Многое дозволялось имперскому наследнику Чарльзу, но, разумеется, далеко не все. Согласно своему статусу, он обязан был быть примером для подражания, поэтому первая брачная ночь была именно первой, а не какой-либо другой. Официально оформив отношения,  Чарльз готовился стать отцом. Будь с ним не Марта, а любая другая девушка из его многочисленных знакомых, он предпочел бы еще несколько лет пожить только для себя, не обременяясь отцовскими заботами. Однако с ним была именно Марта и ее он хотел сделать настолько счастливой, насколько это вообще было возможно. А она хотела детей.
К девятому месяцу после свадьбы, Чарли чувствовал себя трижды, если не четырежды отцом. Психологи работали с ним по нескольку часов в день, он уже знал все, что нужно и много сверх того об отцовстве. Он был готов к пополнению семейства на все сто и уже ждал заветного часа с нетерпением.
Ночью перед тем, как Марта должна была родить, ему приснился странный сон. Прямо перед ним летала обезьянка, вокруг было черным-черно, но он видел тельце в пушистое шерстке во всех деталях. Обезьянка замахала всеми четырьмя лапками у него перед носом и писклявым голоском произнесла:
- Я твоя дочь.
Чарли мгновенно проснулся. Он еще не понимал, что это был сон и что он уже не спит, смог лишь с трудом сдержать крик, и почувствовал острую боль в сердце, словно его собрался хватить инфаркт. Во сне или наяву, он ни на секунду не забывал, что Марта рядом, и не смел ее тревожить ни при каких обстоятельствах. Конечно, он ничего ей не сказал.
 
Чарли сидел в специально отведенной для него комнате в северном крыле хирургического комплекса. Психологи неоднократно советовали ему отвлечься, занять себя чем-нибудь на время родов, ведь ничем Марте он помочь не мог. «Все в порядке, - отвечал Чарли, - я просто посижу и подожду. Ничего со мной не случится, лучше подумайте, что вы можете для нее сделать». Его несколько нервировало то, что в палату к жене никого, кроме акушеров и хирургов не пускали. Правила есть правила, даже в его случае. Или особенно в его случае. Ожидание становилось невыносимым, вскоре Чарльза стала раздражать каждая роскошная мелочь, которых было вокруг с избытком. Как они могли подумать, что ему нужны велюровые подушки с кисточками на диване в такой момент?!
В комнату вошел доктор, халат его был местами в крови, он стянул маску, и Чарли заметил крупные капли пота по всему лицу медика. Наследник вскочил на ноги.
- Как она?! Как все прошло? Не тяните, ради бога!
- Мне ужасно жаль, - запинаясь, пробормотал доктор. – Мы… мы совершенно не были к этому готовы…
- Что?! К чему?!
Мне… ужасно жаль, - повторил врач, - из-за осложнений ребенок погиб. Но… но… ваша жена, Марта, она в порядке, с ней все хорошо.
Чарли почувствовал, что если еще сильнее стиснет зубы, они раскрошатся и вываляться изо рта.
- Доктор Гибсон, ведь это вы принимали роды?
- Да, совершенно верно, - ответил врач, вытирая лоб носовым платком.
- Тогда… тогда… ничего нельзя было поделать. Вы лучший. Если вы не смогли, значит никто бы не смог.
Вокруг Чарльза уже слышалось щебетание психологов. Некоторые слова успокоения доходили до него, некоторые нет. Сейчас он больше всего хотел увидеть Марту…
Однако же свидеться с ней не вышло ни в этот день, ни даже через неделю, ничего не сказав, Марта уехала в город Сарутор к своей маме. В записке, которую она оставила, говорилось, что ей нужно побыть одной некоторое время. Чарли не вполне понимал, чем продиктован такой поступок, они с Мартой знали друг друга достаточно давно, чтобы не бегать друг от друга даже в такой ситуации. Наследник ни раз хотел отправиться к Марте, но против этого всегда выступал его отец. Он говорил, что Марте будет проще справиться со стрессом у домашнего очага, и не хотел слушать возражений. Чарльз вовсе не понимал, почему император не верит в него и не дает съездить и самому успокоить ее.
Время шло, а ситуация не менялась, Марта писала, что у нее все хорошо и она хочет побыть одна с мамой. Чарльза уже всерьез начала беспокоить их с женой разлука, когда император вызвал его к себе. «Ты должен немедленно поехать к ней, ждать больше нельзя! Ты нужен ей», - сказал он. На этом разговор фактически закончился, Чарльз попрощался и немедленно отбыл. Желание увидеть Марту было несравнимо сильнее, чем желание узнать, почему отец так резко переменил мнение.
 
Краем глаза Чарльз заметил, что впереди на дороге, по которой они следовали, стоял блокпост. Дорога была наспех перегорожена бетонными блоками, на обочинах слева и справа стояли два массивных Б.Ч.Р.
- Езжай дальше, - сказал Чарльз до того, как водитель осведомился об инструкциях.
Лимузин подъехал к блокпосту и остановился, через некоторое время один их Б.Ч.Р. включил громкую связь.
- Разворачивайтесь, этот город будет атакован. Господин наследник, для вас там слишком опасно.
Чарльз открыл дверь и вышел. Сперва он взглянул на уже виднеющиеся вершины домов Сарутора – все выглядело вполне мирно, никаких признаков военных действий. Однако, это не говорило о том, что город вне опасности. Военному незачем было врать, Чарльз верил его словам. Город не горел, а значит, еще можно было успеть увести Марту оттуда.
- Моя жена в этом городе и я собираюсь ее забрать. Освободите путь.
- Невозможно, господин, у нас приказ не пропускать гражданских. Жертв и без вас хватит, будьте уверены.
- Кому пришло в голову нападать на этот Сарутор? – спросил Чарльз. – Что вообще в нем может быть полезного для королевств?
- О нет, господин наследник, но город нападают вовсе не короли. Его собирается уничтожить Джо Рэббит.
Это меняло все. Битва с Рэббитом была изначально обречена на провал. Его еще ни разу не удавалось остановить, когда он пытался уничтожить город. Слишком внезапны были его атаки, чтобы стянуть силы с соседних регионов. Не говоря о том, что план военных действий приходилось составлять буквально за минуты. Несколько сотен Б.Ч.Р. были для Рэббита не помехой, стольких машин не хватило бы даже, чтобы задержать его на полчаса.
Поборов желание выругаться и начать жаловаться на судьбу, Чарльз спросил:
- Сколько у вас машин?
- Четверть сотни, господин наследник. Через два часа прибудут еще пятьдесят, но вы же понимаете… будет уже некого спасать.
- Что собирается предпринять ваш командир?
- А что мы можем? Разве что попытаться уничтожить Б.Ч.Р. Рэббита до того, как он доберется до города, но это попросту невозможно с нашими силами. Разве, что у него двигатель заглохнет сам по себе. Хотя я бы не стал на это надеется, Рэббит хоть и псих, но не дурак. И в машинах, к сожалению шарит.
- Питер, - крикнул Чарльз полуобернувшись к слуге, ехавшим с ним, - свяжись с их командиром, скажи, что я хочу взять одного из постовых роботов, чтобы принять участие в сражении.
Прислужник взглянул на номер на борту одного их роботов и беспрекословно принялся выполнять приказ.
- Но какой в этом смысл? – удивился второй из постовых, который до этого помалкивал. – Это же Рэббит! Рэббит! Попробуем остановить его? В том то и дело, что только попробуем, сделаем вид, что империя еще надеется его одолеть, напомним так сказать про свое существование и все! Он не оставит мокрого места от отряда, который за ним послали, будешь ли ты в этом отряде или нет, роли не сыграет.
- Если твой командир умнее тебя, он даст мне шанс. Моя военная подготовка гораздо выше, чем у любого из его солдат, я не стану обузой.
Несколько мгновений из роботов не доносилось ни звука, вскоре передний шлюз одного из Б.Ч.Р. отворился, солдат торопливо вылез наружу.
- Что ж удачи, - сказал солдат, передовая Чарльзу ключи активации.
- Одну секунду, мастер Чарльз, - сказал Питер, выбираясь из лимузина. – Перед тем, как вы отбудете, я должен ввести вам лекарство.
- Какое опять лекарство? Если это успокоительное, то оно мне не требуется.
- Нет, мастер Чарльз, это амброзия, самая обыкновенная амброзия.
Чарльз быстро зашагал к роботу.
- У меня нет времени на ваши шутки, - крикнул он и сорвался на бег. – Мне вводили ее шесть раз в детстве. Она на меня не действует.
- Боюсь, в таком случае мне придется ввести ее насильно.
Питер достал из-за пазухи пневматический пистолет, вскинул его отточенным движением и тут же выстрелил. Дротик попал Чарльзу между лопаток, но тот даже не сбавил скорости, только выдернул его из спины перед тем, как сесть в кресло пилота.
«Если эта дрянь, что ты мне впрыснул, помешает мне, Пит, ты станешь моим злейшим врагом. Но, если поможет… лучшего друга, чем я у тебя не будет».
Когда робот с наследником на борту отдалился на приличное расстояние, Питер подошел к солдату и пожал ему руку.
- Отличная игра, дружище, - сказал он.
- Думаете, наследник поверил? – спросил солдат.
- Верил же до сегодняшнего дня.
 
Определить местоположение основного отряда было делом двух секунд. Чарльз немедленно направил робота им на подмогу. Находясь в кабине, он отогнал все мысли о том, чем может закончиться их встреча с Джо Рэббитом. Сейчас это было абсолютно не важно, следовало сосредоточиться на том, чтобы быть готовым к этой встрече.
Модель Б.Ч.Р., в котором он оказался, была совсем новой, таких террены сбросили еще не больше десятка на весь мир. Одна из самых совершенных боевых машин. Что она делала на посту, почему была не в атакующей группе? Одометр показывал 261 километр. Это было не просто странно, а вовсе удивительно. Как эта машина могла пройти так мало? Это расстояние от столицы до этого места. Можно было подумать, что совсем нового робота пригнали из столичных ангаров на этот блок пост… чтобы он, Чарльз в него залез и именно на нем принял участие в битве. Глупость, если кто-то из столичных знал, что Рэббит нападет на Сарутор, они бы вытащили оттуда хотя бы Марту.
А это желание Питера еще раз вколоть бесполезную амброзию – еще одна странность. Странность, из которых состояла вся жизнь Чарльза.
Отряд из двадцати трех Б.Ч.Р. готовил Джо Рэббиту засаду в каньоне недалеко от города. Вскоре, все военные перешли в скрытный режим, подходя к ним, Чарльз последовал их примеру.
- Все просто, - сказал командир, когда Чарльз занял отведенную ему позицию. - Рэббит, сейчас движется вдоль реки, пролегающей через каньон. Стены расположены слишком далеко друг от друга, чтобы завалить его камнями. Мы смогли лишь заминировать определенный участок и занять позиции, удобные для обстрела. Когда он окажется в центре минного поля, я активирую взрыватели и можете начинать обстрел. Все ясно?
- Вполне. Скажите, командир, как давно вы узнали о приближении Рэббита? – спросил Чарльз. – На то, чтобы заминировать такую территорию должно уйти не меньше трех часов. За это время можно было эвакуировать хотя бы часть города.
- Вы проницательны, - сказал командир, - но дело обстоит несколько иначе. Мы видели буквальна полчища обезьян вокруг и решили, что Рэббит вполне может атаковать нас, если верить всем тем слухам. Мы подготовились заранее к его приходу.
«Обезьяны, да? Признак, из-за которого стоит вооружиться, но не стоит предупредить жителей? Эти солдафоны – настоящие обезьяны, если это была их инициатива».
- Спасибо, что объяснили, больше вопросов не имею.
Джо Рэббит не заставил себя ждать. Как правило, он вовсе приходил неожиданно. Одинокий Б.Ч.Р. двигался вдоль реки с невероятной скоростью, он не бежал, а, казалось, летел, поднимая за собой облака земли и гальки. Впрочем, даже на такой скорости, чтобы преодолеть минное поле от начала до конца ему бы потребовалось не меньше сорока секунд. Когда робот оказался точно посередине площадки, которая у Чарльза на экране светилась фиолетовым, командир приказал: огонь.
Еще до первого выстрела сработали несколько десятков сенсорных фугасов, Б.Ч.Р. в каньоне скрыло огромное облако из грязи и водяной взвеси, С обеих сторон каньона раздалась канонада выстрелов из всевозможных орудий. Ракетные установки били прямой наводкой, снаряды с ртутными сердечниками поднимали в воздух по несколько центнеров почвы, мелко перемалывая все, чего касались. Часть реки попросту испарилась, начался пожар, что именно там внизу могло гореть, Чарльз даже не представлял, он вообще впервые видел, чтобы сразу столько снарядов (немало из которых он послал сам) попали в одну точку.
Разумеется, у Б.Ч.Р., попавшего под такой обстрел, не было и шанса остаться не то, что целым, а хотя бы опознаваемым. Нельзя было понять, роботу принадлежат все эти металлические закорючки, автомобилю или, скажем, холодильнику.
 
Солдаты возликовали, по радиосвязи понеслись взаимные поздравления и обещания сегодня же упиться в хлам. Б.Ч.Р.-ы начали махать руками, некоторые особенно ловкие стали подбрасывать свои ружья и ловить их с металлическим лязгом.
Безусловно, Чарльз был рад, что опасность от города удалось отвести, но радость его была сдержанной. Сам факт, что его любимая подверглась такой нешуточной опасности, тревожил его. К тому же он прекрасно понимал, что Джо Рэббит жив, он уже ни раз переживал подобные взрывы и после потери робота обычно скрывался в ближайшем городе.
Наследник знал, что ему нужно немедленно прибыть в Сарутор, отыскать Марту и вернуться с ней в столицу.
Уже собравшись развернуть своего робота и направиться в город, Чарльз буквально костями почувствовал неладное. Приглядевшись, он понял, что солдаты на другой стороне каньона вовсе не празднуют победу, более того, один из них как бы невзначай направил свою ракетную установку в его, Чарльза сторону. Системы не фиксировали попытку прицеливания, однако, Чарльз знал, что с такого небольшого расстояния ракету не нужно наводить по лазеру или как-то еще, достаточно просто запустить ее и она, пролетев по прямой линии, все равно найдет свою цель.
Солдат, управляющий Б.Ч.Р. на противоположной стороне, выстрелил. Для воинов, окружающих Чарльза, это было полной неожиданностью. Время, за которое ракета преодолела бы 200 метров, разделяющих две группы солдат, было ничтожным, но Чарльз понял, что каким то образом ему удается думать во время ее полета. Автоматика его Б.Ч.Р., несомненно, засекла пуск ракеты и готовилась выпустить лазерные помехи и фальшивые тепловые цели. Но в этом не было никакого смысла, ракета не клюнула бы на эти приманки, ведь она не была наведена, как это обычно делается.
- Ручное управление, - распорядился наследник.
К его удивлению, робот немедленно отключил автоматику, не выдав предупреждений о бессмысленности такого поступка. Чарльз вскинул винтовку, используя сенсорную перчатку, и выстрелил. Крупнокалиберный снаряд встретился с ракетой, чуть только она преодолела половину пути, взрыв осветил все вокруг.
Чарльз не мог ждать, пока до солдат, стоявших рядом с ним дойдет, что произошло. Он сомневался, что их прозрение наступит до следующей атаки. Так же у него не было времени удивиться тому, что он способен управлять роботом в ручном режиме, нужно было, либо принять этот факт как есть, либо умереть под вражеским огнем.
Сканер подтверждал худшие опасения Чарльза. До боя командир разделил отряд из двадцати четырех машин на две группы по двенадцать. Сейчас на противоположной стороне каньона находились не двенадцать, а тринадцать Б.Ч.Р. Кто-то прокрался к той группе в скрытном режиме и заставил их напасть на своих сослуживцев. О том, кто это мог сделать вопрос даже не стоял. Рэббит обвел их вокруг пальца, послал вместо себя вдоль реки робота с каким-то загипнотизированным несчастным на борту, он и подорвался на минном поле.
Теперь и половина солдат, противостоящих Рэббиту, была под его контролем и готова была отдать за него жизнь.
- Рэббит подчинил их себе, - крикнул Чарльз, обращаясь к командиру отряда, - вам придется стрелять в своих людей на той стороне каньона или умереть от их атаки. Такова ситуация, решайтесь.
Наследник не собирался участвовать в этом бессмысленном сражении, он развернул робота в сторону города и сорвался с места, превысив допустимое ускорение почти в два раза. Нормальный человек от такого рывка потерял бы сознание, Чарльз понял это, лишь случайно взглянув на спидометр. Каким-то образом ему удалось выдержать эту нагрузку.
«Питер, неужели он вколол мне какой-то особый препарат, укрепивший мое тело? Это не могла быть обычная амброзия».
Не преодолев и сотни метров, Чарльз заметил, что один из Б.Ч.Р. на другой стороне пропасти отделился от группы и тоже направился к городу. Разумеется, это был Рэббит, он видел, как робот Чарльза отразил ракетную атаку и наверняка воспринимал его, как серьезного противника, более того, Рэббиту нужно было спешить в город, пока не прибыло подкрепление, теперь путь для него был почти свободен.
Чарльз навел винтовку на робота, движущегося параллельно с ним, все так же в ручном режиме, чтобы не выдать себя автонаведением и выстрелил. Робот Рэббита подпрыгнул, пропустив снаряд под собой, ему удалось даже не сбавить скорость при этом маневре. Чарльз уже не сомневался, кто его противник – автоматика была не способна на такой прыжок, в стандартных программах не было ничего подобного.
Наследник перебрал массу вариантов и решил, что на таком расстоянии не сможет поразить Рэббита ни каким из имеющихся у него орудий. Рэббит так же не пытался стрелять, видимо, он понимал, что неприятель способнее на многое, либо хотел поиграть с ним, как кот с мышью.
На подходе к городу стены каньона постепенно опускались, и он превращался в равнину, по которой текла бурная, но мелкая речка. Чарльз видел, как пропасть, разделяющая его и Рэббита, постепенно уменьшается, вскоре он мог бы уже спрыгнуть вниз, будь у него такое желание. Небоскребы и небольшие панельные дома города были отчетливо видны. Пригород Сарутора состоял из отдельных дач и фазенд, расположенных без видимого порядка. Они шли  вровень, наследник понимал, что у него не хватит времени разыскать Марту и вытащить ее из города, не говоря уже об эвакуации всех остальных жителей. Единственный шанс спасти его жену был в победе над Рэббитом.
Каньон полностью исчез, Чарльз и Рэббит оказались на одной плоскости, уже ничем не разделяемые. Мимо проносились дома большие и маленькие, жители пригорода высыпали на улицы, чтобы понять, что происходит. Два боевых робота, бежавших, словно на перегонки к центру города вызывали много тревоги и беспокойства. Наследник понял, что сейчас, когда у него появилась возможность приблизиться к Рэббиту и атаковать его, вокруг стало слишком людно, случайных жертв было бы не избежать. Впереди в нескольких сотнях метрах виднелись высокие печные трубы. Там должно быть находилась промышленная зона, где количество случайных жертв можно было свести к минимуму.
Чарльз свернул с дороги, на которой играли дети, и случайным касанием разворотил половину чьей-то деревянной лачуги, в этот момент Рэббит набросился на него.
От мощного удара в торс Б.Ч.Р. наследника полностью остановился, ремни безопасности впились в грудь и плечи.
«Открой люк и выйди из робота», - раздалось в голове Чарльза.
Поначалу он посчитал это вполне неплохой идеей и уже потянулся к рукояти эвакуации, но замерла в нескольких сантиметров от нее.
- Это… гипноз, - пробормотал наследник, - психофизическое воздействие Рэббита. Я могу выдержать… каким-то образом я сохранил волю. Шанс!
Б.Ч.Р. Рэббита стоял напротив робота Чарльза на расстояние своей вытянутой руки. Рэббит, убийца городов, ждал, что пилот остановленного им робота сейчас покинет кабину и станет легкой мишенью. Он не мог и предположить, что случится на самом деле.
Б.Ч.Р. Чарльза выстрелил в противника одновременно всем, чем только мог. Распахнулись на плечах пулеметные гнезда, гранатомет на спине дал залп в воздух с расчетом, что гранаты посыплются Рэббиту на голову, ракетная установка пальнула сразу четырьмя зарядами, вдобавок рука направила бронебойную винтовку в грудь Б.Ч.Р. Рэббита и та с грохотом извергла пламя.
Джо Рэббит, может, и не был готов к тому, что его внушение не подействует, но это вовсе не значило, что он был беспомощен. Его Б.Ч.Р. мгновенно причел на корточки, пулеметы Чарльза, уже открывшие огонь лишь слегка задели плечи и голову стального гиганта, не причинив значительного вреда. Винтовку Чарльз наводил вручную, и она не могла так легко промахнуться, но робот Рэббита ухватил ее за ствол и направил выстрел себе под мышку. Снаряд даже не задел корпус, разнес в щепки чью-то хижину неподалеку.
Четыре ракеты отлетели от сцепившихся роботов на несколько сотен метров, развернулись и понеслись точно в спину Б.Ч.Р. Рэббита. Рэббит прекрасно знал, как именно будут двигаться крылатые снаряды, многолетний боевой опыт не оставлял места сюрпризам в действиях противников. Винтовку Чарльза он перенаправил не в какую-то произвольную точку, а, стремясь разрушить совершенно конкретный дом, дом, стоящий на пути следования ракет. Остатки фундамента, стен и потолка строения, в которое случайно попал Чарльз, взлетели в воздух и встретились с ракетами, заставив тех детонировать задолго до того, как они достигли цели.
Левая рука Рэббита с самого начала сжимала короткоствольный пистолет-пулемет. Даже выстрел с небольшой дистанции в Б.Ч.Р. Чарльза не нанес бы много вреда. Рэббит выстрелил в воздух, точно поразив связку гранат в верхней части их параболической траектории. Гранаты не детонировали, их принцип действия отличался от ракетного, но их траектория изменилась и они упали в хлев в нескольких сотнях метров от цели, убили быка и не взорвались после этого.
После залпа все боевые системы Б.Ч.Р. Чарльза начали перезарядку, это требовало всего нескольких секунд, наследник собрался отпрыгнуть назад, чтобы освободить винтовку и не дать Рэббиту увернуться от второго залпа. В это же мгновение робот Рэббита сам отпустил ствол винтовки и выкинул пистолет-пулемет, чтобы освободить вторую руку. Из-за спины он достал предмет, очень напоминающий обычную косу, только в семь раз больший и с черным лезвием с красной режущей кромкой. Одним взмахом он разрубил торс робота наследника напополам наискось. Верхняя часть съехала и с гулом шлепнулась в грязь, ноги и нижняя половина торса с сиденьем пилота остались стоять, как будто ничего не произошло.
Чарльз успел пригнуться, ударившись лбом об колени, гигантское полотно косы прошло над его спиной, не задев его, но робот, которого он пилотировал, был уничтожен.
- Не пора ли нам познакомиться, наследник Чарльз? – донеслось из динамиков робота Рэббита еще до того, как Чарльз поднял голову.
Наследник лихорадочно пытался придумать, как еще он может разрушить Б.Ч.Р. Рэббита, и поначалу не обратил внимания, как неожиданно быстро его опознали.
- Даже не знаю, рад ли я, что ты выжил после моей атаки или нет, - продолжил Рэббит. – Быть может, тебе стоило умереть и не видеть, что сейчас произойдет?
- Я знаю, что ты задумал! – крикнул Чарльз, - И я не могу помешать тебе, но позволь мне хотя бы увести мою жену отсюда!
Наследник краем сознания понимал бессмысленность подобных просьб и даже то, что Рэббит может убить его в любую секунду, но действовать разумно ему не хотелось. Потому, что действовать разумно в такой ситуации – это значит смириться.
- К сожалению, это ничего не изменит, - сказал Рэббит. – Даже, если я отпущу вас на этот раз, и вы успеете убраться на достаточное расстояние, твоя жена все равно погибнет. И вина в том будет не моя, а императора. Как только он узнает, какой город я собираюсь уничтожить в следующий раз, он немедленно отправит ее туда, чтобы наша встреча состоялась вновь.
- Ты и вправду безумен! Император никогда не сделает такого!
Джо Рэббит расхохотался.
- Надо отдать императору должное, он отлично тебя выдрессировал. Ты даже не подозреваешь, как он использует тебя. Подумай обо всех тех мелких несоответствиях, о неправильных мелочах, которые все время с тобой происходят. Тебя учили управлять роботом, зачем это наследнику? Ты даже служил в армии, зачем? Как вышло, что твоя жена простолюдинка? А почему ты болел всю жизнь то гриппом, то свинкой, почему на тебя не действует амброзия?
- Мой отец был добр ко мне. Возможно, если бы ты стал отцом когда-нибудь, ты бы понял его.
- О, я был отцом сотни раз, правда, все мои дети – обезьяны, вот в чем беда. Твои, кстати тоже. Или ты думаешь, что твоя жена на самом деле не способна родить?
- Безумец, мне жаль тебя, тебе нужна помощь врача, прими ее.
- Не сомневаюсь, что со стороны виднее, но давай проясним некоторые моменты, Чарли. Я люблю людей, люблю то, что они делают и мне нравится помогать им. Сейчас я помогу тебе понять кое-что. Я следил за новостями, и знаю многое о твоей жизни, достаточно, чтобы догадаться, кто ты такой. А сегодня, когда ты не поддался моему внушению, я понял все окончательно.
Чарльз подумал, что возможно удастся продержать здесь этот ненормального, просто болтая с ним, подкрепление все-таки могло успеть, он не стал перебивать.
- Все началось двадцать два года назад с полковника, чье имя я уже не помню, в памяти остался только его голос. У этого типа был непорядок с генами, то есть больший непорядок, чем у всех остальных. Он ввел себе огромную дозу амброзии и получил на некоторое время силу, достаточную, чтобы ранить меня. Из раны пошла кровь, тогда я не обратил на это внимание, зря, досадная ошибка. Это был их план с самого начала, получить мою кровь, мой код ДНК. Император и короли понимали, что я уникален, и им не победить меня, даже объединившись. Они захотели, чтобы моя уникальность работала против меня, захотели создать второго меня. Клона. Конечно, они не хотели получить второго Рэббита, разрушающего города, они воспитывали клона под непрестанным надзором, под контролем лучших психологов и лучших врачей. Они не хотели, чтобы клон был слаб, его должны были обучать лучшие мастера по пилотированию, стрельбе и рукопашному бою.
Но как объяснить концентрацию самых лучших специалистов вокруг всего одного солдата? Как сделать так, чтобы Рэббит не почуял неладное и не попытался убить этого клона до того, как он закончит обучение? Просто – представить этого клона, как наследника империи. Кому как не наследнику обучаться у лучших учителей, кому как не ему давать лучшую охрану и лучших роботов?
И это не все. Амброзия, это она дала мне мою силу, но на всех остальных людей она действует иначе. Тебе не вводили ее до сегодняшнего дня, не хотели, чтобы ты стал бессмертным до того, как они убедятся, что ты и дальше будешь подчиняться им, а не примкнешь ко мне. Твоя жена простолюдинка, ее не жаль убить, нужно только отправить ее в город, который я собираюсь уничтожить и, без сомнения, захочешь помешать мне или отомстить, если будет уже поздно.
Но ты не смог. Твой боевой опыт все же не сравнится с моим, если тебя не учил я лично, то тебе меня не победить. Даже не думай об этом. И, да, не думай обо мне, как об отце, все мои дети обезьяны, кажется, я уже это говорил. А теперь я должен закончить то, зачем я сюда пришел. Слишком много обезьян развелось вокруг.
Рэббит развернул робота и направился прочь.
- Постой! – крикнул Чарльз, стараясь подавить дрожь в голосе. – Допустим, все это правда. Я не могу во все это сразу поверить, но представим, что это так. Тогда, получается, ты не настолько уж безумен, раз смог до всего этого догадаться. Зачем тогда ты уничтожаешь города? Зачем губишь стольких людей?!
- Потому, что я люблю джаз и специи, большего тебе знать не следует.
Джо Рэббит сделал еще несколько шагов на своем роботе, Чарльз попытался выбраться из кабины, но увидел, что Рэббит не оборачиваясь, направил на него дуло своего пистолета-пулемета. Раздалась короткая очередь выстрелов, Чарльз упал на землю без сознания, рядом упали останки его робота.
 
Джо Рэббит добрался на своем Б.Ч.Р. до центра города не встретив сопротивления. Некоторые из тех, кто понял, в чем дело, увидев его машину, пытались стрелять в него или еще как-то мешать, но все было бесполезно. Рэббит подчинял своей воле всех, кто вставал на его пути, вскоре разные отряды полиции начали перестрелку друг с другом. Большинство из тех, кто понял, что городу конец, тщились срочно уехать, часто в спешке они врезались в другие машины, образуя пробки. По всему городу завыли сирены, что только подхлестнуло панику.
Бежать было бесполезно, время уже давно упущено, поэтому Рэббит не спешил. Когда его робот занял нужную позицию на одной и площадей, можно было начинать. Вокруг уже толпились полицейские, потерявшие волю; стражи порядка, сохранившие контроль над собой в спешке пытались убраться, нередко они пользовались своим служебным положением, чтобы опередить остальных беженцев.
Рэббит активировал все источники энергии, какие только были на его Б.Ч.Р. система ускорения, по сути, была ракетным двигателем при работе в полную силу, могла поднять робота в воздух на некоторую высоту. Говорить об удачном приземлении было нельзя, поднявшись выше пятидесяти метров, робот непременно бы разбился, но приземление в планы Рэббита не входило. Он открыл люк и выпрыгнул, зная, что автоматика завершит процесс. Извергая вниз струю бело-желтого огня, Б.Ч.Р. оторвался от земли и постепенно начал набирать высоту, вскоре он взлетел выше ближайшего небоскреба и через полминуты вообще превратился в мерцающую точку.
Взлетев на высоту в полтора километра, робот вызвал автоматическое срабатывание систем залпового огня сразу трех орбитальных крейсеров терренов. Три столба красного света пронзили облака и пересеклись точно в корпусе робота-ракеты. Все энергонакопители робота мгновенно детонировали, вызвав цепную реакцию. Сфера из нейтронных волн, расщепляющих все живое, людей, собак, деревья, бактерий накрыла город Сарутор и его окрестности за долю секунды. В радиусе нескольких сотен километров воздух стал стерилен, и осталось всего два живых существа.
Рэббит знал, что не сможет воспользоваться машиной, чтобы покинуть город – топливо под воздействием нейтронных лучей изменило свои свойства и уже не сгорало при обычных условиях. Он закинул мешок с провиантом за плечо и пошел по следам на асфальте от собственного Б.Ч.Р. Тут и там валялись кучками одежда, недавно принадлежащая жителям города. Кое-где начинались пожары от оставленных без присмотра газовых плит, тушить их было некому, да и незачем.
- Не думай, что я оставлю тебя в покое после того, что ты сделал, Джо Рэббит!
Рэббит посмотрел в сторону, откуда донесся крик. На противоположной стороне улицы стоял именно тот, кого он ожидал увидеть, наследник Чарльз.
- Послушай, малыш, вали-ка ты домой.
Мощная волна психофизического импульса сбила Рэббита с ног, он отлетел в сторону, пробил собой кабину грузовика насквозь, ударился о стену небоскреба и сполз по ней на асфальт. Рэббит попытался подняться, но его тут же снова швырнуло об стену, на этот раз психофизическое давление не ослабло, он так и остался висеть, придавленный к стене в метре от пола.
Чарльз не спеша подошел к Рэббиту, по пути машины, большие и маленькие отодвигались от него в разные стороны, как магниты с одинаковыми полюсами.
- Не можешь освободиться? – спросил Чарльз, видя тщетные попытки Рэббита пошевелить хотя бы пальцем. – Такое ты проделывал много раз с людьми, которые на тебя нападали, почувствуй, как это, потерять надежду.
- Ты мой клон, - прохрипел Рэббит, - наши силы должны быть равны…
- Это психическая энергия, не так ли? – спросил Чарльз. – Похоже, ее количество зависит от того, насколько ты или я уверены в себе. Я не знаю этого наверняка, но то, кто из нас сейчас размазан по стенке, мне лично многое объясняет. Вот ты, Рэббит, уверен, что поступил правильно, уничтожив этот город? Похоже, что нет. А я уверен, что избавить мир от тебя – отличнейшая идея.
- Так ты хочешь сомнений? – Рэббит ухмыльнулся, хотя говорить ему удавалось с трудом. – Я заставлю тебя сомневаться. Я уничтожаю города по тому, что без этого человечество на этой планете вымрет через десяток поколений. Видишь ли, террены не просто так разорвали с нами отношения, они не просто так отстреливает все, что пытается покинуть планету. Мы больны и они боятся подхватить заразу. Поэтому же и сбрасывают нам роботов, чтобы мы побыстрее перестреляли друг друга. А еще сбрасывают амброзию, чтобы выявить, сколько людей и как серьезно больны. Эта амброзия на здоровых людей действуют не так, как на меня, тебя и всех, кого ты знаешь.
А теперь слушай и запоминай, под действием неизвестного фактора у людей на этой планете произошли необратимые генетические мутации. Появился ген, носители которого могут зачать только ребенка со множеством рудиментарных признаков, с хвостом, шерстью по всему телу. У таких людей рождаются обезьяны. В некоторых городах, как этот мутация поразила огромное количество жителей, если их не уничтожить немедленно, этот ген за несколько поколений расползется по всему свету и люди потеряют способность воспроизводить себе подобных. Я хочу сохранить жизнь человечеству как можно дольше. Поэтому мне приходится уничтожать города. Кстати, мы с тобой гораздо больше похожи на терренов, чем все остальные. Террены тоже почти бессмертны, только вот дети у них нормальные.
Рэббит почувствовал, что давление ослабевает, но все еще был не способен освободиться.
- Почему ты не рассказал никому об этом?
- По тому, малыш, что началась бы паника. Люди стали бы истреблять друг друга еще быстрее, чем сейчас, пытаясь уничтожить носителей обезьяньего гена. Но они все носители в той или иной степени. Мне не нужен хаос, мне нужен джаз и специи. Пока правительство умудряется держать все в секрете за счет запрета родов на дому, и я благодарен им за это.
- Но… мне нужны доказательства.
- Ты получишь их сколько угодно, только отпусти меня, я тебе не враг. Мне даже тебя жаль, ты сейчас проходишь через то, через что пришлось пройти мне. Выбирай, что делать. У тебя много сил, малыш, ты можешь помочь мне уничтожать города. Или можешь принять сторону императора и скрывать правду от людей, покуда это возможно. Чью сторону ты займешь?
- Теперь помолчи, Джо Рэббит, мне нужно подумать.
Чарльз сел на асфальт и уткнулся лбом в руки, сложенные замком. Он сидел и думал почти час, все это время Рэббит молча висел, прижатый к стене.
- Я решил, что будет дальше, - наконец сказал Чарльз, голос его был тих и спокоен. – Решение в данном случае - это отсутствие решения. Я не могу излечить человечество и не мне решать, как ему закончить свои дни. Но и не тебе это решать, Рэббит. Пусть каждый решает за себя. Мы с тобой больше никогда не вмешаемся в судьбы городов или тем более стран. Мы будем лишь наблюдать, как будут разворачиваться события, но никак не менять ход истории под свои нужды. Если ты согласен, я отпущу тебя, но отныне мы будем жить вместе, чтобы я всегда мог приглядывать за тобой.
- Что ж, - сказал Рэббит, - так или иначе, игре конец. Я принимаю твои условия.
 
Наследник Чарльз не вернулся из Сарутора, через три месяца его стали считать пропавшим без вести, через год погибшим.
Джо Рэббит не уничтожил больше ни одного города, пошли слухи, что именно Чарльз остановил его.
 
Спустя двадцать лет, правительство не смогло больше скрывать тайну о генной мутации, слишком много стало «мертворожденных» и обезьян в окрестных лесах.
 
Джо Рэббита все чаще стали считать героем, спасителем человечества, а Чарльза умалишенным фанатиком. Мнения на этот счет разделились практически поровну.
 
Через сотню лет охота на носителей мутировавших генов достигла такого масштаба, что империя и королевства распались, никому уже не было дела до политики.
 
Через три сотни лет человечество, за исключением Чарльза и Джо Рэббита, полностью вымерло, зато обезьяны научились размножаться самостоятельно.
 
 
Эпилог
 
Чарльз последнюю сотню лет пытался спасти культурное наследие человечества, он читал и переписывал книги, искал достаточно надежные носители информации, но не преуспел в этом. На его глазах книги ветшали и рассыпались, компьютеры и источники питания выходили из строя, в рабочем состоянии остались единицы.
После долгого перерыва к нему пришел Джо Рэббит.
- Все еще не разучился говорить за время моего отсутствия, Чарли?
- Я тренирую речь по несколько часов в день, Джо, видимо, как и ты.
- Да, приходится. Я бы не стал тревожить тебя по пустякам, не хорошо отрывать человека от столь важных дел, но послушай, что я скажу.
- Выкладывай.
- На днях я чуть не попал в волчью яму. Знаешь, такую дыру в земле три метра глубиной с кольями внизу. Ее сделали обезьяны. Похоже, Чарли, они начали умнеть. Здорово, не так ли. Может, мы сумеем дождаться, пока они эволюционируют обратно в людей? Вот только меня смущает, Чарли, что они пытаются меня убить. Интересно, кто я для них? Бог? Опасность? Еда? Завидуют они мне или боятся меня?
- Если повезет, ты сам сможешь у них спросить.