Антинаучная фантастика

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2667
Подписаться на комментарии по RSS
 
 
Первая межзвездная научно-разведывательная экспедиция была близка к абсолютному триумфу. Пять лет назад она отправилась с Земли в систему Тау Кита на борту экспериментального космического аппарата «Академик Мстислав Келдыш» с целью отыскания жизни за пределами Солнечной системы. И вот, позавчера зелено-голубая планета отыскалась. «Келдыш» наматывал вокруг нее виток за витком, опускаясь на все более низкую орбиту. Моря и горы, участки растительности и реки безымянной пока планеты проплывали по экрану установленного в кают-компании монитора.
Перед экраном собрался научный состав. Собственно, экспедиция в первую очередь была разведывательная, и лишь затем научная, поэтому ученых на борту было лишь двое. Академик Юрий Павлович Седов лучился счастьем, его и без того мощную грудь распирало от гордости, а «козлиная» бородка от избытка эмоций даже вытянулась вперед, напоминая таран древнегреческой триеры. Именно он, в свое время, настоял на отправке экспедиции к Тау Кита, одержав верх над сторонниками гипотезы о наличии жизни на ближайшей к Земле Альфе Центавра.
- Итак, коллега, – Юрий Павлович обратился к Виктору Ивановичу Рюмину, своему другу и извечному оппоненту, - перед нами несомненные доказательства существования органической жизни на этой чудесной планете.
- Еще раз вас поздравляю, Юрий Павлович, разделяю ваше мнение, что условия здесь благоприятны для возникновения жизни, но хочу предостеречь от поспешных выводов. К примеру, как и прежде, позволю себе высказать сомнения в наличии на суше живых организмов. Планета еще слишком молода, чтобы формы, основанные на фотосинтезе, успели насытить ее атмосферу кислородом в достаточной для того степени.
- Помнится, дорогой Виктор Иванович, неделю назад вы вообще заявляли, что мы найдем здесь горячую планету, даже не наделенную гидросферой. Между тем, к примеру, вот этот океан, - Седов ткнул пальцем в экран монитора, - свидетельствует о том, что ваша оценка возраста звездных систем по цветовой яркости центрального тела не более точна, чем оценка возраста человека по наличию седых волос или плешивости.
- Помилуйте, Юрий Павлович. – Рюмин был уязвлен. - Да, я мог ошибиться с возрастом системы, но не на миллиарды же лет. А ведь вы не будете отрицать, что для зарождения живых организмов, способных обитать на суше, нужен срок, исчисляемый именно такими категориями. Кроме того, масса данной планеты мала. Я оцениваю ее примерно в половину массы Земли. А это значит, что планета могла развиваться при более низкой температуре в своих недрах, как в период ее формирования, так и при последующем радиоактивном разогревании и, следовательно, могла быстрее остыть. Но даже временных поправок на этот фактор, недостаточно для вывода о населенности суши планеты биологическими организмами. Извините, сама мысль об этом попахивает фантастикой, причем фантастикой антинаучной, граничащей с бредом.
 - Если бы не моя антинаучная фантастика, дражайший Виктор Иванович, нас с вами здесь бы не было, - Седов торжествующе улыбнулся и указал на экран монитора, – посмотрите на эти массивы зелени. Сложно судить издалека, но, полагаю, что это ни что иное, как леса папоротников и плаунов. Думаю, планета сейчас на стадии Девонского периода эволюции жизни на Земле. А значит, мы все-таки встретим здесь аэробную фауну, даже на суше. И если эволюция жизни на этой планете идет по земному пути, то, возможно, мы будем первыми людьми, увидевшими доисторических рептилий и зверорептилий.
- Да что же такое творится, а? – взорвался Рюмин. - От ученого вашего масштаба слышать такую ересь? Это же позор на мою седую голову! – он запустил пальцы в свою мощную шевелюру, будто стремясь вытряхнуть оттуда упомянутый им позор.
К зевакам из числа членов экипажа корабля, подошел капитан «Келдыша» Аристархов.
- Давно спорят? – спросил он у старшего матроса Голи, понизив голос, чтобы не быть услышанным учеными.
- По-моему, уже двое суток, – ответил Голя также тихо. – По крайней мере, я не заставал их за другими занятиями.
- Кто побеждает?
- Не знаю. Не понимаю и половины из того, что они говорят. Вот, когда только открыли планету, они откуда-то достали бутылку водки, нализались и чуть было не подрались на радостях. Если б подрались, уж тут бы я точно поставил на бородатого.
Аристархов представил себе дерущихся ученых и улыбнулся в свои густые усы.
- Ну а сам-то ты что думаешь, Голя, водятся на планете зверушки?
- А кто их знает, капитан? Водятся, наверно, какие-нибудь тараканы. Люди их уже три тысячи лет истребить не могут, значит, они самые живучие и могут водиться где угодно. Ну, или блохи. Представляете, когда я уходил в эту экспедицию, по моей домашней кошке прыгали блохи. В двадцать пятом веке. Так что, как я разумею, космос этим тварям точно не помеха.
 Капитан снова улыбнулся и, отдав Голе команду подготовить экипаж к приземлению, подошел к спорившим ученым.
- Господа, штурман ведет аппарат на посадку, - обратился он к ученым. - Прошу вас занять места в своих каютах.
- Хорошо, капитан, - ответил Седов, вставая с кресла, – надеюсь, вы учли наше пожелание начать исследование с летней освещенной стороны планеты. И имейте в виду, что, судя по относительно небольшой массе планеты, верхние слои атмосферы здесь более плотные, чем на Земле. Учтите при посадке.
- Да-да. И не забывайте по возможность землетрясений в месте приземления. Судя по приличному уровню вулканической активности, они здесь не такая уж большая редкость, - добавил Рюмин.
И они пошли в свои каюты, по пути продолжая свой спор.
- … масса атмосферы здесь должна быть меньше чем у Земли, что ускорило ее образование.
- Не забывайте, что и площадь планеты меньше земной, что не могло не сказаться негативным образом на скорости выделения атмосферы…
 
«Келдыш» приземлился в долине, обрамленной с одной стороны густым лесом, похожим на тропические джунгли, с другой -  холмами, покрытыми травянистой растительностью. Сбор и анализ проб забортного воздуха занял сутки. Все это время видеокамеры выводили происходящее за бортом на монитор в кают-компании, около которого, по настоянию Седова, дежурил сменный наблюдатель, чтобы не пропустить возможное появление представителей фауны. Иногда, в перерывах между проведением анализов, к монитору прибегали Седов и Рюмин и оживленно спорили.
- Таких растений на Земле не наблюдалось никогда. Во всяком случае, это не папоротники и не плауны, как вы предполагали раньше, Юрий Павлович. Это осложняет проведение параллелей на вехи земной эволюции, - утверждал Рюмин.
- Пока вы делаете выводы на основе своих визуальных наблюдений, мой анализ химического состава воздуха показал наличие в последнем семнадцати процентов кислорода при одной десятой процента углекислого газа, - парировал Седов. – Что вы на это скажете, уважаемый Виктор Иванович?
- Скажу, что отношение кислорода к углекислому газу несколько меньше, чем на Земле и, тем не менее, я удивлен вашими данными. Впрочем, их недостаточно, чтобы делать вывод о пригодности атмосферы для дыхания. Срочно иду заканчивать бактериологический и радиационный анализы.
- Я вам помогу, мне уже не терпится высадиться и пощупать этот дивный мир руками.
После окончания анализа проб воздуха капитан Аристархов объявил общий сбор в кают-компании.
Первыми пришли Седов и Рюмин и в ожидании остальных, конечно же, начали обсуждать важные научные вопросы.
- Признаю себя полным ослом относительно своих утверждений о составе атмосферы, Юрий Павлович, но, хоть убейте, не могу найти места в экосистеме этой планеты организмам сложнее примитивных беспозвоночных, хотя даже и тех мы за сутки непосредственного наблюдения не увидели ни разу. Эта планета, как я и утверждал ранее, еще слишком молода.
- Дорогой Виктор Иванович, вы из тех людей, которые не поверят в существование динозавров, пока не окажутся в их пасти. Впрочем, вы правы. Думаю, что динозавры здесь уже уступили место первым млекопитающим.
- Ну, это уже слишком! – вскипел Рюмин. – Даже антинаучная фантастика должна иметь свой предел!
- Успокойтесь, дорогой Виктор Иванович, я шучу, - Седов похлопал коллегу по плечу, - про млекопитающих – просто шутка.
Тем временем, кают-компания наполнилась людьми.
Совещание открыл Седов.
- Господа, прежде всего, позвольте поздравить нас всех с открытием первой планеты, пригодной для жизни людей. Анализ проб воздуха показал, что атмосфера по составу сходна с земной и полностью пригодна для нашего с вами дыхания. В высокогорных районах нашей родной планеты люди дышат и менее качественным воздухом. Собственно, цель нашей разведывательной экспедиции достигнута. Для углубленного исследования планеты необходима организация полноценной научно-исследовательской экспедиции, снаряженной оборудованием и укомплектованной специалистами разного профиля. Мы вправе вернуться домой. Но, вдумайтесь, сколько лет мы можем сэкономить для науки, если сегодня высадимся на поверхность планеты, соберем образцы флоры и, если повезет, фауны, возьмем пробы грунта, а если найдем пресный водоем, то и воды? И неужели никто не хочет сделать первый шаг по планете, которую в скором времени, может быть, колонизуют наши потомки?
- Юрий Павлович, – капитан Аристархов прервал его речь, – за безопасность экспедиции отвечаю я. И, прежде всего, я хочу услышать, смогу ли я обеспечить безопасность людей вне аппарата. Что ждет нас снаружи?
-  Судите сами, голубчик, - Седов поспешил успокоить капитана, – состав атмосферы, температурный режим, радиационная активность находятся в рамках допустимых отклонений от земных условий. Ветер слабый, запыление в пределах нормы, сейсмическая активность на данный момент отсутствует. Бактериологической угрозы нет. Мы не измеряли озоновый слой, но, учитывая количество свободного кислорода в атмосфере, полагаю, он достаточен, чтобы защитить нас от ультрафиолетового излучения звезды. Вывод: опасность минимальна.
- А все ли знает наука? Нет ли здесь неизвестных науке вирусов, бактерий или излучений? Как насчет динозавров, о которых вы бесконечно спорите? Мы не готовы к встрече с ними. Наши скафандры достаточны для защиты от любых вредных воздействий, но никто не проверял их на зубах динозавра. А ведь в них мы не сможем пользоваться огнестрельным оружием, они конструктивно к этому не приспособлены.
- Я полностью поддерживаю Юрия Павловича, - возразил Рюмин. – И чтобы доказать безопасность высадки, готов в одиночку и без защитного снаряжения выйти на поверхность и провести на ней, ну, допустим, час. Уверяю вас, несмотря на смелые гипотезы моего уважаемого коллеги, динозавра или хотя бы то, что я не мог бы раздавить ногой, я не встречу.
В кают-компании наступила тишина. Ученые были похожи на детей, у которых забирают любимую игрушку. Пятнадцать умоляющих взглядов членов экипажа впились в капитана. Он знал свой экипаж - плевать они хотели на науку. Ступить на землю после пяти лет космического плавания – вот предел мечтаний.
- Хорошо, - принял решение Аристархов, - будем надеяться, наука знает все. Голя, готовь команду высадки. Шесть членов экипажа и оба ученых. Я в составе. Ты - тоже, потом расскажешь своей кошке о космических блохах. Экипировка – космические скафандры, холодное оружие. Готовность – тридцать минут.
Выходя из кают-компании, в общем гуле оживленных голосов, он слышал громкий радостный голос Седова за спиной: «Ничего, голубчики, гравитация здесь процентов семьдесят от земной, так что при желании рекорды по прыжкам побьете даже в скафандрах».
 
Через сорок минут восемь землян, одетых в тяжелые скафандры, стояли на поросшей неизвестной травой поверхности новой планеты, освещаемой чужой звездой. Легкий ветер качал макушки трав и шевелил кроны деревьев неведомого леса. С разными чувствами и настроениями они покинули успевший стать им домом корабль, но сейчас все в равной степени были приятно ошеломлены торжественностью момента.
Капитан Аристархов первым пришел в себя и огляделся вокруг.
«Ну, что ты там говорил про блох и тараканов, Голя?» - раздался в наушниках переговорных устройств его голос. Все посмотрели в сторону, куда был направлен его взгляд.
- Фантастика антинаучная! – воскликнул Рюмин.
- Согласен, коллега, полный бред, - растерянным голосом произнес Седов.
За холмом, в пятидесяти метрах от них, скрытые рельефом от видеокамер «Келдыша», стояли пять четвероногих рептилий, высотой в два человеческих роста. На спине каждой рептилии сидело по два самых обычных человека, одетых в ладно скроенные куртки и юбки из хорошо выделанной кожи, вероятно, тех же рептилий. В руках люди держали луки и копья. Судя по наконечникам стрел и копий, в этих местах человек разумный уже научился обрабатывать металл.
- В чем-то мы с вами серьезно просчитались, дорогой Виктор Иванович.
Один из аборигенов что-то крикнул. Словно по команде, стрелы взмыли в воздух, а рептилии, оскалив зубастые пасти, скачками понесли своих всадников, размахивающих копьями, к незваным гостям.