Башня Нового Года

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2681
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Николай Мирошниченко (Пилигрим).
Все совпадения, которые внимательный чита-тель углядит в рассказе, целиком и полностью на его совести.

Автор не несет ответственность за любые здоровые и нездоровые ассоциации, возникающие при прочтении данного текста.

При написании рассказа не пострадал ни один Семецкий

 

Восемь. Число, вроде бы, не магическое и вообще ничем не примечательное. Но именно столько пар путников обнаружил ранний рассвет на пути к Цели. Они дойдут. Должны дойти. Хотя бы потому, что так хочет автор.

***

Утро занималось как-то лениво и нехотя. Первый яркий лучик скользнул по ручей-ку, вытекавшему из-под большого камня, и высветил парочку, заночевавшую под ним. Двое живых, предположительно доминантного пола, остановившихся на привал у холод-ного, как хрусталь, источника, вполне заслуживали того, чтобы быть описанными попод-робнее.

Первый был рослым детиной необъятных размеров, пельменем развалившимся на пушистом лапнике. Даже «безразмерная» жилетка, получившая в народе меткое прозвище «тысячекарманка», едва сходилась на его могучей волосатой груди, мерно вздымавшейся при каждом вздохе. Под жилеткой виднелась затасканная маечка, украшенная ярким ри-сунком: большеглазая девица с вытянутой в ударе ногой, и надпись «Battle Angel Alita». На раскрасневшейся ряхе, раскинувшейся от уха до уха субъекта, терялись старо-модные роговые очки.

Его напарник, с которым ему предстояло преодолеть последний переход до маги-ческой башни, был похож на него как слива на баобаб. Низенький, едва достающий ком-паньону до плеча, со следами недельной небритости на худощавой физиономии. Субъект был одет в клепаную куртку, количество железа на которой пригибало его к земле сильнее объемистого рюкзака, на шее таскал золотую цепь толщиной в палец, на которой болтался патрон от АК-74 и был обут в ботинки армейского образца. В упомянутом рюкзачке за его спиной отчетливо угадывались контуры помповухи.

-Ну что, - потянулся со сна первый, - поторопиться нам не надо?

-А куда нам торопиться, - флегматично-отстраненно ответил ему второй, - без нас все равно не начнут. Без нас недокомплект.

-И то правда, - радостно согласился его спутник, - но к Новому Году-то успеем, а, Фрол?

-А жизнь его знает, - отозвался тот, кого назвали Фролом. – Тут же тебе Средизе-мье, понимать надо. Как кольцо повернется, так Новый Год и наступит. Все равно же сне-га не дождемся, а игрушки на пальме развешивать придется. Хотя, - задумчиво произнес он, - к тому времени можем уже пальму с елкой и не различить… если постараться…

-А дорогу хоть ты до башни помнишь?

-Обижаешь, Эл, - отозвался Фрол. – Я тут еще год назад шел. Или два – это точно не знаю. Но помню как щас.

-Да уж, этого-то я и боюсь. Ты же сам Новый Год прошлый не помнишь, забыл, до какого состояния дожрался даже.

-Я был не пьян! - старательно ныкая от приятеля пустую фляжку, - встрепенулся Фрол, - я был просто чуточку брутален. Как обычно. Ну, или чуть больше – неважно.

- Тогда скажи – долго тут еще копыта волочить?

- Не-а, только лес этот перейти – всего-то делов!

-А кто живет в этом лесу? – деловито осведомился Эл.

-Да есть одни, - Фрол старательно сплюнул на траву. – Материалисты.

-Ой, материалисты, - голос Эла сразу потеплел. – Милые. Мы же их так славно по-гоняем, как в прошлый раз, помнишь?

- Угу, - решительно отозвался Фрол, - коваными сапогами. У меня даже для тебя запасные есть.

И, вооружившись необходимым снаряжением, сладкая парочка бесстрашно нырну-ла в лес.

***

Вторая маленькая группа, торопившаяся в этот момент к башне, была не менее ко-лоритна, нежели первая. Первый из странников был немолод, долговяз и сухощав. Ма-кушка, гладко выбритая на всем пространстве своей протяженности, героически побле-скивала в лучах восходящего солнца. В обеих руках он тащил по огромному брикету ма-кулатуры, состоявшей, главным образом, из изданий прошлого века. Его компаньон был его полной противоположностью – маленький, толстенький, с коротенькими пухленькими ручками и ножками, он был счастливым обладателем мясистого лица, отливавшего цве-том спелой свеклы, которое то и дело он утирал огромным цветастым платочком. Под мышкой он нежно, словно народное достояние, нёс бумажный пакетик, из которого веяло чем-то жутко аппетитным. За своим напарником пухлый явно не поспевал.

-Шевелись, давай, Пончик, - армейским императивом командовал долговязый. – Мы и так опаздываем к Новому Году!

-Череп, ну я же не виноват в том, что живу в Нижнем городище, тяжело дыша, от-вечал ему Пончик, - меня туда автор поселил, с женой, детьми и скверным характером, между прочим. А тебя отправил за мной

-Разговорчики в строю! - прекратил его тираду Череп. – А ну шагай веселее – ле-вой, левой!

-А правой хоть через раз можно? - боязливо спросил запыхавшийся Пончик, что-то запихивая на ходу в рот.

-Ну почему ты мне все время перечишь, - взорвался Череп, - дал же Бог напарнич-ка!

-Не Бог, а Вох, - осторожно напомнил ему Пончик, чем вмиг сбил весь пыл с воин-ственного компаньона. – А ты что, завидуешь? Хорошего человека должно быть много!

На это Череп не нашел, что ответить, и зло зашагал вперед. Пончик припустил вслед, комично перебирая коротенькими ножками.

-Ну погоди, - примирительно сказал он, догоняя Черепа, - ну, не сердись. Хочешь, я тебе подводную ложку подарю? Желтую. Будешь ее вместе с киндером в ванной запус-кать!

-Угу, - сквозь зубы процедил Череп, - после тебя ни в одной ванной воды не оста-нется – все расплескаешь, Архимед, шаххнуш тодд!.

-Да ты не боись, - повеселев, сообщил ему Пончик, - эта подлодка даже в граненом стакане плавает. Проверено!

***

Третьей парой, вышедшей к лесу, окружавшему башню, вряд ли заинтересовался бы даже самый внимательный наблюдатель. А зря. Ведь зачем-то ее автор в лес отправил – значит, надо было бы заметить. Первой шла молодая женщина, в которой явно угадыва-лась колдунья – с ног до головы она была увешана мешочками, веничками, бусинками и амулетиками. Длинные светлые волосы были перетянуты заговоренной ленточкой. Ее спутник был человеком и, на первый взгляд, вполне годился под определение «незамет-ный». Нестарый, маленького роста, с обширной плешью и бегающими глазенками, он был ходячим бедствием, в том смысле, что то и дело попадал в какие-нибудь приключения. Кто его только не пытался порешить. Его сжигали, топили, расстреливали, на него сходи-ли лавины и падали торты. Хоть бы что! Как с гуся вода. Единственное, чего действитель-но стоило бояться Михалычу (так звали этого занимательного человека), были ревнивые мужья, которые в один прекрасный день могли все же обломать ему все везение по самые помидоры.

Эта парочка тоже торопилась. Колдунье-то что – булькнула элексиру – и вся уста-лость долой, а вот Михалычу приходилось несладко:

-Ветточка, дорогая, - запыхавшимся голосом произнес он, - твой оборотень из меня всю душу вытряс. Зачем нам понадобилось ехать на этом страшилище?

-Ну, во-первых, это не страшилище, а всего лишь волк, - наставительно ответила ему колдунья. - Правда с окрасом я немного переборщила, в красно-оранжевый колер не-много ушло. А так – очень даже. И, во-вторых, - нам надо было успеть вовремя – вот и подъехали немного напрямик.

-Тебе легко говорить «подъехали», - жалобно отозвался Михалыч, - ты на нем вер-хом ехала, а я всю дорогу за хвост держался, по лесу волочился - все репейники в лесу со-брал.

-Ты что, - грозно сдвинула брови колдунья, - что-то имеешь против магии?

-Ты смерти моей хочешь, - слабым голосом проскулил Михалыч

-Ладно, - сжалилась Ветта, - держи. – Она протянула спутнику пузырек с неясной этикеткой, на которой угадывалось «tokaji». Тот осушил его залпом и просто-таки на гла-зах повеселел.

-А еще одного у тебя нет? – осведомился он, причмокивая.

-Будет тебе, алкоголик, - скептически посмотрела не него колдунья, - вот дойдем до башни – все там тебе будет – и девушки, и танцы, и пузырьки.

-Эх, ладно, - вздохнул с надеждой Михалыч, - главное – это в лесу твоих коллег по профессии не встретить – особенно Грея.

И с этими словами путники скрылись в чаще.

***

Четвертая пара, вышедшая к лесу примерно в то же время, по колоритности не ус-тупала всем остальным. Они только спустились с перевала и направлялись к зарослям терновника, росшим у края леса. Впереди, с гордостью императорского павлина, несущего свой пушистый хвост, вышагивал длинный как жердь субъект в черном балахоне. Лицо его разглядеть было трудно из-за прикрывающего голову глухого капюшона. Монах, од-ним словом. Впрочем, мирным его назвать было сложно. Под мышкой он волок за собой тяжеленный двуручный меч едва ли не полутораметровой длины, который явно был ему не по размерчику. Спутница монаха составляла с ним разительный контраст. Белоснеж-ные длинные волосы, миниатюрная миловидная фигурка и аккуратненькие ушки застав-ляли было принять ее за эльфа, однако озорные огоньки, плясавшие в ее огромных глазах, выдавали ее сущность с головой. Девчонка была перевертышем – существом, не склонив-шимся ни к Свету, ни ко Тьме.

-Наконец-то прошли перевал, - глубоко выдохнул монах, отшвыривая тяжеленную боевую железяку. – Как же он мне надоел, тащить его на себе всю дорогу. Все, завязываю с холодным оружием, перехожу на фаерболы и прочий огнестрел – все носить при себе проще.

-А не боишься, - хитро прищурилась на него девчонка, - что в лесу могу найтись дикие звери? Вот порвут на лоскуточки, смеху-то будет!

-А что, - угрюмо буркнул монах, опасливо глядя под темный свод чащи, - думаешь, у меня под балахоном все так смешно, как ты думаешь? Не надейся!

-Ой, никак, там у тебя все очень грустно? - не стала лезть в карман за словом пере-вертыш.

-Проверять будем после, ладно? – раздражительно бросил монах. – А теперь, мо-жет, мы определимся с дальнейшими стратегическими перспективами?

-Ну, если там будут дикие звери, - задумчиво проговорила Тэль (так звали девчон-ку), - то я им спою чего-нибудь. Идет?

-Может, лучше все же их мечом покрошить? – боязливо предложил монах. – Все гуманнее по отношению к ним будет

-Злой ты, - обиделась Тэль и насупилась, - вот найду в лесу сук и повешусь. По-смотрю, как вы без меня обойдетесь.

-Ты лучше головой об него постучись, - саркастически предложил было ей монах, но, увидев грозно сдвинутые брови, примирительно улыбнулся, - Шучу. Улыбка вышла жалкой, но Тэль смягчилась.

-Вот, скажу Элу, что ты материалист, - пообещала она, - он тебе по тыковке насту-чит. А я ему помогать буду – дело-то благое.

-Да уж, настучите. Если дотянетесь – выпрямился во всю длину монах, сложив на груди руки, - но спасибо за предупреждение, выломаю по дороге дубинку. Ну что, идем?

Продолжая перебрасываться колкостями, и эта парочка нырнула в лес.

***

Далеко не все странники решились провести до башни в человеческом обличии – больно уж опасное и трудное это дело. Некоторые довольно вольготно чувствовали себя в облике сумеречном.

Ветви раздвинулись, и на опушку внезапно метнулся темный силуэт. При ближай-шем рассмотрении тень оказалась красавицей-пантерой, черной, как смола, с горящими желтыми глазами. Следом за ней на поляну, аккуратно, но неуклюже перебирая лапками, выбежала смешная пародия на грациозного зверя – маленький пушистый котенок. Комич-ности персонажу добавляла половинка арбуза, которую он успешно приспособил под кас-ку.

-Багира, - мяукнуло пушистое недоразумение, - погоди, я спешу за тобой следом, но… не успеваю!

-Да жду я, жду, мяукнула пантера, нежась под редкими лучами солнца, проникав-шими на поляну. – А ты что, боишься остаться один?

-Я никого не боюсь, - обиженно засопел котенок, ударяя себя в грудь маленькой лапкой, - даже котофобов. Я сильный, очень сильный. И злой.

-Злой, злой, - добродушно усмехнулась Багира, - но только очень легкий. Вот ска-жи, зачем ты тогда в арбузы полез?

-Я не полез, - виновато шмыгнул носом котенок, - меня туда уронили. А, вот, ты, вместо того, чтобы зубоскалить, лучше бы стишок какой обо мне или о Новом Годе сочи-нила бы. Все польза была бы.

И он резво засеменил к противоположному краю опушки.

***

Последняя пара, приближавшаяся в этот час к лесу - на этот раз с юго-запада - ни-чем не выделялась среди обычных дорожных путников. Два молодых парня, возможно, и не братья, но чем-то неуловимо похожих друг на друга. Один, тот, что постарше, был чуть светлее. Одет он был в просторный халат с темной накидкой, подпоясанный легким куша-ком. В разговоре он немного «гэкал», что, впрочем, через несколько минут становилось уже почти незаметно. Второй, тот, что потемнее, был облачен в неприметную черную джинсу. На шее болтались какие-то кабалистические амулеты, но ни одного боевого на виду не было. Приятели о чем-то оживленно спорили.

-Ну посуди сам, - кипятился Светлый, - третий вагон уже мы с тобой грузим. Тре-тий. И, заметь, чем грузим – тяжеленными фолиантами. А ведь некоторые аж по сорок ки-ло – мало не покажется. И мы с тобой все это должны складировать

-Ага, - в тон ему поддакнул Темный, - при этом первые два у меня, дома, в прихо-жей стоят – ну разве это дело? И еще каждый день норовят, лишенцы, заскочить на ми-нутку, рассказать что-нибудь об этих фолиантах. Хорошо, если не пересекутся между со-бой – тогда кранты, сцепятся так, что хоть святых выноси. Можно подумать, мне все это в кайф.

-Точно, - отозвался Светлый, - ты готовься, в этот раз совсем беспредельщики по-шли – фолианты и по 50, и по 60 кило. Ну ни стыда ни совести у живых.

-Я скоро по-узбекски ругаться начну, вот на таких, - он запнулся, подбирая слово, и нашел его очень кстати, - графоманов, - смачно проговорил Темный.

-Может, это… по-узбекски не будешь, - опасливо поглядел на него Светлый. Давай по-украински, чтоль – у нас что ни слово, то перл. Теперь, после последних событий, столько новых слов появилось – только успевай запоминать. А, вот, с узбекским у меня что-то нехорошее будет получаться. Народ не поймет.

-Домовылысь, - отозвался темный, - но одно слово я тебе все-таки расскажу. – я всем его рассказываю.

И, расхохотавшись, приятели продолжили свой путь.

***

Когда монах и девчонка-перевертыш, продравшись сквозь крайние ветви кустов, вышли из леса, на поляне, у самой башни, уходящей в заоблачную высь, уже комфортно расположились два главных врага вселенского материализма. С визгом «Фрол!» Тэль рва-нула к обладателю клепаной косухи, а монах с Элом замерли друг напротив друга. С ми-нуту они буравили один другого тяжелыми взглядами исподлобья.

-Ну, здравствуй, Странник. Давно не виделись, - первым нарушил молчание Эл.

-И тебе привет, - в тон ему отозвался монах, откидывая с лица тяжелый капюшон.

-Ты все же пришел. Не ожидал

-Да, пришел, и ждал ты, или нет, для Вечности значения не имеет, - глухим голосом ответил Странник.

-Я смотрю, ты оставил по пути свой меч, - полуутвердительно произнес Эл.

-Мирному путнику нечего бояться на своей дороге, - спокойно ответил монах. – А здесь у меня врагов нет, так ведь? – он бросил выразительный взгляд на груду боевых диадем, посохов, магических запонок и заколдованных пряжек, валявшихся рядом с Элом.

-Это? – с усмешкой посмотрел на это добро его собеседник, - это так, по мелочам. По пути нам пришлось немного потоптать материалистов – последнее слово Эл произ-нес, прищурив глаз на монаха.

-Жаль их, - задумчиво пробормотал монах, доставая из рукава четки, - от них ниче-го не осталось?

-Нет, конечно, турбо-сапоги с заклепками нас еще ни разу не подводили. А ведь нам еще не попались на дороге мизантропы – вот уж веселья было бы!

-Мизантропы?

-Ну да, их еще называют homo-фобами, не встречал таких? – его взгляд, которым он буравил Странника, стал еще подозрительнее.

-Нет, - скроил рожу чайником монах, - никогда не встречал, впервые слышу про та-ких.

Слегка напряженную ситуацию разрядило появление еще двоих персонажей - Че-репа с Пончиком. Пончик то и дело падал, и тогда его напарнику приходилось подталки-вать его ногами. Впрочем, на скорости передвижения это сказывалось явно в лучшую сто-рону – катиться кубарем, при такой-то комплекции, было не в пример удобнее.

Если монах из этих двоих был определенно больше рад видеть Пончика, то Эла ку-да больше воодушевило появление долговязого Черепа. Тот сгрузил на траву груду маку-латуры и вальяжно махнул рукой Элу – «разбирай». Того дважды уговаривать не при-шлось, и он стал распихивать ее по карманам. Две пачки ему даже пришлось засунуть за пазуху, после чего он стал сильно смахивать на набитого соломой Страшилу.

-А что, - прервал его мародерство Череп, - вас только четверо?

-Почему же четверо, - отозвался Эл, не прекращая своего занятия, - еще Косой с Лисенком пришли.

-Да ну, - оживился Череп, - Рыжик тоже здесь? И где они?

-Понимаешь, - замялся Эл, - они там, вдвоем, в овраге…

-А понимаю, - кивнул Череп, - молодость, молодость…

-Если бы, - вздохнул, поправляя очки, Эл, - ты же знаешь Косого – один ветер в го-лове. Он неожиданно обнаружил тут у клевера галлюциногенные свойства и утащил Ли-сенка с собой - пробовать.

-Мда, - сверкнул стеклышками очков Череп, - тогда им и вправду лучше не мешать. А то еще примут за розового слона – по полю загоняют…

В это время из лесу к башне выбралась Ветта, тащившая за собой Михалыча, кото-рый яростно вытряхивал из-за шиворота репейник. На руках колдунья несла яростно мяу-кавшего котенка, который все норовил поправить сползший на глаза арбуз. Шествие за-мыкала Багира. Одновременно с ними с пригорка спустились братья, так и не переставшие оживленно болтать.

-Ну что, все в сборе? – спросила Багира, окидывая внимательным взглядом всю че-стнyю компанию. Мр-р… М-м-можно начинать?

-Почти все, - отозвался монах, все это время живо обсуждавший с Пончиком про-блемы ношения деревянных медалей, в чем оба изрядно поднаторели, - во-он их еще не хватало.

Проследив за его рукой, все увидели выходящего из-за ближайшего дерева парочку – парня и девушку, которые до этого стояли незамеченными в тени. Парень держался за руку свой спутницы и попеременно краснел и бледнел, всё норовя спрятаться за спиной у девушки.

-Вот теперь действительно все, - кивнула в ответ колдунья и махнула рукой, - мож-но начинать! Новый Год на подходе!

С этими словами вся разношерстная ватага дружно обступила башню по кругу. Каждый пришедший приложил ладонь к ее теплой каменной поверхности и почувствовал, как она задрожала в ответ. Изнутри полился ровный яркий свет. «Начинаем», - скомандо-вала колдунья. Все произнесли по одному слову из заклинания, и только произнеся все слова, можно было это заклинание сотворить. Первой начала волшебница:

«zaveta» - и первый солнечный зайчик побежал от ее руки по стене к вершине башни

«Anitra» - и второй резво последовал за ним

«HeavenHell» - вот и третий.

«Арина»

«Аватарка»

«AlexEr»

«Михаил Хвостиков»

«Daniel»

«Флореан Гейер»

«Скаерман»

«Borey»

«TheDarkOne»

«Dr. Zloy»

«Шагрон»

и, наконец, «Пилигрим»

С последним словом заклинания стены башни раскрылись, и волна света поглотила стоявших вокруг нее живых, закружила, понесла вверх. Мягкий женский голос зазвучал в ушах:

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МИР ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬЕВА!»

«С НОВЫМ ГОДОМ, ДРУЗЬЯ!!!»

Автор: Николай Мирошниченко (Пилигрим).