Белый сад

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2657
Подписаться на комментарии по RSS
Жили-были... Впрочем, нет, это не из той оперы... В смысле - не из той сказки. Н-да, давненько со мной такого не было... С самого позавчера.

Люди... и существа... добрые. Сушит-то как! Вы, того, сказку послушайте, да бросьте старику пару монет гривенных да серебрённых, ну и пивца кружицу поставьте, а он, старик, стало быть, сказку вам чудную расскажет. Собирайтесь, в общем, кружком да слушайте меня, старого.

***

Давно это было... Может быть, даже и год тому назад, а то и раньше. Жила себя девочка и звали её... Хм, как бы это так попроще?.. Ну, пусть будет Юля. Так вот, жила себя девочка Юля семнадцати лет и вёсен от роду. И знала Юля, что наш мир не столь прост, каким мы его видим. Так как-то случилось, что ей достались все-все-все неприятности её мира и даже чуточку больше. Или она только так думала? Нет, вряд ли. Она не была несчастной, но... она познала все трудности своего мира и времени. Как-то не очень хочется вспоминать все траблы и неприятности времён тех давних и непростых. С любимым своим она в ту пору как раз разругалась - он ей вдруг начал напоминать самого ненавистного человека этого мира. Родители её не понимали и, вероятно, глубоко достали. Друзья... А были ли у неё друзья?

И вот в один из таких же странных дней, когда хоть на Луну вой, но она, вот явление астрономическое, ушла за тучи, попала Юля в волшебный мир. Ну, не очень волшебный, а просто необычный.

Идёт, значит, Юля, по дорожке белыми шлакоблоками вымощенной, на ножке одной подпрыгивает, да песенку Rammstein`овскую напевает. Страна никак волшебная (необычная, по крайней мере) и проблемы все наши, мелкие да приземлённые, уже далёкими кажутся да несущественными.

Доскакала наша Юля по дорожке до прекрасного сада. Раскинулся этот сад в долине дивной красоты. Величественные деревья были окружены живым лабиринтом. Между цветками летали пчёлы, сад благоухал. Но что-то в нём было не так. Деревья, листья, цветы и кусты были словно вырезаны из бумаги. "Из рисовой бумаги!" - вдруг завопили, неизвестно откуда взявшиеся, японские корни. Всё было белоснежным и девственно-чистым, но вместе с тем правильным и естественным.

Юля, не спеша, спустилась в эту долину. Нет, это было неправильно. Ну, не могли эти листья быть бесцветными. Юля зажмурила глаза и коснулась одного из листков. Под её пальцами был самый обыкновенный лист, даже на ощупь чувствовалась какая-то "зелёность". Но, открыв глаза, она увидела, что лист по-прежнему бел.

- Кх-кх, - послышалось за спиной Юли.

Что же делать? Пришлось разворачиваться. За её спиной стоял высокий юноша в коричневой форме вольного торговца (интересно, а откуда она знала, что этот комбез - форма вольного торговца?)

- Дэйн, - представился юноша. - Дэйн Торсон. Ну, вот я и дождался свою Раэль Коуфорт.

- Юля… Просто Юля, - выдавила она из себя.

- Так значит не Раэль? – слегка разочаровался Дэйн.

- Не Раэль, - испуг ушёл и ситуация начинала веселить Юлю.

- Ладно. Жаль, конечно. Ну да ладно.

И вольный торговец поведал Юле, что поставлен охранять этот Белый Сад, пока не придёт прекрасная посланница иных миров и не вернёт Саду цвета.

- А зачем Саду цвета? Он и так красив.

- Возможно, он и красив, но он пуст. Каждый Сад это - зародыш нового мира, а каждый мир должен быть полноцветным.

- Так Сад не один?

- Нет, их ровно столько, сколько и миров. Каждый из них охраняется, и каждый ждёт такую же, как ты. Вот недавно мой друг Прайд дождался свою сокольничую Джоан, теперь его Сад – мир оазисов.

Юля взглянула на Сад:

- А?..

- Этот мир уже создан – просто вдохни в него душу.

- А что я должна сделать?

- Ну, это уже решай сама.

- Мне можно прогуляться по Саду?

- Твоё право.

И Юля пошла по узкой тропке среди величественных белых дубов, за ними был лабиринт розовых кустов (впрочем, тоже белых), за кустами был обширный цветник, у его края стоял павильончик-фазанник (такой она когда-то видела в Софиеевке), за приземистыми вишнями бил фонтанчик. Юля прикрыла глаза и представила себе весь этот мир в цвете.

И тут на неё словно снизошло озарение. Ну, конечно же! Как же нельзя было раньше догадаться. Решительным шагом она подошла к фонтанчику и опустила в чашу руки, отдавая своё терпение и усидчивость. Тут же прозрачная вода, играя всеми цветами радуги, побежала прочь из переливчатой перламутровой чаши.

- Хи-ги! – весело рассмеялась Юля. – Как всё просто!

Действительно всё было очень просто. Будущий мир впитывал в себя всё хорошее и цветное, что было в Юлиной душе. Редкие приятные воспоминания пошли на жёлтые, как само солнце, сердцевинки цветков клубники. Трудолюбие, которого в Юле было больше всего, пошло на зелень листвы и травы. Полупрозрачное творчество полностью ушло на синь небес.

- Хм, а я вижу у тебя всё получается, - заметил Дэйн, глядя на преображающийся сад.

Однако, юной богине не было дела до простого охранника. Это был её мир и он был готов вот-вот взорваться… в смысле – родиться. Впрочем, не только добрая часть души находила место в этом мире. Неисполненная месть вылилась на небо чернотой ночи, а угасающая злоба превратилась редкий колючий бурьян за живой оградой сада. Но разве много в ней было злобы? Так, на пару кустов сорняка.

Лёгким ветерком пробежала Юля по саду. Окинула взглядом свои новые владения и довольно улыбнулась:

- Вот!

Дэйн стоял у фазанника и тоже улыбался, но не довольно, а как-то хитро, прищуривая правый глаз.

- А когда же мой Сад станет новым миром? – в голосе Юли сплелись обида и ожидание. - У, охранник?

- Работа ещё не закончена.

- Что же не так? - взволновалась Юля.

- Вон те цветы, - Дэйн указал в самый угол сада.

- Это же лилии, они и должны быть белыми.

- Нет, правее. Вон те розы.

Юле было стыдно признаваться, но она не знала, как преобразить те розы. Или знала… но выталкивала это знание из себя.

- Ну, и что мне с ними сделать? Белые, кстати, тоже ничего.

Дэйн продолжал хитро улыбаться, сужая глаза, это начинало бесить:

- Юль, а ты попробуй отдать им любовь.

Дэйн начинал её раздражать. Нет такого понятия “любовь”, есть выгода, есть химия организма, есть месть, а любви - нет.

- Открывай новый мир, - в голосе юной богини послышались угрожающие нотки.

Дэйн, флегматично улыбаясь, подошёл к несчастным розам.

- Дело твоё, Юля.

И Сад превратился в целый мир. С глубоким синим океаном, высоким прозрачным небом, чёрной тропической ночью, которую пронзали стальные иголочки звёзд. Но в этом мире была и война (но только за Прекрасную Елену), в этом мире была своя Джульетта (она закололась на могиле своего возлюбленного), был свой Отелло (правда не мавр, а скандинав). Как это случилось? – спросите вы. Ведь Юля так и отдала розам свою любовь. Всё очень просто. Перед тем как окончательно оживить Сад и превратить его в Мир, Дэйн уколол белым шипом свой палец и выдавил на белый цветок розы несколько капель алой крови.

***

Спасибо Вам, благородный воин, благодарю и тебя, юный менестрель. О! Какая честь, баронесса! Благодарствую, благодарствую. Спасибо тебе, воительница. Прекрасная госпожа, благодарю. А ты, тварь эльфийская, да ты - с алебардой, чего не подаёшь? Инвалиду?!!

Конторе White Garden

и Юле, которой я не знаю.

А также той самой Юле,

17 лет от роду

(и чёрти-сколько лет тому)